У них был могущественный новый бог, Талкус, который родился, чтобы они могли пойти войной на земли людей.

Кроме того, он привлек на их сторону других Древних Богов.

Наиболее грозным союзником Кобалос является Голгоф, Владыка Зимы, который разделяет их любовь к холодным землям; он бог, который угрожал навести на мир новую эпоху льда и снега, создать новый Ледниковый Период. Эти боги, и Кобалос и их боевыми существами образуют темную армию, с которой мы столкнулись.

Когда мы приблизились к замку, нас вежливо встретили, наших лошадей накормили и напоили. Им как-то нашли места в переполненной конюшне. Замок был заполнен. Другие правители привели своих воинов, чтобы объединится общей целью и противостоять атаке Кобалос, и каждому полагались свои покои. Потому меня с Грималкин и поселили в маленькой комнатке южной башни.

В нашей комнатке было две узких кровати. Я была благодарна за это, потому что во сне Грималкин могла быть ужасающей. Иногда она кричала в агонии или произносила какие-то гневные слова на незнакомом мне языке; самое страшное из всего, это то, как она скрипела зубами и рычала сквозь них.

Время шло медленно, и я хандрила в своей комнате, делая записи о том что произошло, продолжая писать в записной книжке Тома. Иногда, нарушая скуку, я отправляюсь пройтись по холодному, свежему воздуху, прогуливаясь в пределах двора. Я хотела исследовать территорию за двором, но солдаты разбили там лагерь, и там очень шумно, я стараюсь избегать их.

Гримлкин все время проводит у постели Тома, но когда я попыталась увидеть его, она не пустила меня в комнату.

Затем, на третье утро, она пришла ко мне и сказала что Том пришел в сознание и желает со мной поговорить.

Так что это будет моей последней записью в его тетради.

Я счастлива вернуть ее ему, и думаю о том, что будет теперь. Он захочет вернуться домой? Я очень на это надеюсь. Я собираюсь узнать это.

Глава 3. Фермерский мальчик
Изображение к книге Армия Тьмы (ЛП)

Томас Уорд

Алиса повернулась и улыбнулась мне. Мы только что приготовили двух кроликов на углях нашего костра. Мы наслаждались уже готовым мясом, практически тающим во рту.

Я улыбнулся в ответ. Она была очень симпатичной девушкой с карими глазами, темными волосами и высокими скулами. Легко забывалось то, что ее обучала ведьма, которую называли Костлявая Лиззи. Но мы только что пережили страшную угрозу из тьмы и Алиса помогла мне - и вместо того, чтобы посадить ее в яму, Ведьмак дал ей еще один шанс. Я пригласил ее погостить у своей тети в Стаумине, на западе Графства.

Мы покончили с кроликами и сидели в тишине. Это было комфортное молчание, где не требовалось разговаривать. Я чувствовал себя расслабленным и счастливым; было приятно сидеть рядом с ней и смотреть на тлеющие угольки костра.

Но внезапно Алиса сделала нечто странное. Она нагнулась и взяла меня за руку.

Мы все еще не говорили, но просидели так очень долго. Я посмотрел на звезды. Я не хотел прерывать все, но во мне смешалось слишком много всего. Я левой рукой держал ее правую руку, и чувствовал себя виноватым. Я чувствовал, словно держу за руку тьму - Ведьмаку бы не понравилось это.

Нет способа уйти от правды. Вероятно, что в один день Алиса должна стать ведьмой. Именно тогда я вспомнил что мне сказал о ней мама - она всегда будет чем-то посередине, ни полностью хорошей, ни полностью плохой.

Но разве это не о всех нас? Никто не идеален.

Так что я не убрал руку. Я просто держал ее за руку, и часть меня наслаждалась этим, чувствовала себя комфортно после того что произошло, пока другая часть чувствовала вину...

Мгновением позже, я понял что лежу в постели. Мое сердце превратилось в камень.

Я грезил о том, что случилось годы назад, в первые месяцы моего ученичества.

Я наслаждался этими моментами с Алисой, но сейчас я вспомнил недавние события. Наша тесная дружба длилась последние годы и я действительно любил ее - Алиса положила всему конец. Она предала меня, и сбежала с магом, Лукратом. Боль была такой же свежей, как в момент когда я осознал это.

Алиса стала ведьмой. Она ушла во тьму. Я потерял ее навсегда.

Я посмотрел на слабый солнечный свет, пробивающийся в комнату и поежился. Они до сих пор не вернули мне одежду, и я был укутан в шерстяные мантии, я покинул постель впервые с тех пор как пришел в себя. В очередной раз я вспомнил внезапную боль, когда сабля вошла в мою плоть; я вспомнил как погружался в мрак смерти.

В животе болело и пол был холодным. Колени дрожали когда я нетвердым шагом направился к окну и посмотрел вниз.

Этот замок принца Станислава, из Полызни, был его самым северным владением. Грималкин уже говорила мне, что с защитой у него будет плохо. Она словно пыталась придраться ко всему. Я пытался оставаться спокойным в ее присутствии, но чувствовал горечь, из-за того что она манипулировала мной, привела меня в эти северные княжества, не посвятив в свои планы, не сказав что я буду сражаться с Шайкса. Ее планы привели к моей смерти.

Я посмотрел в окно на армию, которую создавали стражники принца в голубых жакетах и других воинов из северных княжеств, граничащих с территориями Кобалос. Я видел лишь часть их лагеря из окна. Дым от костров поднимался коричневой дымкой, он повис над лугами между замком и лесом.

Подкрепление должно было прийти от Германских королевств на юге. Нам пригодится каждый человек, который способен сражаться, но даже этого не будет достаточно.

Где-то за рекой Шанна, в двух часах на севере, находятся наши враги – армии Кобалос, в множество раз превосходящие наши силы. Они могут напасть в любой момент.

Они жестокая раса нечеловеческих существ, и их новый бог Талкус увеличил силы их магов и разжигает эту войну. Он сейчас самый сильный объект тьмы. Вот почему я позволил Грималкин привести меня сюда чтобы собрать информацию, которая может помочь нам в будущих сражениях против этих существ, до того как они продвинутся к морю и станут угрозой для Графства.

Мы уничтожили Дьявола лишь для того, чтобы найти кого-то похуже на его месте.

Вслед за пророчеством мегуви, священникам которые служили правителям княжеств, тысячи вооруженных людей собрались под замком, чтобы я повел их в бой, потому что я сумел одержать победу над убийцей Шайкса, убившим немало умелых воинов. Но я ведьмак, а не принц. Я не хотел вести их на смерть.

На мое лицо падали лучи солнца; я чувствовал их тепло через стекло. Но я знал, что за стенами сейчас прохладно – скоро придет зима. Я хотел отправиться домой, пока погода не ухудшились, и не сделала это невозможным.

Дни становились короче, и через несколько часов солнце зашло. Я не был рад ночи. Тьма наполняла меня тревогой. Звук скребущейся мыши под полом заставлял мое сердце биться с удвоенным темпом, нервы сдавали. Мое ученичество постепенно позволило мне не обращать внимания на страхи, но тогда все эти усилия словно сошли на нет, я словно забыл обо всем чему меня учил мой учитель.

Как я смогу работать ведьмаком в таком состоянии? Сколько времени должно пройти прежде чем я смогу вернуться к полноценному физическому и психическому состоянию? Может я и правда умер? Иногда мне все казалось нереальным. Я должен был коснуться холодных стен или деревянной двери в комнате, чтобы почувствовать что они действительно настоящие. Я находился в мире, или я страдал в темноте?

Усилием воли я заставлял себя не думать о таком. Грималкин говорила мне, что я и правда был мертв – но если и так, я ничего не мог вспомнить об этом.

В момент, когда я нанес удар, принесший мне победу, я понимал что Шайкса хочет ударить меня саблей. Я попытался увернуться. Я бы мог это сделать – я должен был избежать этого рокового удара – но нижняя часть моего тела была словно парализованная.

Я помню ощущение страшной боли, затем я посмотрел вниз, и увидев саблю понял что не смогу выжить от такой раны. Мне было холодно, тело онемело, стало жутко страшно. Я не хотел умирать.

Грималкин считала что против меня использовали темную магию. Она подозревает в этом Лукраста, и думает что он вернул меня к жизни после смерти – крылатое существо, которое вырвало меня из моего гроба, было его творением. Я был зол, и вспомнил как одержал над ним победу но пощадил. Зачем я так глупо поступил! Я сражался с Лукрастом в его башне и победил. Его магия не сработала против меня, пока я сражался Звездным мечом, который выковала для меня Грималкин.

Так что же изменилось?

Я никогда не видел чтобы Грималкин выглядела так тревожно. Это было несомненно потому, что Звездный клинок не смог защитить меня от темной магии – она несомненно рассматривала это как свой личный провал. Она не привыкла к тому, что что-то идет не по ее замыслу и тревожит ее.