Алиса подняла руку и я вытащил из ножен Звездный меч. Но прежде чем я успел сделать хоть один шаг, ведьма-ламия убила первого, пронзив его грудь когтями и разорвав глотку второй рукой, окропив кости Моргана свежей кровью.

Я замахнулся на второго, Звездный меч глубоко вонзился в доспехи на его шее. Он закричал и упал на спину. Краем глаза я увидел как Грималкин расправилась с третьим магом своими ножами.

Однако, в момент когда я бросился на четвертого мага, он исчез. Мы боялись этого - один маг мог успеть сбежать.

Мое сердце рухнуло в пятки. Сейчас он может попытаться противостоять магии Алисы; он сможет затруднить ее попытки закрыть портал, через который скоро прибудет Голгоф.

Я повернулся к ней.

- Ты все еще можешь закрыть портал? - спросил я.

Алиса нахмурилась и закрыла глаза, пытаясь сконцентрироваться.

Затем она широко открыла глаза и посмотрела на меня покачав головой.

- Слишком поздно! - крикнула она. - Голгоф уже приближается.

Я услышал как Дженни вскрикнула от страха, а потом земля под нами начала трястись. Пыль и мелкие камни посыпались сверху, мозаичный пол в некоторых местах пошел трещинами.

Словно какое-то огромное существо из недр земли пыталось вырваться из-под земли - что-то похожее на вартека. Я пожелал чтобы это действительно был лишь один огромный вартек. Но это было что-то намного хуже.

- Круглый Каравай находится на лей-линии, не так ли? - спросила Дженни, а ее голос дрожал от страха.

- Даже на нескольких линиях, - ответил я, догадываясь о чем она думает.

- Значит ты можешь позвать домового!

Я покачал головой.

- У домового нет шансов против Древнего Бога. Он уничтожит его, это нам ничем не поможет.

В воздухе чувствовался холод и наше дыхание начало оставлять пар перед нами; сердце словно застыло в моей груди.

Я сразу вспомнил свою последнюю встречу с Голгофом. Когда он приближался, я тоже почувствовал похожую встряску, словно из-под земли пыталось вырваться какое-то огромное существо, а затем сильный холод. К счастью, как я и сказал Дженни, Голгоф был пойман внутри пентаграммы; несмотря на все его приказы освободить его я смог противостоять им и отправить его назад во тьму.

Но сейчас свечи в отмеченных точках пентаграммы не горели; не было магического круга чтобы удержать его. Ничто не сможет сдержать Древнего Бога. И он мог появится в любой момент.

Владыка Зимы обладает силами, способными принести в наш мир новый Ледниковый Период; он был идеальным союзником для Кобалос и их бога, Талкуса. Он может превратить нас в лед в мгновение ока. Мы не смогли бы противостоять ему. Звездный клинок не сможет защитить меня от такой силы. Нашей единственной надеждой была Алиса, но она не успела закрыть портал и не дать Голгофу прийти в наш мир. Теперь нельзя было надеяться даже на ее магию.

Внезапно все фонари погасли и нас поглотила ужасная темнота. Затем все замерло и к нам заговорил Голгоф.

- Пять глупцов прячутся передо мной, и пятеро из них сегодня умрут.

В ответ на это, Грималкин заговорила голосом полным ненависти и вызова.

- Ты был слишком глуп, и выбрал неверного союзника. Твое время почти закончилось. Когда Талкус падет а город Кобалос станет руинами, тебя постигнет та же участь. Ты будешь существовать лишь в кошмарах детей.

- Какие высокомерные слова, из уст ведьмы. Через мгновение ты будешь мертва. Я уничтожу вас всех!

Внезапно комната частично начала освещаться. Дженни удалось зажечь свой фонарь и я увидел что по полу ползет иней, направляясь к нам. Холод усиливался. Я задрожал, больше от страха чем от холода.

- Как хорошо, что так много моих врагов собралось в одном месте. Я убью вас, одного за другим. Ты умрешь последним, Уорд. Твоя ученица будет первой!

Когда Голгоф произнес последнее слово, мышиные волосы Дженни вдруг покрылись инеем. Она закричала и уронила фонарь, но он все еще освящал эту страшную сцену.

Я знал, что любая попытка вмешательства приведет к моей гибели, но Голгоф собирался убить меня в любом случае. Я должен был что-то сделать.

Но затем, среагировав намного быстрее чем я, Мэг направилась на звук голоса из темноты. Ее ноги были словно в тумане, и она едва успела пройти половину расстояния до Бога Мясника, но это отвлекло его от Дженни.

Мэг мгновенно покрылась белым льдом; он заморозил ее. Затем, после щелчка, ее тело рассыпалось на кусочки. Я едва с трудом успел понять, что произошло, когда Алиса встала между Дженни и голосом из темноты, защищая ее от злобы Голгофа.

Мне стало страшно за нее. Она станет следующей, кто умрет. Одетая в зеленое и коричневое, с изумрудное застежкой которая держала ее волосы над головой, она сияла красотой. В мгновение ее кожа сморщится от холода и ее кости станут настолько хрупкими, что сломаются как веточки. Несмотря на ее могущественную магию, она была смертной; на не смогла бы устоять против гнева одного из Древних Богов.

На лице Алисы четко выражался гнев. Несмотря ни на что, она была готова сражаться. Она подняла руки вверх и начала воспевать. Искры заплясали на кончиках ее пальцев. Затем она швырнула молнию света в темноту, прямо в нашего врага и я услышал крик, переполненный гневом и злобой.

Я был поражен. Алиса причинила боль Голгофу? Она такая сильная? У нее был шанс на победу?

Но ответ Голгофа не заставил на себя ждать. Алиса упала на колени и все ее тело мгновенно покрылось инеем. Из темноты на нее уставилась пара огромных, красных, наполненных злобой глаз - глаз Древнего Бога.

Алиса была повержена. Какие шансы у не были против такой древней силы? Я дрожал от волнения. Но что я мог сделать? Никто не мог спасти ее.

Впрочем, я крепко сжал Звездный меч и шагнул вперед. Голгоф не использовал магию; он использовал часть своего бытия холод был его частью, и Звездный меч не мог защитить меня от него. Я почувствовал как он пробирается в мои кости. Я хотел побежать к нему, но я лишь пошатнулся, понимая что все кончено. Мы все должны были там умереть.

Холод усиливался. Я втянул воздух носом, и он опалил мои ноздри и обжег горло. Алиса уже стояла на коленях, закрыв лицо руками.

- Нет! - раздался яростный голос, и внезапно Грималкин побежала вперед в сторону гневных глаз, метнув в них свои ножи. Она двигалась с непревзойденным изяществом убийцы, как и всегда, но мужество которое всегда даровало ей победу, в этот раз могло привести ее лишь в верной погибели.

В мгновение ока она стала белой с ног до головы и остановилась на полу пути. Мое сердце едва удержалось в груди, когда она застыла как дерево; в момент, когда ее руки, голова и часть тела упали на землю, она разбилась на кусочки не было; только белые фрагменты, которые были льдом. Ее плоть, кровь и кости были заморожены таким сильным холодом, что стали ломкими.

Когда Голгоф окончательно покинет это место, эти фрагменты растают и пропадут, как и Морган. Я вынужден был признать, что Грималкин погибла.

Глава 35. Заплаканный мальчик
Изображение к книге Армия Тьмы (ЛП)

Томас Уорд


Я с тоской смотрел на это. Грималкин была ведьмой, но она так же была моим другом и союзником. Мы многое пережили вместе, и я чувствовал потерю всем своим сердцем.

Именно тогда я услышал музыку; внезапно меня наполнила надежда, это была высокая, тонкая мелодию, которую играли на флейте: музыка Пана.

Внезапно Пан материализовался справа от нас, купаясь в ярко-зеленом свете; он сидел на полу, прислонившись спиной к стене, одетый в одежду сделанную из листьев, травы и коры. Он был очень бледным, но кроме заостренных ушей, ничем не отличался от человеческого мальчика. Затем я обратил внимание на его босые носи с длинными ногтями, которые свернулись в спирали.

Алиса говорила мне что Древний Бог не рискнет сразиться с другим богом - но Пан пришел, чтобы защитить ее.

Флейта у его губ была похожа на обычные тростинки, но музыка была необыкновенной; он заколдовал животных, которые явились вместе с ним: кролики, зайцы, мыши, горностаи, хорьки и белки прыгали вокруг него. Мелкие птицы кружились над головой, хлопая крыльями. У него на плече примостился белый голубь.

Пан улыбался, выглядел совершенно безмятежным и уверенным в себе. Он пришел, чтобы сразиться с Голгофом.

Я задумался над тем, кто из этих Древних Богов окажется сильнее.

Я быстро заметил что лед начал покрывать ноги Пана; звери вокруг него начали покрываться инеем. И мне показалось, или музыка действительно стала тише?

Алиса отползла к стене. Голубь с плеча Пана упал на землю и разбился о пол словно стеклянный кубок. Музыка прекратилась, и Пан выронил трубку, протянув руку к мертвой птице, его лицо исказилось от горя. Другие небольшие птицы начали падать одна за одной, ударяясь о пол и разбиваясь на кусочки белого льда.