Выползла из кустов я еще зеленее, чем была, махнула рукой, что дальше я пойду пешком и упала на землю.

Глава 4
Я — оружие массового потрясения

Проснулась я ближе к вечеру там же, где и упала. Оказалось, что лежу я на еловом лапнике, укрытая одеялом. Левый бок припекает весело потрескивающий костер. Значит, все-таки умеет, паразит, копытом искры высекать, с огнивом Кира бы при всем желании не управился. Я лениво потянулась и повернулась лицом к костру.

— Очнулась, спящая кикимора?

— Я тебя когда-нибудь точно пристукну, — как-то негрозно сказала я, — Да ты еще и рыбу ловить умеешь!

— Ага. А еще жарить ее на углях и готовить липовый отвар. А лучше всего я умею все это потреблять.

— И ты не поделишься с бедной, оголодавшей, между прочим, по твоей милости, девушкой.

— Поделюсь. Куда я денусь, — проворчал конь, — С тобой не поделись — живьем ведь съешь.

— И даже не поперхнусь, — поддакнула я.

Кира протянул морду к рыбе, откусил немного и предложил:

— Налетай, уже готово. Я-то поел давно, так что не стесняйся.

— А я и не фтефняюфь.

Через некоторое время с завтрако-обедом было покончено, и мы двинулись дальше. ПЕШКОМ. Я поблагодарила летунчика за обед и принесла отдельную благодарность от лица всего коллектива за спасение наших шкур.

Солнышко уже клонилось к лесу, когда мы вышли на опушку. Точнее не опушку, а немаленький лужок. Размером этот лужок был с пахотное поле, только идеально круглой формы. Лес нигде не заступал за невидимую черту. Речка устремлялась прямо через луг, в центре которого виднелось средних размеров озерцо. Из него выходило пять рек: Кипа на север, Мудрая на юг, Белая на северо-восток, Шейна на юго-восток и Слав на северо-запад. К озерцу-то мы и направились. Закатное солнце играло на воде озера красноватыми бликами. Лучи, отражаясь от воды, создавали розовый ореол вокруг озерца. Я невольно залюбовалась этой благословенной красотой. Пока я стояла, оцепенев от восторга, Кира успел добежать до озера и сунуть туда свою любопытную морду.

— Нашли!!! — неожиданно заорал он во всю глотку и начал прыгать вокруг меня, — Ура! Нашли!

— Что нашли? — не поняла я.

— Как что? Источник!

— Какой Источник? — я пока что не разделяла его восторга.

— Что значит, какой Источник? — Кира аж подпрыгнул, сраженный моей глупостью, — Тот самый — волшебный.

— С чего ты взял, что это тот самый волшебный Источник? — мне все еще не верилось, что мы «избранные».

— А ты подойди и сама посмотри, — посоветовал конь.

Я послушно подошла. И каково было мое удивление, когда я обнаружила, что вода светится сама по себе. Я резко оглянулась. Так и есть, солнце село, но на поляне по-прежнему светло. Я зачерпнула воды в ладонь, но она вся впиталась в руку. Я снова зачерпнула — эффект тот же. Значит все-таки Манна. Но я же не маг. Как я могу усваивать Манну?! Вопрос без ответа. А пить то хочется.

Была, не была, скинув одежду, я с громким бульком плюхнулась в теплую воду. Так вот из-за чего река была такой теплой. По дороге к городу она успевала остыть, и никто не замечал ничего странного, но здесь вода была как в бане.

— Мирая, ты что натворила? — закричал Кира с берега. — Воды на треть меньше стало!

— Да ничего я не делала, не ори. Лучше давай сюда, вода прелесть.

— Спасибо, мне и здесь хорошо, — отказался Гроза Небес.

Вдоволь наплававшись и, наконец, утолив жажду, я вылезла на берег к костру, разожженному Кирой в мое отсутствие. Сам он давно дрых без задних ног. На выходе из воды я больно ушибла ногу обо что-то большое и прихватила это с собой. Одевшись, я уселась у костра и стала рассматривать добычу. Это оказалась книга размером локоть на половину, закованная в металл, с витиеватым названием на непонятном языке. Я осторожно открыла этот памятник культуры. Первая страница сначала была пуста, а затем на ней стали появляться буквы на том же языке, что и название.

— Ничего не понимаю, — произнесла я сакраментальную фразу.

Книжный лист тут же очистился, и на нем стали появляться понятные мне слова.

«Sorý. Приветствую тебя, о, Маг Великий, сумевший отыскать меня. Я — Великая Имперская Книга Мудрости. Я буду служить тебе верой и правдой, но при условии, что ты будешь оберегать меня. Согласен ли ты владеть знаниями тысячелетий?

— Чего? — не поняла я.

«Да или нет?

— Ну, допустим, да.

«Прекрасно. Возьми с обложки медальон, одень на шею и скажи: Я, Великий Маг такой-то, повелеваю тебе, Великая Имперская Книга Мудрости, служить мне, пока смерть не разлучит нас… Пардон, это из другой оперы. А вот: служить мне пока светят солнце и луна, пока день сменяет ночь. (Ну, и хватит для первого раза). Я же обязуюсь защищать и беречь Хранилище мудрости тысячелетий».

— Длинновато, — проворчала я, переворачивая Книгу. Оказалось, что я поначалу приняла за странный рисунок круглый медальон на кожаном шнурке. В центре медальона находился овальный янтарь, заключенный в девятиконечную звезду. По кругу были рассыпаны желтые камушки. Я легко отсоединила медальон от Книги, надела на шею и дятлом оттарабанила всю последнюю запись.

«Ну не дословно же», пожаловалась Книга, «Хотя, и так сойдет. У тебя есть ко мне вопросы, Великий Маг?

— Да, один. Почему ты зовешь меня великий маг?

«О, Духи всех стихий, так ты самоучка? То есть ты совсем не в курсе кто я и зачем нужна?

— Ну, кто ты мы уже выяснили. Великая Имперская Книга Мудрости. А можно, я тебя покороче звать буду? Вика, например?

«Нам много предстоит пройти вместе, поэтому зови как тебе удобно, хоть макулатурой».

— Вик, а ты можешь стать полегче и поменьше, а то мне тебя положить некуда будет?

«Это очень просто. Скажи Gur lenw и укажи размер».

— Gur lenw, — произнесла я и указала размер примерно пол локтя на четверть. Книга тут же уменьшилась до указанных размеров.

«Похоже, из тебя выйдет толк».

— Какой толк, — не поняла я.

«Магический».

— Я что, маг?

«Ну да. И с довольно большим резервом. Поэтому я и приняла тебя за Великого Мага. Таким резервом могут обладать только архимаги».

— Но откуда у меня такой резерв?

«От рождения, конечно. Можно сказать, что внутри тебя огромный сосуд, только почти пустой. Когда ты вошла в Источник, он заполнился до краев. Теперь он будет пополняться сам. Все молодые маги, чтобы в дальнейшем не тратить время на пополнение резерва, один раз забивают его под завязку. Далее пополнение идет на уровне рефлекса, но с разной скоростью».

— Дела! А что у тебя на других страницах? — полюбопытствовала я.

«Они для записи. Там собраны знания со всех областей магии. Но ты пока пользуйся только первой, остальные я от тебя сокрою. А то прочитаешь невзначай что-нибудь вслух, и встанет голодный зомби пред тобой. А ими управлять — уметь надо. Много некромантов так полегло, по неопытности. Вот был случай тысячи три лет назад. Решил молодой маг ограбить лавку ювелира, и попался по неопытности. Погоня за ним шла нешуточная, и избавиться от нее он решил, вызвав морового зомби. Это зомби убийцы. Схватил он первую попавшуюся книгу по некромантии, оказавшуюся очень древней и стал наскоро проводить обряд призыва. А в книге было сказано, что проводить обряд надо на крови животных или того человека, который должен стать обедом. Если провести призыв на своей крови, зомби может неадекватно реагировать на хозяина. Времени было мало, и маг решил, что неадекватная реакция — это не страшно. Ну, убежит первый зомби — второго призвать всегда можно. Пара заклинаний подчинения должна была решить вопрос. Но в книге не было сказано, что неадекватная реакция на хозяина — это сугубо гастрономический интерес к последнему».

— Так его сразу и съели? — ужаснулась я.

«Не сразу, а по частям. Потом еще и погоней закусили. Долго потом этого зомби по городу ловили, шустрый, зараза! И сообразительный», - закончила Книга свою поучительную историю.

— Погоди-ка, а разве зомби — это не медлительная, неразумная нежить?

«Простые кладбищенские зомби, которые появляются самостоятельно, да, а вот почти все призывные уже относятся к классу разумной нежити и делятся на несколько подклассов. Основные — это рабы и убийцы, но есть и другие. Призывные зомби зачастую обладают хорошим телом и быстрой реакцией, поэтому с ними тяжело работать, а призывать лучше из-за угла или с дерева, так на всякий случай».

— Ужасть, — сказала я, поеживаясь. — Костер погас. Пойду за огнивом сбегаю.

«Зачем куда-то бежать? Разожги его своей силой. Посмотри на угли, сосредоточься и прикажи им гореть. Попробуй, у тебя получится».

Я поглядела на дотлевающие угли. Холодно, однако. Надо быстрее разжигать костер, а то и околеть можно. Я постаралась сосредоточиться, но получилось только изобразить жуткую гримасу. Огонь не загорелся. Я попробовала закрыть глаза и представить, как угли разгораются. Снова не помогло. Холодно же!