Тэйт зашевелилась.

– Малыш… – пробормотала она. Ее слова прозвучали приглушенно из-за подушки.

– Я хочу тебя, – прошептал, стягивая с нее простыни. Затем накрыл ее задницу ртом и прикусил.

– Джаред! – взвизгнула Тэйт, резко обернувшись. – Что…?

Она замолкла, когда я продолжил покусывать и целовать, после чего ее голова опустилась на подушку.

– Ты уже проснулась? – поддразнил я. Уверен, она по голосу услышала, что я улыбался.

Тэйт втянула воздух через зубы, ее тело напряглось, то ли от удовольствия, то ли от боли.

Я получил свой ответ, когда она внезапно заворочалась. Мне пришлось отстраниться, чтобы избежать удара, когда Тэйт приземлилась на пол.

– Это щекотно, – пискнула она. – И страшно.

В животе словно бабочки запорхали, и я рассмеялся.

– Я же тебя не укусил. По крайней мере, не сильно.

Взгляд Тэйт опустился на мою эрекцию. В ответ я приподнял брови. Она выглядела так мило, подобрав колени к груди, опираясь на руки, и смотрела на меня с таким выражением, будто вот-вот убежит.

– Ты об этом позаботишься, или как? – я указал на свой член, нарочно стараясь вести себя нагло.

Что я могу сказать? У нас с Тэйт своеобразная прелюдия.

Поднявшись с пола, она взяла белую простынь и укуталась в нее.

– Моя задница – запретная зона, – решительно заявила Тэйт, глядя на меня своими огромными голубыми глазами, полными страха.

– Запретная зона?

– Да. Руки – ладно. Но не рот или… – она запнулась, указывая на мое тело, – все остальное. Понял?

Я ухмыльнулся, дразня ее злорадным взглядом.

– Что же еще я могу с тобой сделать там?

Тэйт задумчиво опустила глаза, подвигав губами влево-вправо.

Я хохотнул, слез с кровати и надел свои черные пижамные штаны, которые оставил на полу.

– В твоем теле для меня нет запретных зон, Татум, – предупредил я с улыбкой, заметив, как ее глаза молниеносно сверкнули при упоминании ее полного имени, которое она ненавидела. – Иди сюда. Сейчас же.

Тэйт не послушалась.

Перебравшись через кровать, она рванула в ванную. Двигаясь быстрее пули, я бросился за ней, чтобы не дать ей шанса забаррикадироваться там.

– Нееет, – закричала Тэйт, смеясь в то же время, когда я поймал ее возле раковины.

Так уж мы с ней играли. Я знал, что она не подойдет, когда попрошу. Она никогда не подходила. Тэйт убегала, а я всегда догонял.

Ей известно, что я не собирался знакомить свой член с новыми участками ее тела сегодня. Никогда такого не пробовал, и был этому рад. Раз уж я не смог потерять девственность с Тэйт, по крайней мере, она будет у меня первой в этом плане. Когда-нибудь.

Но, черт, мне нравилось ее волнение, и то, как она не давала мне спуску. Тэйт дышала тяжело, смотрела на меня с огнем и вызовом в глазах, туже затягивая простынь вокруг себя.

Я сделал шаг вперед, оттесняя ее к стойке.

– Ну уж нет. – Она отрицательно покачала головой, глядя на меня, как на сумасшедшего. – Я против анального секса.

Я хохотнул на выдохе.

– Я не прошу тебя об анале, дуреха, – ответил я шутливо. – И не просил. Это твое буйное воображение сработало. Но я хочу кое-чего.

Наши груди соприкасались, край стойки, должно быть, впивался ей в бедра, однако я не сдвинулся с места. Глядел на ее румяное лицо, в глаза цвета грозового неба. Стоило лишь вдохнуть ее аромат, и у меня началась эрекция.

Склонившись, приложил руку к ее шее под ухом, поцеловал разгоряченную кожу, ощутил, как тело Тэйт обмякло. Воспользовавшись представившейся возможностью, стянул с нее простынь, которую затем бросил на пол.

Тэйт хватило времени выкрикнуть: "Джаред!", прежде чем я подхватил ее и усадил на стойку, заведя руки ей за спину. Потом раздвинул ее ноги, приблизился вплотную, улыбаясь. Что поделать, такой уж я самоуверенный засранец.

– Джаред, серьезно? Отпусти меня. – Она начала дергаться в попытке вырваться из моей хватки, задевая мой и без того твердый член. Я закрыл глаза на секунду, стараясь совладать с собой.

На самом деле Тэйт не хотела сбежать, потому что я держал ее не так уж крепко.

– Мы уже были в таком положении раньше. Помнишь? – спросил я. Наши губы едва не соприкоснулись, когда она посмотрела мне в глаза. – Я все гадал, что бы случилось, если бы ты не оттолкнула меня тогда.

Она закатила глаза.

– Все и так зашло слишком далеко. Мне следовало оттолкнуть тебя сразу.

Я провел своим носом по ее носу, отпустил ее руки и положил свои ладони на столешницу по сторонам от ее бедер.

– Я рад, что ты этого не сделала. Ничего вкуснее тебя не пробовал, и я понял наконец-то, чего хотел, в чем нуждался. Таков вкус любви.

Обхватив одной рукой затылок Тэйт, а вторую положив ей на талию, я поцеловал ее в губы и придвинул к себе.

Ее колени согнулись, она провела ступнями по задним поверхностям моих бедер, пока ее руки медленно скользили по мне. По груди, по спине, затем пробрались под ткань моих пижамных штанов…

Отпрянув назад, Тэйт вздохнула.

– Я люблю тебя.

Затем ее рот вернулся к моему. Ее грудь прижалась к моей, твердые соски коснулись моей кожи, посылая потоки огня мне в пах.

Выпрямившись, я отстранился от ее губ, аккуратно подтолкнул ее назад, так, чтобы прижать головой и плечами к зеркалу. Припал к ее груди, целуя нежную кожу. Тэйт запустила руки мне в волосы, подняла колени выше, выгнула спину со стоном.

– Сейчас, Джаред. Здесь.

Обхватив ее бедра, я придвинул ее ближе к краю стойки, после чего спустил свои штаны.

Направляя себя одной рукой, а второй упершись в зеркало позади головы Тэйт, заметил, как она наблюдала за мной с приподнятыми бровями. Она качнула бедрами, прижимаясь к моему члену, словно непроизвольно.

Угол моего рта приподнялся.

– Тоже тебя люблю.

Я вошел в нее, почувствовав, как по телу пробежал озноб. Тэйт снова выгнула спину, издав низкий стон.

Начал я медленно. Она сидела не в самой удобной позе, и я понадеялся, что ей комфортно. Хотя для меня положение получилось отличное. Я проникал глубоко. Вздохнув, оскалился, чертовски наслаждаясь тем, насколько было приятно. Высота у стойки была идеальная; в отражении я видел, как Тэйт сжимала мои бицепсы.

Все еще упираясь в зеркало и сжимая ее талию, я ускорил темп, все быстрее и быстрее. Она была чертовски влажная; я двигался в ней, чувствуя себя так, словно выдыхал больше воздуха, чем вдыхал.

– Тэйт, могу я…

– Быстрее. – Она знала, о чем я попрошу. – Давай быстрее. – Тэйт зажмурилась, и я дал себе волю, ускорив толчки, поглощая каждый ее стон, каждый вздох, словно лакомство.

Мои бедра резко ударялись о ее плоть; я зарычал, ощущая сладостную пульсацию крови у себя между ног. На свете не существовало лучшего чувства, чем это. Я хотел трахнуть ее так, чтобы она с трудом могла ходить потом.

Ее мышцы начали сокращаться вокруг меня. Тэйт прикусила губу.

– Не сдерживайся, малышка, – прорычал я, склонив голову; капля пота стекла по моему виску. – Ты такая тугая. И чертовски влажная для меня. Позволь мне услышать, как ты кончаешь.

Она вскрикнула, вонзив ногти мне в плечи; я втянул воздух через сжатые зубы, когда мы оба почувствовали взрыв ощущений. Все ее тело напряглось, дыхание стало поверхностным. Быстрым и поверхностным.

Я замедлил ритм; все, что было во мне, излилось в нее, и Тэйт согласно приняла меня.

Проклятье.

С минуту мы оставались на месте, пытаясь отдышаться и расслабить все наши мышцы. Когда мои глаза наконец-то открылись, Тэйт смотрела на меня.

Запустив пальцы в мои влажные от пота волосы, она сжала их.

– В моем теле нет запретных зон для тебя, – прошептала Тэйт сипло. – Но некоторые вещи должны происходить в свое время. Понял?

По моему лицу расползлась утомленная улыбка.

– Понял.


Тэйт

Я пристроила голову у Джареда на груди, когда мы лежали в кровати после секса в ванной. Я была вымотана, но почему-то не устала. Мы уже занимались сексом в душе, на кровати, в ванной. Уверена, утром меня ждал очередной раунд. Но все равно я не чувствовала усталости.

– Тебе надо поговорить с Джексом, – сказала я Джареду. – Пусть пригласит Кейси на свидание.

– Зачем?

 Приподняв голову, посмотрела на его до сих пор пылавшее румянцем лицо и влажные волосы.

– Он за ней наблюдает. Ты ведь сам заметил, не так ли?

 Джаред распорядился, чтобы Джекс отстал от Кейси, и я знала о причинах. Наши с ней отношения были не так прочны, как прежде. Он хотел держать ее на расстоянии. По крайней мере, пока.

Джаред покачал головой; его грудь вздымалась и опадала у меня под подбородком.

– Кейси слабая. Только поэтому она привлекает Джекса.

– Это несправедливо.

– Джекс сводит ее на свидание. Рано или поздно переспит с ней. Один раз. Может, пять. А потом уйдет. – От его горького смеха в комнате стало чуть холоднее. – Ему нужен кто-то искренний. Кто-то, кто умеет любить. Кто-то прочнее стали. И это не Кейси. Она сломается под грузом пера. Я не стану инициатором подобной катастрофы.