Я полагал, что в этом был смысл.

— Почему, ты думаешь, твоя Мисс Уайльд всегда флиртует с тобой? Она, вероятно, пытается немного тебя приободрить. Довольно славно в ее стороны, если ты меня спросишь.

Страшная мысль пришла мне в голову.

Она со мной переспала только потому, что жалеет меня? Из жалости?

Это казалось вполне вероятным. Она молода, эксцентрична, привлекательна, многие парни ее возраста явно к ней неравнодушны. У нее был огромный выбор, и, возможно, она уже выбрала мужчину в баре Мэтта до того, как встретила меня вчера вечером. Мысль о том, что она была со мной только из милосердия, потому что я выглядел замкнутым и одиноким, заставила меня чувствовать себя ужасно.

— Кроме того, все выглядит так, будто ты ей нравишься, — добавил он, не подозревая о моем внутреннем смятении.

Я надеялся, что он был прав. Она, в конце концов, назвала меня и красивым и …, как это? Безумно горячим? Это не похоже на жалость. Плюс, у нее был оргазм.

Это было важно для меня. Я был в восторге, зная, что она наслаждалась происходящим в ее постели. И, поскольку это был лучший секс в моей жизни, я не хотел быть эгоистом. Я просто никогда не был с женщиной, которая так охотно показывала мне, как доставить ей удовольствие. Я никогда бы не понял этого сам, и я, конечно, никогда бы не набрался смелости спросить ее.

— Вернись, братишка, — театрально прошептал Мэтт, выдергивая меня из моих мыслей.

— Что?

Он уставился на что-то позади меня, и я, как идиот, повернулся в сторону его взгляда и увидел бредущих по тротуару Мисс Уайльд с двумя подругами, которые болтали и смеялись.

За два месяца я ни разу не видел ее за пределами университета. Теперь же, когда я с ней переспал, я вижу ее на следующий день? Вселенная явно против меня.

Я что-то сказал, сам толком не понял что именно, и повернулся назад к Мэтту.

— Ты только что сказал «дерьмо»? — Засмеялся он.

Я? Я едва узнаю себя.

Я наклонил голову, жалея, что у меня не было меню, чтобы скрыться за ним. Я услышал, что Мисс Уайльд смеется всего в нескольких футах позади меня, ее смех послал покалывания вверх и вниз по моему позвоночнику.

Пожалуйста, не замечайте меня, пожалуйста, не замечайте меня.

— Стивен!

Конечно. Почему я даже не попытался скрыться?

Я был ошеломлен яркой улыбкой, которую она мне подарила. Была ли она на самом деле рада меня видеть? Мои глаза пропутешествовал по ее телу, одетому в рубашку с длинными рукавами, которая так обтягивала ее, что можно было различить форму ее сосков. Под мышкой она держала свернутый спортивный коврик, а в руке какой-то напиток со льдом. Я снова посмотрел в ее лицо и со смущением понял, что был пойман за тем, как глазею на нее словно дегенерат. Мои щеки вспыхнули. А она просто шире улыбнулась и подмигнула мне.

— Профессор Вортингтон, — услышал я свое бормотание.

— Ну, Стивен, кто твои друзья? — Спросил Мэтт так, будто еще не знал.

— Мисс Уайльд это мой брат Мэтт. Мэтт это Мисс Уайльд, — сказал я монотонно, стараясь не смотреть на них, пока они пожимали друг другу руки.

— Приятно наконец-то познакомится со знаменитой Мисс Уайльд. Я много о вас слышал.

Интересно, а сколько дают за братоубийство? Конечно, судья будет снисходителен, если я покажу ему видео ослиного поведения Мэтта.

— Я знаменита? — Удивилась она. — Тогда мне срочно нужно заиметь проблемы с алкоголем и завести сумасшедшего поклонника.

Мэтт рассмеялся.

— А кто эти две милых дамы? — указывал он на ее подруг.

— София Перес и Меган Уилсон, — представила она своих спутниц. — Девочки, это мой профессор по литературе Стивен Вортингтон и его брат Мэтт.

Я изучал лица ее подруг, пытаясь увидеть, вызвало ли мое имя у них какую-нибудь реакцию, которая показала бы мне о том, рассказала ли им Мисс Уайльд о нашем свидании вчера вечером или нет. На их лицах были нейтральные улыбки, и я выдохнул с облегчением. Они, казалось, ничего не знали обо мне.

— Приятно познакомиться, — сказал я, пытаясь быть вежливым.

— Да, очень приятно, — напевал Мэтт, обращаясь к высокой девушке с рыжими волосами. — Меган, верно?

— Да, — ответила та, со скучающим видом.

— Чем вы занимались? — Спросил он тем же голосом, которым несколько минут назад говорил с официанткой.

— Попробуйте угадать, — девушка кивком головы указала на коврик для йоги в своих руках и посмотрела на Мэтта, как на полного дурака.

Я воспользовался представленной возможностью, чтобы украдкой посмотреть на Мисс Уайльд, которая все еще улыбалась и потягивала свой напиток. Вид ее губ вокруг соломинки вызвал в моей голове картинки из прошлой ночи, и я быстро отвернулся.

— Нам нужно идти, — сказала девушка по имени София. — Мы опоздаем на наши послеобеденные занятия.

— Да, ты права. Было здорово увидеть тебя снова, Стивен, — произнесла Мисс Уайльд.

— Э, ну, да, здорово, — пробормотал я, борясь с желанием стукнуться головой об стол.

Дурак, дурак, дурак.

Она усмехнулась и на секунду коснулась моего плеча. Прикосновение заставило меня вздрогнуть, как будто меня ударило током. Я посмотрел на своего брата, пытаясь определить, заметил ли он, что я сейчас выставил себя полнейшим кретином. К счастью, он был занят, разглядывая подругу Мисс Уайльд.

— Увидимся в пятницу, — попрощалась Мисс Уайльд и повернулась, чтобы уйти.

— В пятницу, — отозвался я эхом.

— Приятно было познакомиться, — сказала она Мэтту.

— Мне тоже, — ответил он, все еще пытаясь завладеть вниманием ее подруги. — Хорошего дня, Меган.

Та же только тряхнула своими длинными волосами и пошла дальше, не удостоив моего бедного братца даже взглядом. Они втроем шли по улице, и я обнаружил, что смотрел на попку Мисс Уайльд. Я вдруг понял, что свесился со стула, пристально наблюдая за ней, поэтому снова сел прямо. Огромная усмешка нарисовалась на лице Мэтта.

— Итак, не твой тип, а? — Спросил он.

— Нет,— пробормотал я.

— Мне она не показалась раздражающей. Вообще-то, мне она показалась довольно-таки милой.

— Я догадался.

Именно в тот момент официантка принесла наш заказ и напитки, и на сей раз Мэтт не флиртовал с нею. У меня было довольно хорошее предположение относительно того, почему он хотел избавиться от нее как можно быстрее.

— Тебе нужно приударить за ней, — сказал он.

Единственное, что мне нужно сейчас ударить, так это тебя, мой дорогой сводный братец.

— Она — моя студентка, Мэтт. И она мне даже не нравится.

— Полная чушь. Ты практически пускал слюни. И если это не был трах глазами, тогда я не знаю, что это было.

— Этого не было, — произнес я твердо, хотя не имел ни малейшего понятия, что такое «трах глазами».

— Знаешь, она с тобой делала тоже самое. Ты ей нравишься.

— Нет,— настаивал я. — Я слишком стар для нее. И как ты говоришь, безумно скучный. Давай оставим это, пожалуйста?

— Я просто констатирую факты. Этот небольшой фейерверк может оказаться тем, что доктор прописал, чтобы реанимировать тебя. Если ты вообще когда-либо был живым, — добавил он шепотом.

Я вздохнул и начал есть свой сэндвич, который был отвратительным.

Мисс Уайльд готовила лучше.

— О, и мне действительно понравилась ее подруга Меган. Ты сможешь достать мне ее номер? — Спросил нетерпеливо Мэтт.

— Я думаю, что это будет переходом всех границ.

Что я уже и сделал.

— Кроме того, тебе она нравится только потому, что не тает перед тобой как большинство женщин, — добавил я.

— Да о чем ты? — Удивленно поинтересовался он. — Я думаю, что это будет забавно поухаживать за ней. Немного преследования сделает мою жизнь интересней.

— Ну, я не буду спрашивать у Мисс Уайльд номер ее подруги, поэтому ты должен найти какой-нибудь иной способ поухаживать за девушкой, — сказал я, сделав глоток.

— Ухаживать? Чувак, в каком веке ты живешь?

— Кто бы говорил. Ты говоришь как в фильме 80-х, когда называешь меня «чуваком».

— Ох, мгновенный ответ, — захихикал он. — Думаю, Мисс Уайльд хорошо влияет на тебя.

Я глубоко сомневаюсь в этом.

— Возможно, мне следует найти девушку Меган на Facebook и послать ей сообщение? — Размышлял он.

— Ты думаешь, она есть там?

Мэтт посмотрел на меня.

— Все есть там.

— Меня нет.

— Все, кто не использует авторучку, чтобы сделать запись.

— У меня есть компьютер!

— Допотопная модель. Это даже не ноутбук, — он покачал головой. — Во всяком случае, я должен непременно связаться с ней. Как ее фамилия?

— Я не скажу тебе, если ты собираешься написать что-то непристойное.

— Я не буду.

— Почему я не верю тебе?

— Пожалуйста, я клянусь, я не буду писать ничего оскорбительного. Мне нравится эта девушка.

— Ты знаешь ее две минуты.

Он выглядел таким жалким в своей попытке сделать щенячьи глазки, что я понял, как много это значит для него. Кроме того, я не думал, что у него были хоть какие-то шансы, когда увидел ее реакцию на него, так что я решил, что если скажу ему ее фамилию, то это не принесет никому никакого вреда.