— Скажем так, древины задолжали нам еще одну историю.

— Так выслушаем вас с начала и до конца, — объявил Джером. — Сегодня же объявляется королевский пир по поводу возвращения победителей драконов.

— Как же наша помолвка? — с притворным негодованием отозвалась Мариша. — Чем не случай и ее отпраздновать?

Килак поперхнулся.

— Вот уж не думал, что до этого дойдет. — Паренек лукаво подмигнул Джерому и еще раз обнял Маришу.

— Счастлив за вас! — Эллайен по очереди расцеловал их.

— Ура! — взвизгнул позабытый всеми глашатай. — Немедленно оповещу город!

Не успел никто опомниться, как мальчишка полетел по дворцу, голося во всю глотку.

Эпилог

В глубине коридоров Хтома склонился перед хрустальным зеркалом и нетерпеливо вглядывался в сияющую глубину. Недели провел древин за тяжелой работой, старательно отслеживая путь Джерома и его друзей, по которому те отправились, покинув руины Трак-Симбоза. Трудно выследить живую душу, а смотреть за опустевшей землей — почти бесполезное занятие. Несмотря на подробный отчет, который удалось составить за это время, иногда древину казалось, что гораздо проще было бы шагать вслед за ними в телесном обличье.

В основном, все случилось по его вине. Он прилежно наблюдал за друзьями на всем протяжении их пути, но сдался во время бесконечных их блужданий в катакомбах. Когда Хтома вернулся к наблюдениям, его подопечные, вооруженные Мечом, уже покинули развалины. Тогда все усилия устремились к тому, чтобы оценить успехи юного Торина и доставить его в Уитлок. Молодой человек должен был представить глазам древинов Меч и поведать свою историю. Только услышав его рассказ — и позже, после удивительного поражения королевы и неожиданного появления камня на шее девушки, — Хтома решил, что таинственный склеп, приютивший Алый Меч на многие века, заслуживал большего внимания. Некоторые, однако, опасались, что для этого уже слишком поздно.

Но теперь Хтома почти нашел святилище. Сквозь развалины собора двигался его взгляд вслед за едва уловимым дыханием друзей. На нижний ярус катакомб нашел Хтома ход по пятнышкам высохшей крови Торина. Немногочисленные следы друзей за прошедшие дни стали практически незаметными. Но не ускользнули от древина. Струйка пота стекала на сосредоточенно хмурую бровь наблюдателя. Хтома ощущал невероятное напряжение во всем теле, но ни за что не остановился бы, только не теперь, когда он так близко…

Вот оно. Краски и очертания слились в мутном тумане. Склеп с пробитым потолком, гниющий остов василиска, просторная палата за исчезнувшей каменной плитою, внутри — колодец…

Хтома улыбнулся. Здесь нашел юноша Меч Азахиля. Наконец после неустанных трудов и разочарований древины собственными глазами видели то, что предстало очам Торина. Склеп был таким же, как и описывал его юноша — темным и безмолвным, с возвышением в центре и разрушенным алтарем, окруженным норами василисков. От самых зверей не осталось и следа. Их прогнали прочь…

Внезапное движение испугало древина, и он отпрянул. Образ моментально исчез, а хрустальное зеркало потемнело и погасло. Хтома изумленно моргал глазами и только через некоторое время вспомнил, что надо отдышаться. Он больше ничего не видел. Просто устал, вот и все. Перетрудился за день. Пускай следы Торина и его спутников таяли с каждой минутой, он нашел верную дорогу, и завтра с легкостью отыщет ее снова.

А до тех пор, пока он окончательно не убедится сам, Хтома сохранит свое открытие втайне. Мавентроу и остальные и без того считают его чересчур сердобольным. Насмешки он терпел, но не мог допустить, чтобы древины не обратили внимания на его предостережения.

А пока ему было о чем побеспокоиться. В первую очередь его интересовала Мариша Валур — обычная девушка, которая в итоге оказалась не такой уж простушкой.

Хтома покинул залу и не увидел главного: в центре склепа, откуда Торин унес Меч, из колодца высунулся черный коготь и впился в его каменный край.