Хоть входила Художница в картину с мыслями только о двоих, но непредсказуемо появился третий близкий человек – сестрёнка. Или, быть может, в этой реальности что-то тоже сместилось, и сестры уже не было? В груди вдруг всколыхнулся крик: а ведь картину-то она всё-таки написала. Посмертный портрет!

Дрожащие пальцы вдавливали клавиши, набирая в строке поиска по сайту «Вконтакте» имя Арины… Споткнулись, но потом допечатали фамилию Художницы – Еремеева: отец у них был один, а значит, и фамилия тоже – если, конечно, тот её не сменил.

И вот она, Арина Еремеева, пятнадцати лет, с глазами оленёнка и шапочкой русых волос. Отец – Константин Сергеевич Еремеев, мать – Кристина Владимировна Завадская-Еремеева. И неважно, что в этой реальности между ними было полторы тысячи километров: главное, что на странице стоял статус «онлайн»!

Сквозь пелену слёз Художница перебирала фотографии в её альбомах. Нигде не было инвалидного кресла, везде сестрёнка стояла на своих ногах, а иногда даже бегала, танцевала и ползала.

– Ангелёнок… – Пальцы Художницы коснулись экрана.

И тут внутреннее молчаливое «ах», как электрический разряд, отбросило её на спинку кресла: ей показалось, что она увидела фотографию портрета, написанного по заказу Кристины. Тот же поворот головы, то же платье, то же пёстрое разноцветье вокруг и солнечный нимб на волосах… И только одна маленькая деталь давала понять, что это – всё же реальное, живое фото: улыбка. На портрете, написанном Художницей, Арина не улыбалась.

Дрожащие пальцы ласкали открытую спину в вырезе платья, пытались смахнуть прядку волос, брошенную ветром на бровь… А потом набрали личное сообщение.

“Привет, Ангелок:) Скорее всего, ты не знаешь меня, но это неважно. Я просто рада, что ты здесь”.

Уже отправив его, Художница встревожилась: может, стоило написать как-то иначе? Ещё испугается, примет за маньяка… Но уже через минуту пришёл ответ:

“Привет)) А вот теперь ты точно должна понять, что всё предопределено лишь до некоторой степени. Перекрёсток пройден”.

“Ты меня помнишь?” – написала похолодевшая Художница.

“Мне снились странные сны, – ответила Арина. – Сны о том, чего не было. Домик и сад, вишня, малина… Я варю варенье из неё. Я никогда в жизни не варила варенья… А ещё крыжовник. Ты исцарапала себе все руки. А я была почему-то в инвалидной коляске. И розовые мотыльки… Они забирали боль”.

Видимо, на то они и ангелы – хоть земные, хоть небесные – чтобы помнить то, о чём помнить, казалось бы, невозможно.

“Как ты сейчас? – с трудом попадая по клавишам, спросила Художница. – Боль тебя не беспокоит?”

“Она есть и всегда будет. Но у меня много сил, я борюсь с ней и побеждаю. Не знаю, правда, надолго ли меня хватит. Но вроде справляюсь пока”.

“Ты умница:)”.

Полминуты молчания, полного мельтешения солнечных зайчиков на стене – и Художница прочла новые слова на экране, но при этом ей казалось, будто они раздавались в её голове серебряным звоном:

“Хочу тебя увидеть. Неважно, что думает по этому поводу папа – просто приезжай, если можешь”.

“Я приеду, Ангелок, – поспешно пообещала Художница. – Сегодня же куплю билет, обещаю:)”

“Я жду тебя^_^”

Старая ива, казалось, одобряла это решение. Кивая, она блестела на солнце длинными, похожими на серебристых рыбок листьями.

День сиял безоблачной улыбкой, всё ладилось. Купив билет на утренний поезд, отбывавший завтра, Художница отошла от кассы, чтобы убрать документы в карман, как вдруг живым лепестком сакуры мимо неё пронёсся розовый мотылёк. Художница на мгновение увязла сердцем в грустно-холодящей близости кого-то знакомого и светлого и, лихорадочно перескакивая взглядом с одного лица на другое, стала искать…

Знакомая женственная фигура в длинном платье и соломенной шляпке неспешно шагала к выходу. Даже издалека и со спины Художница узнала её по цветущим волосам, ронявшим на ходу лепестки.

– Надя?! – налетая на людей, кинулась она догонять видение владычицы лета.

Врезавшись в пузатого пожилого мужчину, она зацепилась курткой за его сумку. На освобождение и извинения ушло несколько секунд, но их оказалось достаточно, чтобы потерять Надин из виду. «Лепестки!» – осенило её. След таял, рассыпаясь золотой пылью, и Художница, как гончая, ринулась по нему. Плитка пола, ступеньки, залитый солнцем асфальт, аллея парка, мост…

Лепестки колыхались на поверхности тёмно-зелёной воды: ими был усеян весь пруд. Опираясь на перила моста, Художница переводила дух, пошатываясь от пульсирующего жара в груди. Розовый мотылёк сел на костяшку пальца, пошевелил слюдяными крылышками, но не умер – взлетел, выписывая петли в ясном небе. Заслонив ладонью глаза от солнца, Художница провожала его взглядом, пока он не растаял светлой точкой в недосягаемой синеве.

*

6 – 23 июля 2013 г


© Copyright: Алана Инош


Ссылки на официальные страницы автора Алана Инош:


Проза.ру: http://www.proza.ru/avtor/alanaenoch

Самиздат: http://samlib.ru/i/inosh_a/

Книга фанфиков ( Фикбук): http://ficbook.net/authors/Алана+Инош

Yuri Collection:

http://yuri.teinon.net/fanfiction/byauthor/%C0%EB%E0%ED%E0+%C8%ED%EE%F8

@дневники: http://enoch.diary.ru/

Сообщество Вконтакте: http://vk.com/alanaenoch