Плащ королевский ваш такую ж нить прикрыл.

А я бы предпочел, скажу вам без обмана,

Быть куклой короля, чем куклою Армана.

Молчание.

Король

(задумчиво, становясь все печальнее от слов шута)

Ты шутишь, но ты прав. Пришел из ада он.

Не сам ли сатана в него преображен?

И не его ль в душе моей зияет метка?

Что скажешь?

Ланжели

Думал я об этом сам нередко.

Король

Про это говорить теперь не должно нам.

Как беды гонятся за мною по пятам!

Сюда мне присланы испанские бакланы,

Но рыбной ловли нет. Кругом одни поляны.

Не может прихвастнуть прославленный Шамбор

Прудом, где бы вода дошла хотя б до шпор.

Я выйду с удочкой — поля, с мушкетом — море.

О, как несчастен я!

Ланжели

Полна тоски и горя

Вся ваша жизнь.

Король

А ты б меня повеселил.

Ланжели

Напротив, огорчу. Я слышал, что вам мил, -

И очень правильно, — уход за соколами,

Что куропаток бьют. И знаете вы сами,

Как важен для того сокольничий.

Король

(живо)

Он — бог!

Ланжели

Так вот двоих из них я слышу смертный вздох.

Король

Двоих?

Ланжели

Да.

Король

Кто они?

Ланжели

Известные…

Король

Но кто же?

Ланжели

Да те, из-за кого вас просьбами тревожат.

Король

Дидье и Саверни?

Ланжели

Да, им подобных нет.

Король

Вот неудача-то! Страшнее злейших бед.

Искусство их и так в упадке и застое.

Со мной оно умрет, как, впрочем, все другое.

Из-за чего дрались?

Ланжели

За странную мечту -

Что сокол кречета обгонит на лету.

Король

Неверно. Но едва ль заслуживает казни.

Молчание.

Я мог бы их спасти, когда б не тень боязни,

Что слишком мягким он меня сочтет, увы!

Молчание.

(К Ланжели.)

Так хочет Ришелье повесить их?

Ланжели

А вы?

Король

(подумав и помолчав)

Они умрут!

Ланжели

Умрут.

Король

Как быть? Моя охота…

Ланжели

(приблизившись к окну)

Взгляните, государь!

Король

(живо оборачиваясь)

На что?

Ланжели

Там видно что-то.

Король

(поднявшись и подходя к окну)

Что?

Ланжели

(показывая ему на что-то за окном)

Смена часовых теперь идет.

Король

Ну что?

И это все?

Ланжели

Кто в желтом там?

Король

Никто, -

Капрал…

Ланжели

Сюда привел другого человека.

И что ему шепнул?

Король

Пароль. Ведь так от века

Положено… Ну что?

Ланжели

Веду я вот к чему:

Король — как часовой, и ведомо ему:

Не пика — скипетр длань его отягощает;

Как он отцарствует, тогда его сменяет

Капрал всех королей — смерть, чтоб другой король

Державу получил, а с ней такой пароль,

Как Милосердие, что прямо дан нам богом.

Король

Нет, Правосудие! Хотя решенье строго,

Им должно умереть.

Ланжели

Как вам, как мне, как всем.

Смерть говорит: «Я все, что мне предложат, ем».

Хоть тесно мертвецам, но спать спокойно можно,

А с кардиналом вам и тесно и тревожно.

Да что там, государь, — день, месяц минут, год…

И, совершивши все, все трое в свой черед,

Дурак — я, вы — король и кардинал-властитель,

Спокойно мы уснем; и пусть, как победитель,

В великой гордости кичится человек -

В шесть футов будет гроб, чтоб спать ему навек.

И Ришелье давно уж изменяют силы.

Король

Да, очень жизнь темна, и так светлы могилы!

Но ты со мной еще дурачься и шути.

Ланжели

Я, государь, пришел, чтоб вам сказать: прости.

Король

Что?

Ланжели

Покидаю вас…

Король

Послушай, что за бредни?

Из службы королям идут лишь в путь последний.

Ланжели

Да… скоро я умру.

Король

Ты вправду помрачен?

Шут!

Ланжели

Вешает меня Людовик и Бурбон.

Король

Так расскажи теперь всерьез об этом деле.

Ланжели

В несчастной той и я участвовал дуэли;

А впрочем, хоть не я, но шпага эта — вот,

Вот, государь.

(Преклонив колено, подает шпагу королю.)

Король

(беря шпагу и разглядывая ее)

Меня сомнение берет.

Да… Шпага… Отчего?

Ланжели

Рожден я дворянином.

Мы в преступлении замешаны едином

Все трое.

Король

(серьезно и мрачно)

Так. Прощай. Позволь мне, бедный шут,

Тебя поцеловать, пока еще ты тут.

Ланжели

(в сторону)

Ужасно, как всерьез он принимает дело!

Король

(помолчав)

Нет, правосудью я не ставил бы предела,

Но вас, Арман, не зря жестоким назовут:

Погибнут за дуэль сокольничьи и шут.

(Прохаживается, сильно взволнованный, приложив руку ко лбу. Потом обращается к встревоженному Ланжели.)

Утешься, бедный шут: вся жизнь — одно страданье,

Смерть лучше. Человек непрочен, как дыханье…

Ланжели

(в сторону)

Черт!

Король

(прохаживается; он очень взволнован)

Бедный шут, теперь приходит твой черед!

Ланжели

(в сторону)

Однако у меня по лбу струится пот.

(Громко.)

Коль не заступитесь…

Король

А с кем мне веселиться?

Ты мне придешь сказать, что в мире том творится?

Вот случай редкостный.

Ланжели

(в сторону)

Какой урок мне дан!

Король продолжает прохаживаться большими шагами, время от времени обращаясь к Ланжели.

Король

О Ланжели! Как вновь взнесется наш Арман!

(Скрещивая на груди руки.)

Вернусь ли к власти я, вот что меня тревожит.

Ланжели

Монтень изрек: «Как знать?» Рабле сказал: «Быть

может»…

Король

(с жестом решимости)

Шут, дай пергамент мне!

Ланжели поспешно подает ему лист пергамента, лежавший на столе около чернильницы. Король быстро пишет несколько слов, затем отдает пергамент Ланжели.

Я всех прощаю вас.

Ланжели

Как? Всех троих?

Король

Ну да.

Ланжели

(подбегая к Марьон)

Сюда, скорей, сейчас!

И в ноги королю!

Марьон

(падая на колени)

Оказана пощада?

Ланжели

И это я…

Марьон

Но чьи ж лобзать колени надо -

Его иль ваши?

Король

(изумленно разглядывая Марьон, в сторону)

Что за странный поворот?

Иль это западня?

Ланжели

(передавая пергамент Марьон)

Помилованье — вот.

Марьон целует пергамент и прячет его на груди

Король

(в сторону)

Обман?

(К Марьон.)

Сударыня, прошу — повремените;

Где этот лист?

Марьон

Бог мой!

(Смело показывая королю на свою грудь.)

Его вот здесь ищите

И с сердцем вырвите.

Король останавливается в замешательстве и отступает.

Ланжели

(к Марьон, тихо)

Держитесь, милый друг,

Король наш ни за что туда не сунет рук.

Король

(к Марьон)

Отдайте, говорю.

Марьон

Возьмите!

Король

(опуская глаза)

Чары девы!

Ланжели

(к Марьон, тихо)

Он не коснулся бы корсажа королевы!

Король

(после минутного колебания, не поднимая глаз, жестом приказывает Марьон удалиться)

Ступайте.

Марьон

(с глубоким поклоном королю)

Я бегу их вырвать из оков.

(Уходит.)

Ланжели

Она — сестра Дидье, что холит соколов.

Король

Мне это все равно… Но непонятна сила,

С которою она меня вот так смутила.

Молчание.

Тебя опять простить я должен, Ланжели!

Шут, ты меня провел.

Ланжели

Но знают короли,

Что милость оказать и самому приятно.

Король

Шут прав! В дни казней я тоскую безотрадно;

И прав Нанжи: мертвец не годен ни к чему,

И людный Монфокон — смерть Лувру моему,

(Прохаживается большими шагами.)

Как он посмел отнять, преступно и лукаво,

У сына Генриха помилованья право?

Обезоружен я, отцовский отнят трон!

Я в этом Ришелье, как в гробе, заключен,

И мантия его — мой саван погребальный.

Нет, этим юношам судьбы такой печальной

Я не хочу. Нет. Жизнь прекрасней всех даров.

(После короткого раздумья.)

Бог властен смертному раскрыть могильный ров,

Но не король. Прощу, не совершу злодейства,

И этих мальчиков счастливые семейства

Меня благословят. Решаю! Подписал

Король. Пусть бесится, как хочет, кардинал.

Зато мой друг Бельгард веселым глянет оком.

Ланжели

Подчас и королем быть можно ненароком.

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

КАРДИНАЛ

Божанси

Замок Божанси. Тюремный двор. В глубине башня. К ней с обеих сторон примыкает высокая стена. Налево высокие стрельчатые ворота; направо калитка. Около двери каменный стол и каменная скамья.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Рабочие разбирают угол стены в глубине сцены налево. Брешь уже довольно велика.

Первый рабочий

(ударяя киркой)

Ух! Тяжело!

Второй рабочий

(ударяя киркой)

Пока стена не упадет,

Возиться с проклятой!

Третий рабочий

(ударяя киркой)

Пьер, видел эшафот?

Первый рабочий

Да.

(Идет к воротам и обмеряет их)

Тут, действительно, как будто места мало,

Чтобы могли пройти носилки кардинала.

Третий рабочий

Так это целый дом?

Первый рабочий

(утвердительно кивая головой)

Весь в занавесках он.

Их носит на спине едва ль не батальон.

Второй рабочий

Я встретил чудище под вечер средь тумана.

Казалось, в темноте несут Левиафана.

Третий рабочий

Зачем он явится с охраною своей?

Первый рабочий

Чтоб поглядеть на казнь тех молодых людей.

Так развлекаясь, он поддерживает силы.

Второй рабочий

Ну что ж, пора кончать!

Снова принимаются за работу; стена почти разрушена.

Третий рабочий

Видал ли, братец милый,

Для знати эшафот?

Первый рабочий

Всё им одним.

Второй рабочий

Ну вот,

Кто стал бы строить нам такой же эшафот?

Первый рабочий

А понял ли ты, что те люди совершили,

Чтоб их казнить, Морис?

Третий рабочий

Нет. Так в суде решили.

Рабочие продолжают ломать стену. Входит Лафемас. Рабочие замолкают. Он выходит из глубины сцены, словно идет из внутреннего тюремного двора. Останавливается около рабочих, как будто рассматривая брешь, и дает им какие-то указания. Когда пролом закончен, он велит им затянуть его черным сукном; сукно совершенно скрывает брешь; затем отпускает рабочих. Почти в то же время появляется Марьон в белом платье и под вуалем. Она входит в ворота, быстро проходит по двору тюрьмы и стучит в калитку. Лафемас направляется в ту же сторону медленными шагами. Калитка открывается. Появляется привратник.