Обличению безраздельной власти капитала, бездуховности торгашества посвящена и научно-фантастическая повесть Александра Ивановича Куприна (1870–1938) «Жидкое солнце». Главное в ней — не идея концентрации солнечной энергии, а идея мораль, ной ответственности ученого перед обществом за свои открытия. Гениальный изобретатель Чальсбери хочет облагодетельствовать весь мир, залить его потоками золотого солнечного сияния. Но беда в том, что в нем самом очень заметна нравственная недостаточность, выражающаяся в сознании им своей элитарности. По забывчивости ученого (а может, по злому умыслу), обещанные человечеству потоки солнечного сияния обращаются в «огромное, как вселенная, золотое, огненное пламя», по существу, в термоядерный взрыв. И что из того, что «прозревший» Чальсбери обличает «полишинелей-миллиардеров», «кучку негодяев», готовых употребить жидкое солнце «на пушечные бомбы и снаряды безумной силы»! Ведь и сам лорд пользуется услугами именно таких полишинелей — благообразных банкиров Мааса и Даниэльса, А. И. Куприн оказался провидцем. Изобретение атомной и нейтронной бомбы, лазерного оружия, перемещаемого пентагоновскими маньяками в космоземное пространство, подтвердили самые мрачные опасения автора «Жидкого солнца».

И все же А. И. Куприна не упрекнешь в пессимизме. Писатель верил в победу светлого начала в человеке над темным, злым. В рассказе «Тост» (1906) Земля XXX столетия показана А. И. Куприным как союз свободных людей, преодолевших болезни, подчинивших себе неистощимую магнитную силу планеты, поддерживающих постоянную связь с жителями других миров, познавших «целые бездны мировых тайн», «бесконечность и всесильность знания».

«Марсианская эпопея» в истории литературы и науки ни по объему, ни по занимательности не уступает эпопее лунной. Спутники Фобос и Деймос открыл «на кончике пера» Иоганн Кеплер. Их довольно точно описал — опять-таки не видя! — Джонатан Свифт. Джованни Скиапарелли обнаружил на Марсе «каналы»— происхождение этих линий не выяснено до сих пор.

Посвящено Марсу и самое значительное фантастическое произведение начала XX столетия — роман «Красная звезда» Александра Александровича Богданове (1873–1928), философа, экономиста, естествоиспытателя. Богданов — литературный псевдоним, настоящая фамилия писателя была Малиновский. Видный деятель РСДРП, он тесно общался с В. И. Лениным, хотя и расходился с ним по ряду философских вопросов. После революции Богданов возглавлял первый в мире Институт переливания крови, где и погиб после неудачного опыта.

В мировой литературе ромам «Красная звезда» едва ли не последняя классическая утопия. По богатству предвиденного и угаданного она превосходит не только «Борьбу миров» Г. Уэллса, но и многие современные романы. Не менее оригинальны |разрабатываемые автором вопросы «космической этики», которые предстоит, решать в грядущем Союзу миров. Призыв Достоевского «Главное — люби других, как себя» Богданов переосмысляет для ситуаций кризисных, которые стали главной приметой нашего переменчивого времени. Вспомним, как герои книги Богданова обсуждают предложение математика Стэрни «безболезненно» и «незаметно» уничтожить все человечество. Подавляющее большинство отвергает чудовищный замысел. Посягать на прекрасный океан разума преступно, нельзя собственные затруднения и опасности взваливать на других.

Завершают сборник утопические наброски Велимира Хлебникова (1885–1922), известного поэта-символиста, затем футуриста, принявшего полушутовской обряд посвящения в «Председатели Земного шара». Как и другие талантливые поэты (Есенин, Маяковский, Блок), Хлебников чувствовал удары волн революционной бури в двери старого мира. И попытался распознать образы мира нового. Он «угадал» и генную инженерию и «дороги для ходьбы по воздуху», и многие другие диковины, прежде всего архитектурные. Но, пожалуй, самое важное — это то, что авторские поиски были перевоплощением фольклорных сивок-каурок и, ковров-самолетов, иными словами, в воображении поэта-утописта и в истории фантастики сомкнулись тысячелетия.


Итак, забота о земной и вселенской гармонии, прежде всего социальной, о красоте человеческих отношений плюс оригинальность замысла и воплощения. К двум этим коренным свойствам русской литературы Мечты добавим третье. Оно, без сомнения, замечено всеми читателями сборника: речь идет о прицельном взгляде в будущее, о способности разглядеть в нем (намного опережая современников) отдельные детали, контуры, черты.

«Одно, только время может удостоверить в справедливости описываемого события, — размышлял А. Ф. Вельтман. Его романы и повести, в том числе фантастические, где впервые, более чем. за полвека до Г. Уэллса, была упомянута «машина времени», хорошо знала читающая публика России XIX века. — Воображение человека, не создавало еще вещи несбыточной; что не было, чего нет, то будет. Обычаи, нравы и мнения людей описывают параболу в пространстве времен, как кометы в пространстве Вселенной. Если человек был бессмертен, то в будущем он встретил бы прошедшее, ему знакомое».

Иными словами: как бы далеко ни отстояли друг от друга стволы разных исторических эпох и явлений, корни их тесно переплетены в земле.

Человек смертен. Но бессмертно человечество, которому «не мешает знать те мировые силы», что могут его погубить. В распознании этих чужеродных разуму сил велика роль научной фантастики, хаосу и разрушению противопоставляющей гармонию и красоту.

Юрий Медведев

Примечания

Настоящий сборник фантастической прозы включает в себя произведения XIX — начала XX столетия. В конце каждого произведения приводится в квадратных скобках дата его создания если такая неизвестна, первопубликации (авторская датировка дается без скобок).


Осип Сенковский
Ученое путешествие на Медвежий остров

Текст печатается по изданию: Взгляд сквозь столетия. Русская, фантастика XVIII и первой половины XIX века. М., «Молодая, гвардия», 1977, с., 130–214..

Стр. 11. Эпиграфы — придумал сам Сенковский.

Стр. 14. Потопы… в одном Париже было ах четыре!.. — Это установил геолог и палеонтолог Александр Броньяр (1770–1847), изучавший совместно с Ж. Кювье третичные отложения Парижского бассейна.

Обербергпробирмейстер — горный мастер (нем.).

Стр. 15. Гульянов Иван Александрович (1789–1841) — русский египтолог.

Стр. 17. Египетский мост — был воздвигнут через Фонтанку; его чугунные ворота испещряли металлические иероглифы. Мост украшал Петербург 80 лет, пока в 1905 году не обрушился под тяжестью отряда кавалерии.

Берд К. И. — владелец чугунолитейного завода в Петербурге,

Стр. 18. Паллас Петр-Симон (1741–1811) — немецкий естествоиспытатель. Был приглашен в Россию, где по поручению Петербургской академии наук совершил несколько путешествий от Урала до Китая, а также на Кавказ.

Гмелин Иоганн-Георг (1709–1755) — немецкий ботаник, совершил под руководством Витуса Беринга путешествие по северу России. Автор трудов «Путешествие по Сибири» и «Флора Сибири».

Стр. 19. Клапрот Генрих Юлий (1783–1835) — немецкий востоковед, автор сочинений по истории и этнографии Азии и Кавказа, Известен также как автор книги на французском языке о Сибири, вышедшей в 1823 г,

Конфуций (ок. 551–479 до н. э.) — древний китайский философ.

Плано Карпини (1182—?) — итальянский путешественник, побывавший у монгольского императора. Среди правдивых описаний в его сочинениях содержатся и вымыслы о мифических существах, однако упоминаний о «любопытной пещере» с надписями на языке, «которым говорили в раю», нет.

о. Иакинф Бичурин (1777–1853) — русский китаевед.

Стр. 27. Шейхцер И.-Я. (1672–1733) — швейцарский естествоиспытатель, веривший в гибель древних организмов от «всемирного потопа».

Стр. 29. …могущественной Барабии — фантастическая страна выдумана О. Сенковским по названию Барабинской степи.

Стр. 34. Гом Эверард (1756–1832) — английский анатом и хирург,

Букланд Вильям (1784–1856) — английский теолог и палеонтолог.

Гомбольдт Александр (1769–1859) — немецкий натуралист и путешественник.

Стр. 68. Вертеп — здесь: пещера.

Стр. 69. Персть — земля, прах.

Стр. 73. Кислотвор (устар.) — кислород.

Стр. 83. Просяклою — т. е. пронизанною.

Стр. 85. Десть — мера бумаги: 24 листа.


Николай Гоголь
Нос

Публикуется по изданию: Н. В. Г о г о л ь. Собрание сочинений в восьми томах. Т. 3. М., изд-во «Правда», 1984, с. 40 65.

Стр. 98. Коллежский асессор — чин 8-го класса, соответствующий майору в военной табели о рангах.

Стр. 100. …в ранге статского советника — чин 5-го класса, в армии соответствовал званию полковника.