Глава 2

ПИРАМИДЫ И ГЛАВНОЕ ЧУДО СВЕТА

О самых грандиозных сооружениях древнего мира и в наши дни складываются легенды. Числовая мистика, связанная с самой большой пирамидой Хуфу (Хеопса), стала модой с легкой руки Джона Тейлора, книгопродавца в Лондонском университете, которого почему-то стали считать позднее профессором. В 1859 году он издал книгу "Великая пирамида: для чего и кем она построена?" В ней утверждалось, что Великая пирамида (высота ее около ста пятидесяти метров) никогда не была гробницей. Ни наличие погребальной камеры, ни саркофаг не убеждали Тейлора в том, что там кто-то был похоронен. Он считал, что в этом памятнике материализованы "основы математических и геометрических знаний, дабы навеки сохранить их". С этой целью ему пришлось изобрести "пирамидальный дюйм", который отличался от английского всего на одну тысячную, а также "пирамидальный локоть", равный 25 "пирамидальным дюймам" (и 25,025 английским). Эти "чисто египетские" меры длины позволили их изобретателю доказать, что саркофаг никогда не был саркофагом, а является прообразом английской меры зерна, объем ее равен четырем английским квартерам (290,94 литра). Его последователь Чарлз Смит, шотландский астроном, взял на вооружение эти единицы длины, но помимо них придумал еще и старинный мирской локоть языческого Египта (20,7 английских дюймов), а так же "священный локоть иудеев" (25,025 английских дюймов). Его познания в области астрономии позволили ему с помощью новых единиц измерения, которые якобы знали древние, установить, что периметр пирамиды дает число дней в году, а высота пирамиды - расстояние до Солнца.

Его земляк и ученик Уильям Питри, сначала инженер, а впоследствии серьезный египтолог, застиг некоего Глоувера на месте преступления: почетный доктор проник в погребальную камеру Великой пирамиды специально для того, чтобы сточить рашпилем выступ в стене и добиться его точного соответствия "пирамидальному дюйму". К этому времени Питри был уже главным оппонентом Смита. Прирожденный аналитик, он развенчал всю числовую эквилибристику, с которой некогда начинал сам свой путь в египтологию. Однако на смену ей пришли в разных странах новые системы. Никто из их создателей чаще всего даже не упоминает сорок других пирамид Египта, занимаясь лишь самой известной, самой большой из гробниц, чаще всего применительно к единицам измерения, принятым в их странах, и прежде всего - к метрическим.

Между тем, как свидетельствуют папирусы, античные и арабские авторы, фараонов занимали в основном чисто прозаические проблемы. Так, они не особенно надеялись на стражу (пирамиды сооружались еще при их жизни). Опыт показывал, что грабителям удавалось найти с ней общий язык. Поэтому вход в погребальную камеру внутри пирамиды закрывался большим камнем-замком. Он держался на опорах. После погребения эти опоры устранялись, замковый камень опускался, наглухо закрывая проход к саркофагу и сокровищнице. Выход в коридор также перекрывал большой камень. Люди уходили из пирамиды по колодцу, который засыпался землей, накрывался каменной плитой, во всем подобной соседним. Жрецы, в свою очередь, заботились о магических средствах защиты- ее связывают иногда с излучениями, с загадочным "ореолом неприкосновенности", с эманацией, способной даже убить человека, проникшего в святая святых. Некоторые из исследователей гробницы Тутанхамона действительно погибли - уже в наши дни. Проклятие фараонов стало явью. У трагических событий в гробницах всегда находится реальная земная причина. (Однако пирамиды охраняют астральные сущности - и они действуют необнаружимо, хотя внешне кажется, что их нет вовсе.)

В нубийской пустыне в пятидесятых годах нашего века археологи нашли двадцатиметрового каменного сфинкса. По приставной лестнице они пробрались в его чрево. Там были полые камеры. Полые, но не пустые. С изумлением и страхом увидели они вот какую картину: с каменного потолка свисали витые кожаные петли, а в них - высохшие остатки человеческих ног с берцовыми костями. Здесь было мрачно и сухо. Некоторые ученые решились спуститься вниз, на самое дно каменного чрева... Они поминутно натыкались на человеческие скелеты, вокруг белели черепа. Здесь, вероятней всего, некогда подвешивали за ноги грабителей могил фараонов. Вполне возможно, здесь же нашли смерть и создатели сфинкса, одного из нескольких, известных ученым. На вопрос, чему улыбаются сфинксы, получен наконец ответ.

Арабский историк аль-Масуди (IX век) рассказал о посмертных страхах пирамид. Одну из пирамид охраняла статуя, высеченная из гранита. Ее оружие напоминало копье, на лбу ее - змей, готовый кинуться на любого, кто приблизится. Страж другой пирамиды был высечен из черного и белого оникса, он метал из глаз искры, сидел на троне с копьем. Если кто-то приближался раздавался глухой звук, и пришелец падал мертвым. Еще одна статуя обладала такой силой, что могла сбить с ног любого.

Аль-Масуди называли арабским Геродотом. Этот авторитет пишет также о духах, охранявших пирамиды: юноше с длинными зубами; обнаженной женщине, насылающей болезни; старце, размахивающем огнем в сосуде, похожем на кадильницу. Кстати, во время путешествия самого Геродота по Египту, примерно через два тысячелетия после строительства главных пирамид, некоторые из них еще не были ограблены.

Поражает свидетельство аль-Масуди о "нержавеющем металле", спрятанном в пирамидах, и "гибком стекле". Историк приводит свидетельство о постройке первых пирамид (не известных пока нам) еще до потопа. За триста лет до стихийного бедствия Сурид, владыка Египта, увидел сон: земля залита водой и люди беспомощно барахтаются в ней и тонут, а с неба падают звезды. Он созвал жрецов, и те предсказали, что страну постигнет великое бедствие, но впоследствии земля снова будет приносить хлеб и финики. Властитель решил построить пирамиды, а пророчества жрецов начертать на больших каменных плитах. Клады, ценные вещи, свидетельства о достижениях наук и искусств он укрыл во внутренних помещениях пирамид. Там же остались тела его предшественников. До самого Нила проложены были подземные ходы.

Вряд ли можно догадаться, кто этот Сурид, построивший две первые пирамиды. Можно лишь обратиться к текстам Платона, который писал, что Египет был колонией атлантов. Может быть, весь рассказ аль-Масуди относится к метрополии атлантов? Затем он мог быть перенесен в Египет заодно с обычаем строить пирамиды.

Арабский ученый Ибн Баттута в XIV веке назвал даже имя бога, вдохновившего строителей и ставшего главным зодчим грандиозного проекта:

"Пирамиды воздвигнуты Гермесом, чтобы сберечь произведения искусства и науки и другие достижения во время потопа". Бог-олимпиец Гермес ведет свою родословную не из Эллады, он был хорошо известен в Малой Азии, а в Риме почитался под именем Меркурия, покровителя торговли. Тем не менее отцом его считался сам Зевс, глава греческого пантеона. Его мать Майя - дочь Атланта. Считался вестником богов, покровителем путников, проводником душ умерших. И кому как не ему, вестнику богов, предстояло принять участие в судьбах цивилизации накануне потопа?

Несусветная древность - но с суперсовременными достижениями и технологиями!

Нашлось место и для записей об удивительных свойствах растений, сведений о счете, измерениях, родословных богов и богинь, о всех областях знаний.

Понятно, что спустя тысячелетия ни арабские историки, ни даже авторы египетских папирусов ни за что не сумели бы разобраться в истории Атлантиды и ее владений, - и все было отнесено к временам фараонов, тоже уже ставших наполовину легендой.

Полупризрачная пока еще история Атлантиды позволяет все же перебросить воображаемый мост через Атлантику - и этот логический мост ведет нас не только к американским пирамидам, но и к третьей версии их строительства. Известный немецкий географ и путешественник Александр Гумбольдт в 1807-1834 годах создал тридцатитомное сочинение "Путешествие в равноденственные области Нового Света", где и изложена эта третья версия. Вот что произошло в Америке. Обширные земли там населяли великаны. Через 4008 лет после сотворения мира произошел потоп. Великаны погибли или были превращены в рыб (возможно, в амфибий). Только семь из них спаслись в пещерах. Когда вода спала, один из них, по имени Шельхуа, отправился в район Чололлан и в память о горе Тлалок, где он спасся в пещере с шестью братьями, построил пирамиду. Кирпичи для нее по его приказу делали люди, они же передавали их из рук в руки, построившись цепочкой. Боги с пневом взирали с небес на пирамиду, чья вершина должна была уйти за облака. Потом метнули на нее небесный огонь. Судя по развалинам, по занимаемой ею площади она превосходила пирамиду Хеопса, самую большую из египетских пирамид исторического периода.