В груди болезненно заныло. Я сделал глубокий вдох, вспомнив, что нужно дышать.

– Джаред, – прошептала Тэйт, трахая меня своим томным взглядом, даже находясь в противоположном конце кабинета. – Музыка?

Ох, да. Моргнув, я потянулся к плееру, включил песню сначала и рухнул обратно на сиденье.

Как только зазвучали первые аккорды, она подошла ко мне. Тэйт опустила подбородок и выглядела так, будто пыталась сдержать улыбку. Полоска кожи над ее поясом до сих пор виднелась; ее бедра медленно раскачивались, когда она приблизилась к креслу, возвышаясь надо мной. Я запрокинул голову назад. Ее глаза, несмотря на легкую долю сомнения, были полны решимости.

Вступили ударные, и мое гребаное сердце провалилось в желудок, потому что Тэйт, положив руки мне на плечи, начала двигать бедрами в такт мелодии. Ее живот плавно изгибался под ритм песни. Каждый раз, когда бедра Тэйт приближались к моему телу, я хотел схватить ее. 

Кружась, приближаясь и отдаляясь, ее тело дразнило меня, двигаясь все быстрее. Музыка заполнила пространство; я забыл, где находился. Видел только то, как Тэйт занималась со мной сексом, не снимая одежды.

Опершись руками на подлокотники, она прильнула ближе, накрыв меня, подобно океанской волне. Сначала ее груди, потом живот и, наконец, бедра прижались ко мне. Я закрыл глаза, словно ощутив электрический разряд, опустившийся в член.

Черт. Какая ошибка. Я уйду отсюда в худшей форме, чем пришел.

Тэйт развернулась и опустила голову на мое плечо, дыша мне в шею так, словно испытывала боль.

– Джаред, – прошептала она, обдав своим влажным, горячим дыханием мою челюсть. – Коснись меня.

Я сжал кулаки, гадая, что Тэйт со мной делала. Господи. Если я прикоснусь к ней, то мне будет необходимо овладеть ею.

– Где? – сдавленно спросил я.

– Ты знаешь, где. – Ее голос дрогнул.

Боже. Она позволит мне довести дело до конца?

Стянув бретельку майки с ее плеча, поцеловал нежную кожу, пока моя ладонь продолжила скользить по ее груди, над затвердевшим соском, через живот, между ног. Я начал нежно поглаживать ее.

– Да, – выдохнула Тэйт, не переставая двигаться под музыку и тереться об меня.

Обхватив ее за шею, притянул Тэйт к себе, провел языком по ее верхней губе. У меня на лбу выступил пот, но я все равно окунулся в жар этого момента, прикусил ее нижнюю губу, начал посасывать.

Ее рот тоже не остался в долгу. Щекочущее ощущение распространилось вниз по челюсти, по шее. Дразнящие поцелуи и прикосновения Тэйт были агонией, но такой сладкой. Я знал, куда приведет эта дорожка, и не возражал растянуть пытку, прекрасно понимая, чем все закончится.

Мне нравилось знать, что она позволит мне оказаться внутри нее.

От раздавшегося стука в дверь я вздрогнул и повернул голову в сторону шума.

Чт…

– Джаред, – простонала Тэйт мне в щеку, прижимаясь еще крепче к моему паху. Я моргнул, тяжело дыша, и вновь сфокусировался на ней.

Черт. Я сжал ее бедра. Наслаждение от того, как Тэйт терлась о мой член, было просто внеземным.

– Детка, кто-то постуч…

– Джаред, я хочу тебя прямо здесь, прямо сейчас, – шепотом ответила она. Мое лицо вспыхнуло сильнее от ее сладкого дыхания. 

– Черт, да…

– Но мне нужно идти, – перебила Тэйт, поднявшись.

Лишившись ее тепла, я наблюдал, как она натянула бретельку обратно на плечо и даже не взглянула на меня.

Проклятье!

– Что?! – рявкнул я.

Тэйт посмотрела на меня, приподняв одну бровь.

– Мне. Нужно. Идти.

– Ты шутишь? – Я сдвинул брови. От жгучей, ноющей боли в члене мои джинсы едва не дымились. – Ты оставишь меня вот так?

– Ты сказал, что уйдешь, если я станцую стриптиз.

– Но… но…

– У меня учебное свидание, Джаред. – Мило улыбнувшись, она подняла свою блузку с пола.

Свидание?!

– Учебное свидание? – выпалил я, встав с кресла. – С кем?

– Со Стивеном Стоддардом.

С тем прыщавым парнишкой?

– Со Стиви Стоддардом? – переспросил, по-прежнему пребывая в чертовски сильном замешательстве.

– Ага. – Тэйт кивнула, сложив реактивы обратно на поднос, и подхватила свою сумку. – С тем парнем, с которым я лишилась девственности в девятом классе, согласно пущенной тобой сплетне. Мы будем готовиться к тесту по химии в Марио. Не жди меня, малыш.

Улыбнувшись напоследок, она вышла из лаборатории.

А я остался стоять на месте, словно последний неудачник, страдая от боли и задаваясь вопросом: что, черт побери, Тэйт сейчас со мной сделала.

Ох, она точно получит по заслугам на этих выходных.

2. День Святого Валентина

Тэйт

– Ну, и где Джаред? – спросила Кейси, упершись локтями в стойку и глядя на меня сверху вниз.

Закатив глаза, я отвернулась к рядам обуви для боулинга, которую расставляла по местам.

– Ну, судя по тому, что я работаю, Кейси, здесь его нет. Мы отпраздновали День Святого Валентина вчера. – Я продолжила раскладывать пары туфлей по секциям, не поворачиваясь к ней лицом.

– Арр! Ты раздражена. Что случилось?

Поднявшись, я отряхнула пыль со своих черных брюк и повернулась к Кейси. Она работала в соседнем кинотеатре, а я в ноябре устроилась в боулинг-аллею. У нее вошло в привычку заглядывать ко мне во время моих смен, либо в перерыв, либо после работы. Отчасти я гадала, а не приходила ли Кейси в надежде увидеть кое-кого, помимо меня.

– Ничего. – Я пожала плечами, туже затягивая резинку на своем "хвосте". – Джаред уехал из города с Джексом по семейным делам. – Остановившись, изобразила пальцами кавычки на части про семейные дела. – А я предложила выйти на работу вместо Лэйси, раз уж она хотела взять отгул, чтобы провести праздник со своим парнем. – Я мельком глянула на Кейси, но тут же отвела взгляд, побоявшись выдать свое огорчение. – Все нормально.

– Нормально? – повторила она монотонно, подтверждая, что услышала меня правильно. Ее огромные зеленые глаза скептически уставились на меня.

– Да, нормально. – Я проигнорировала ее и пошла в проход за стойкой, пытаясь сохранять спокойствие. Прошлой осенью я осознала, что у меня, скажем так, проблемы с контролем злости. Я начала практиковать технику глубокого дыхания, заниматься йогой, старалась не торопиться с выводами. В данный момент я сконцентрировалась на громоподобных ударах шаров, катившихся по дорожкам, и сбиваемых кеглей.

Мне нравился боулинг. Тут звуки всегда напоминали грозу.

Я услышала, как Кейси хлопнула ладонями по столешнице.

– Татум Брандт. Твой бойфренд уезжает из города со своим кобелем-братцем, к тому же в День Святого Валентина, и ты не сердишься, даже слегка?

– Кобелем? Как грубо. – Я улыбнулась и едва не рассмеялась, забыв о своем гневе на мгновение.

Она не права. Джекс не кобель. По крайней мере, не в том смысле, в каком был Джаред. Но он получал много знаков внимания.

Теперь, когда Джаред стал недоступен, девушки в школе приняли нового Трента с распростертыми объятиями и распростертым… всем. Они видели в нем игрушку, с которой можно недолго развлечься, и я знала, что это невероятно бесило Джекса.

Ему не нравились властные женщины. За несколько месяцев, проведенных им с Кэтрин и Джаредом, я заметила, что он увлекался только застенчивыми. Тихими.

Хорошими девочками.

Кензи – симпатичная и усердная вице-президент школы, – не успела спохватиться, как была покорена.

– Нет, – продолжила я. – Я не сержусь на Джареда. Я ему доверяю. Просто немного разочарована. Если он сказал, что ему нужно уехать из города, значит, ему нужно было уехать.

– Ну, он тебе солгал, – безапелляционно заявила Кейси.

Я выпрямила спину, выдохнув через нос.

– Кейси. Прекрати.

Посмотрев на нее, я заметила, как она пригладила свои длинные темные волосы и поправила галстук-бабочку, являвшийся частью униформы кинотеатра.

– Я тебе говорю… – Кейси кивнула. – Он солгал. Джаред не уехал по семейным делам.

– И с чего ты это взяла?

Она широко улыбнулась.

– С того, что он идет сюда. – Кейси едва не рассмеялась, а мои глаза округлились, когда я перевела взгляд ей за спину.

Джаред и Джекс шли бок о бок по красно-золотому ковру между игровыми дорожками и прилавками.

Какого черта?

Уголки его губ были приподняты в полуулыбке, словно говорившей "я-правда-хочу-улыбнуться-но-слишком-крут-для-этого", сводившей меня с ума. Мои щеки покалывало от желания улыбнуться самой.

Глаза Джареда буквально светились. У меня колени подогнулись.

Он был в темно-серой футболке, как обычно более свободной в талии, но обтягивающей в области груди и рук. Когда в глазах запекло, я поняла, что еще ни разу не моргнула.

А стоило ему подмигнуть мне… Святые небеса.

Я захлопнула рот, пока не начала пускать слюни.

Кто эта девчонка? Я себя не узнавала. С каждым днем хотела его все больше! Ведь ему полагалось начать меня утомлять. Наскучить мне. Разве не так работают отношения? Разве мы не должны уже препираться из-за своих мелких недостатков?