Удуль, удули (uduli, с. 234) - вино. Заглянем в словарь Даля (I, с. 503): "Кто много пьет, особенно воду, квас, надувается питьем". Пример Даля неуклюж. В народе чаще говорят: дуть вино, воду, квас. И это выражение особенно часто распространено именно у вятичей, в их землях. Только язык ванов-урартов дает возможность понять, почему глагол "дуть", относящийся к ветру, оказался связанным (через "удуль"!) с питьем кваса, воды и вина.

Другое древнее слово - пили, пиль (pili, с. 238), означающее "водопровод". Русские глаголы "поить", "пить", существительное "поилка" того же рода. В последнем случае добавлено лишь оформление на конце слова.

Ти (ti, с. 240) - "присвоить". Но в выражении "присвоить себе" звучит так: "тивли". Обычные правила перехода "в" - "б" и "л" - "р", хорошо известные лингвистам, дают русский глагол "тибрить" в значении "воровать". Фасмер отмечает: "темное слово" (IV, с. 55), отрицая родство с готским "тивс" "вор". Напрасно! Этот древний корень вошел как в язык готов, так и в язык ванов. Недаром же у готов засвидетельствован культ асов (Иордан), а ваны обменивались с асами заложниками!

Бар (bar, с. 235) - сказывать. В словаре Даля найдем "тарыбары" - беседы, разговоры, россказни. Хорошо известна народная форма "тарыбары-растабары". Здесь корень "бар" удваивается, что подчеркивает длительность, большую продолжительность "беседы". Нельзя пройти мимо этой черты нашего языка: вместо множественного числа употребляется часто повтор. Мы говорим "годы и годы" вместо "много лет", "учиться и учиться" вместо "долго учиться" и так далее. Точно так же говорили ваны из Урарту. И точно так же писали, правда, клинописью, удваивая число клиньев вместо множественного числа!

Еще раз вспомним урартский корень "мас" в слове "масинь" - великий. Слова "мощь", "мощный" Фасмер объясняет ссылкой на "мощи, останки святого" (II, с. 668). Но чудодейственное и недавнее рождение церковнославянского слова в этом случае и многих других - под пером людей, для которых история русского языка начинается с эпохи христианства - ничего не объясняет, а лишь ставит вопросы, которых иные толкователи даже не замечают. Ибо "мас" ванов и формы, подобные "масинь", с учетом перехода "с" в шипящий согласный (вспомним немецкое "шнее" и русский "снег"), и дают впервые возможность объяснить не только происхождение русских слов "мощь", "мощный", но и церковнославянских "мощей"! "Останки святого", так и не осмысленные Фасмером, означают всего-навсего "великие".

Русское слово "корец" не следует путать с "иноземным ковшом" (у Фасмера найдем обязательные почти всегда посторонние влияния - в случае "ковша" литовское и немецкое. Разумеется, Фасмер не знал ничего о русах Фракии, которые подарили это слово феннам-прибалтам и немцам). Форма ванов - корец! Это урартский карас.

Ушинили (с. 234) - так неуклюже записывается ассирийскими клиньями глагол "строить" и слово "выстроенный". Конечно, нужно переводить не с английского, а с языка ванов-урартов. Тогда окажется, что и сам перевод вовсе не нужен, ибо язык ванов-урартов - это и есть язык вятичей. Что касается "ушинили", то это хорошо известное русское слово "учинить", которого, по-видимому вовсе не знает Фасмер.

Уши, уж (с. 234) переводится как "этот". И одновременно дается и другое толкование: частица, выражающая превосходную степень. Ответ можно найти опять только в языке вятичей. Восклицания "уж!", "ух!" отлично передают именно превосходную степень.

Тзурин (с. 130) - ругать. Точный перевод клиньев: журить!

Я сознаю, что мне не удастся под видом статьи опубликовать полный урартско-русский словарь. Могу, однако, заверить историка и любознательного читателя: почти все корни урартов и их слова вместе со многими грамматическими формами (иным бывает порядок слов) совпадают с корнями русского языка и диалектных слов, унаследованных от ванов-вятичей. Совпадают, несмотря на сложность передачи живых звуков речи с помощью ассирийской клинописи. Конечно, многое портят идеограммы - знаки, обозначающие целые понятия. Но то, что записано фонетически, подтверждает сказанное о родине ванов-венедов, об их дальних миграциях на протяжении тысячелетий, о создании ими государств и цивилизации от Ванаана (Ханаана, "в" - "х", где погребения, по Гаркави, свидетельствуют о тождестве этих известных имен) до верховьев Дона и Оки, от Галлии и Адриатики до Гималаев и Тибета с его мифической Шамбалой (ибо Джапо, глава и учитель Шамбалы - это Дажбо, или Дажьбог ванов, ушедших на восход солнца, а многие памятники Парфии сходны с памятниками ванов).

Что же помешало при рассмотрении ванской проблемы нашим востоковедам и языковедам, оперировавшим морфемами, склонениями и спряжениями почти всех языков, усмотреть хотя бы тень сходства с русским? Ответить нелегко. Может быть, истина в том, что, кроме арамейского, арабского и вообще восточных языков, а также и западных, нужно было еще знать русский*. [* Элементы "би", "бие" принимаются И. И. Мещаниновым (с. 130) и другими авторами за окончания глаголов. Это, однако, местоимение "вие", "бие" ("ве"). Древнерусское "ве" (писалось с ять) означает: мы (оба).]

Археологи в Армении предпочитают умалчивать о многочисленных находках в шестидесятых - семидесятых годах именно славянских черепов на территории Урарту - во всяком случае, в последнем 20-томном издании "Археологии СССР" об этом нет ни слова, правда тщательно скрыта.

Констатацией этого факта я хочу завершить этот раздел, который я писал с мыслью о божественных ванах создателях государств и цивилизаций.

АРИИ МОНГОЛИИ И АСГАРД

Родину ариев чаще всего ищут в Причерноморье. Интересные находки обнаружены в северном Причерноморье археологом Ю. Шиловым, и в своей монографии "Прародина ариев" он не без оснований именно этот регион с его курганами считает исконно арийским (Прародина ариев. Киев, 1995, с. 29-50 и далее). В тоже время он как бы останавливается перед загадкой Трипольской культуры с ее широкими временными горизонтами, открытыми в глубь времен.

В талантливой книге историка и писателя Ю. Петухова вводится понятие циркумпонтийской зоны, дающее автору ключ к интересным обобщениям (Петухов Ю. Д. Дорогами богов. М., 1991). Таинственные пока северные земли и пути ариев ищет - и находит - историк Н. Гусева. Поразительную интуицию проявил историк А. Платов, исследователь рунических знаков, сумевший увидеть сквозь угловатую вязь письменных знаков ариев уже нашей эры запечатленные в них символы движения из глубины веков (Платов А. В., 1998, с. 32-36).

Автору этих строк Причерноморье видится под углом зрения тысячелетних переселении, следы которых ведут почти во все регионы Европы и во многие концы Азии. Может быть, именно это позволило найти нечто исключительное - почти буквальное сходство монгольских и исландских рун. Это, однако, особые руны, которые можно назвать рунами богов. Они и в самой деле, как будет ясно, надеюсь, из последующего, отображают самые глобальные понятия, которые можно угадать, связать с ними разве что на основе мифологии.

У меня нет сомнений в реальности почти фантастического маршрута ариев из Монголии в Скандинавию. И речь идет не только о Скандинавии. Можно предсказать вероятность будущих находок монгольских арийских рун почти во всей Европе.

Символы и знаки Монгольского Алтая, захоронения Северного Алтая в России, скандинавские источники и мифы составляют вместе единую цепь поразительных событий в Ойкумене, которые в сказочной форме отражены, например, в преданиях о Шамбале. Но сведения о Шамбале гораздо моложе и, что самое главное, они вторичны. Сначала был вечносияющий Асгард с его дворцами и золотой рощей Гласир, воплощенный в постройках Копетдага скифского периода. Но до этого Асгарда, созданного скифами, основавшими Парфию в первом тысячелетии до нашей эры, была страна богов или, точнее, обожествленных предков. И это было первым воплощением Асгарда. Время - второе тысячелетие до нашей эры. Место - Алтай.

Спустя примерно два тысячелетия арии придут в Тибет, а еще позднее именно здесь будут искать - но безуспешно - светозарную Шамбалу, вопреки путешественнику и историку Г. Ц. Цыбикову, ничего подобного не увидевшего на этом обширном нагорье. Шамбала для него - это некая духовная общность буддистов, которых ожидает упорная борьба с "неверными". Тибетское воплощение Шамбалы, судя по всему, пока не состоялось, не обнаружено. Даже оккультные источники не дают и намека на ясный ответ. Тибетские племена кянов могли трансформировать сюжет об Асгарде. Но спустя много времени после второго воплощения Асгарда, не говоря уже о первом.