Джаред тут же отстранился, продолжая удерживать мое лицо в ладонях, и посмотрел на меня сверху вниз с таким же неукротимым желанием. Когда я попыталась вновь завладеть его ртом, он сам притянул меня к себе и опять поцеловал. Потом поднял, поддерживая за бедра, и я обвила ногами его талию, пока он шел к кровати. Джаред сел в изножье. Я оседлала его и обхватила шею руками. Мы совершенно забылись. Его горячий рот нежно прокладывал дорожку из поцелуев вниз по моей шее, руки опустились на мою задницу. Закрыв глаза, я решила просто отдаться ощущениям.

Просто насладиться им.

Я чувствовала его через ткань брюк и поймала себя на том, что начала двигаться, желая большего. Джаред поднял руку, стянул халат с моего плеча. Его губы постепенно спускались ниже. 

Мной овладела слабая тревога, когда стало ясно – я слишком приблизилась к точке невозврата. Наше желание было взаимным. Хоть нам и необходимо было вновь познакомиться друг с другом, каждый инстинкт подсказывал мне, что я создана для этого мальчика. Но я хотела получить ответы, прежде чем мы зайдем дальше.

– Ты нужен мне, Джаред, – всхлипнула я. – Я так сильно в тебе нуждалась все эти годы. Почему ты меня бросил? – Приходилось выдавливать из себя каждое слово, потому что дышать было тяжело из-за его действий.

Он замер и выдохнул напротив моей груди.

– Я потерял себя, – попросту заявил Джаред, ища понимания в моих глазах.

Я положила ладони ему на щеки.

– Расскажи мне, что случилось?

Он попытался опустить взгляд, но я подняла его голову, чтобы сохранить зрительный контакт.

– Нет. Я больше никогда к этому не вернусь. Прости, Тэйт. – Джаред плотно сжал губы.

Мои глаза обожгло слезами, вот-вот грозившими пролиться. Неужели он не понимал, что мне нужно знать его историю?

– Ты не доверяешь мне. – Я слезла с него, привела свой халат в порядок и повернулась лицом к Джареду. – Я хоть раз причиняла тебе боль? – спросила требовательно.

– Тэйт… – остерегающе процедил он сквозь стиснутые зубы.

– Ты не хочешь быть со мной? Я стою здесь, практически голая, и говорю, что люблю…

– Остановись! – выкрикнул Джаред, прервав мою речь своим низким рыком. – Просто не поднимай эту тему. – Он встал, подошел к креслу и выглянул в окно.

Проведя руками по своим волосам, Джаред вздохнул.

– Вот, что я имел в виду, Тэйт. Есть вещи, о которых я не стану говорить. События, о которых не хочу вспоминать. – Не поднимая головы, он посмотрел на меня.

– Есть вещи, которые мне нужно знать, – сказала я, подойдя к нему. Мое тело буквально гудело, помня о его прикосновениях. Я постаралась не поддаться порыву, побуждавшему забыть о моей жажде информации и вновь заключить его в объятия.

– Знаю. – Джаред кивнул, мрачно уставившись в пол. – Именно поэтому у нас ничего не получится.

1. Стриптиз в химической лаборатории

Джаред

Я улыбнулся, приблизившись к дверям лаборатории и чувствуя, как по рукам и ногам разливается тепло. Ощущение было такое, словно я находился на Петле – в животе порхали бабочки. Тэйт снова работала после уроков, строго наказав мне отвалить и позволить ей позаниматься.

Но сегодня у меня были другие планы.

Прошла почти неделя с тех пор, как мы занимались сексом в первый раз. С того дня Тэйт шлепала меня по рукам при каждой попытке до нее дотронуться, словно не могла прочитать учебник с моей ладонью у себя на ноге, ради всего святого. Хоть она и пообещала, что будет в моем полном распоряжении в эти выходные на Осеннем балу, я не мог совладать с собой. Я бы предпочел, чтобы обнаженная Тэйт оседлала меня, сидящего на стуле, однако сейчас был готов довольствоваться даже проклятым поцелуем.

Открыв дверь, я увидел ее в другом конце кабинета. Она стояла спиной ко мне, полностью погрузившись в работу. До меня доносились приглушенные звуки музыки. Тэйт, покачивая головой, потянулась за колбой.

Она была в наушниках. Идеально.

И, черт, как же мило она выглядела в своем фартуке.

Я обернулся и закрыл за собой дверь ключом, который мне не полагалось иметь, после чего подошел к своей девочке. Меня восхищало, как от одного взгляда на нее, от осознания, что вот-вот прикоснусь к ней, мое сердце билось быстрее, чем в тот момент, когда я мчался по гоночному треку.

Капля пота скатилась по спине, поэтому я быстро стянул с себя толстовку и бесцеремонно бросил ее на пол.

Подойдя сзади, обнял Тэйт и укусил за шею. Большую часть времени я не знал, чего хотел больше: поцеловать ее или съесть. Она пробуждала во мне дикий голод.

– Ой! – взвизгнула Тэйт.

Я потянулся к ее руке для подстраховки, чтобы она не выронила колбу.

Тэйт выдернула наушники из ушей, а я сжал ее крепче, ощущая, как поднималась и опускалась ее грудь.

– Это всего лишь я, малышка, – прошептал ей на ухо, прижимаясь к ее телу. 

– Джаред! – Она покачала головой, высвободившись из моей хватки. – Нет, нет, нет…

Я изумленно проследил за тем, как Тэйт отбежала к противоположной стороне лабораторного стола, явно выставляя барьер между нами. Ее голубые глаза буквально сияли от сдерживаемого смеха, а уголки рта едва заметно приподнялись в улыбке, несмотря на ее попытки оставаться непреклонной.

Я прищурился, изображая замешательство, и спросил, стараясь не засмеяться:

– Ты только что сбежала от меня? 

Она сложила руки на груди.

– Да. Я не могу сосредоточиться рядом с тобой, к тому же я просила не целовать меня и не прикасаться ко мне, пока не сдам завтрашний тест по химии. Ты должен прекратить все это. Уходи.

Пожав плечами, я поднял руки.

– Я хорошо вел себя всю неделю. Не настаивал. – Я пошел ей навстречу, огибая стол, но Тэйт двинулась в обратную сторону, сохраняя дистанцию между нами. – Сомневаюсь, что вытерплю еще два дня, детка. Ты должна дать мне хоть что-то, чтобы я продержался.

– Ничего я не должна. – Она покачала головой, вздернув подбородок.

Поспорим?

Сделав резкий выпад вбок, я кинулся к ней, но Тэйт, пискнув, отбежала дальше, и теперь нас разделяли два стола. Когда она обернулась, ее прелестное лицо, залившееся румянцем, сияло от радости. Словно я – хищник, а она – добыча, только в данный момент Тэйт сама убивала меня. И не важно, что был заметен оголенный участок кожи между ее джинсами и футболкой, или что волосы спадали ей на лицо. Этот ее образ, очевидно говоривший: "Да, я тебя хочу, но все равно говорю «нет»", действовал на меня подобно наркотику.

Это вызов. И это весело.

Упершись кулаками в столешницу, я немного подался вперед.

– Ты мне нравишься, Татум. Мне нравится твое тело. Если говоришь, что оно недоступно, тогда тебе придется найти другое развлечение для меня. – Я не мог сдержать улыбку. Надеюсь, она помнила последний раз, когда между нами происходил похожий разговор.

Тэйт сощурилась, наигранно сердясь, но затем язвительно произнесла:

– И какую же мерзость, позвольте узнать, вы заставили бы меня сделать?

Не имея терпения продолжать нашу игру, я подошел к айподу, который она оставила на своем рабочем месте, пролистал список песен, выбрав "Remedy" Seether, сделал громче, чтобы мы слышали музыку через наушники. Проигнорировав ученические стулья, взял учительское кресло с подлокотниками, и уселся в центре кабинета.

Тэйт едко хохотнула.

– Я не станцевала стриптиз в тот раз, Джаред. Что заставляет тебя думать, будто станцую сейчас? – Она заправила волосы за уши, после чего уперла руки в бока.

– То, что после этого я оставлю тебя в покое, – парировал я. – Дверь заперта. Мы одни.

Тэйт приподняла брови.

– У тебя есть ключ от школы?

– Нет, – поправил я. – У меня был ключ от школы, пока ты не выбросила его в кусты на обочине. Я одолжил ключ у Мэдока. Он раздобыл один в десятом классе, чтобы мы могли брать взаймы детали в школьной автомастерской.

– Брать взаймы?

– Чем меньше будешь знать, тем лучше. – Я ухмыльнулся. – Ну, так ты в деле, или испугалась?

Боже, не знаю, в чем моя проблема, но провоцируя Тэйт, я приходил в экстаз, черт возьми. Я не ждал, что она станцует для меня стриптиз, и уж точно не хотел разозлить ее или вызвать дискомфорт. Мне просто нравилось подначивать ее. Тэйт всегда принимала вызов, и, возможно, я хотел посмотреть, что она сделает в данной ситуации.

Уверен был лишь в одном: уходить я точно не желал.

Она склонила голову набок, разглядывая меня. Что Тэйт искала – понятия не имею, однако температура в помещении подскочила градусов на десять.

– Ладно, – тихо ответила она. – Включи песню заново.

Моя ухмылка испарилась; я с трудом сглотнул. О. Мой. Бог. Тэйт надо мной издевалась. Наверняка издевалась.

Но затем я округлившимися глазами стал наблюдать, как она, протянув руку за спину, развязала свой фартук. Сняла бретельку, бросила его на пол, затем скинула с плеч расстегнутую блузку, оставшись лишь в обтягивающих джинсах и тонкой темно-серой майке.