Сашка, шатаясь, вышел из дома и пошёл… А куда он, собственно, идёт? Первая мысль, пршедшая в голову, была пойти в бар. Сказано — сделано. Сашка просидел в баре до утра, пока его не закрыли. Бармен, видя, что он не шевелит даже языком, а не только ногами, вызвал для него грав, который отвёз Сашку к его жилому модулю. Сашке с трудом заполз внутрь и улёгся рядом с кроватью.

На три дня Сашка ушёл в запой. Он не "Айронмэн", и его нервы не стальные канаты. Никого в эти дни он видеть не хотел, поэтому он накупил себе контейнеров хаомы, и все дни и пил в одиночку, закусывая харшатиной, и смотрел по "голо" какие-то развлекательные передачи.

На четвёртый день кто-то прислал вызов, стоя перед входом в его модуль.

— Никого нет. — отправил ответ Сашка.

Кто-то снаружи продолжал настойчиво посылать вызов. Сашка выполз к двери и открыл её. На него с ужасом смотрела Лораниэль, держа в руках младенца.

— Аш… Можно… войти?

— Да… Конечно… Я немного не в форме… — нес он чушь, но пригласил Лорниэль войти внутрь.

Лораниэль, увидя бардак в его модуле, не стала морщить носик, а быстро навела порядок и даже приготовила несколько блюд на ситнезаторе.

Они сидели за убранным столом, на котором стояли несколько аппетитно пахнущих блюд и два стаканчика чая — Лораниэль теперь постоянно пила этот земной напиткок.

— Аш. — сразу начала Лораниэль. — Я прощаю тебя. Мы причинили друг другу много боли, но каждый из нас был на своем месте, куда нас определила судьба от рождения. Ты был честен со мной, я очень ценю это. А твоя тайна умрёт вместе со мной. Приводи себя в порядок, послезавтра ты должен быть в форме — у нашего мальчика будет обряд прнятия в семью. Тут приехали старейшины нашего клана… Как увидели, что моего сына не такие уши, как у меня, чуть не поумирали от разрыва сердца. Предлагали срочно организовать свадьбу с любым старым аристократом, чтобы тот позор клана закрыл… И знаешь — я послала их… Так и сказала — у мальчика уже есть отец.

— Спасибо, Лораниэль. — он не знал, как это сказать обтекаемо, поэтому просто сказал как есть — Если я когда-нибудь женюсь, то моей женой будешь ты. Ты — или никто.

Лораниэль улыбнулась, и нежно поцеловала его в щёку.

День был теплый, но небо было затянуто легкой хмарью, закрывающей солнце. Сашка огляделся — на обряд принятия в семью пришли его родные — Настя, Наташа с Игорем. Были приглашённые друзья — Войдан с Солей, держащей на руках Драгана. Витень с Ладой. Друзья и коллеги из его фирмы с семьями — Орей, Былята, Видан. Бакуня уже пристроился рядом с Настей — да, ему уже сообщили — дочь приняла предложение и через три месяца у неё будет свадьба. Пришли друзья, привезённые им с Земли. Рядом с Сашкой стояла Лораниэль, такая же, как он увидел её в первый раз — в строгом бальном платье, стройная, с гордо поднятой головой, ослепительно красивая. Роды не испортили её фигуру, и даже добавли красоты. На руках у неё спал малыш. В стороне, неодобрительно глядя на происходящее, стояли четыре старых и седых как лунь аграфа — старейшины её клана приехали на днях в Берсуат.

Сашка аккуратно взял свёрточек из рук Лораниэль, и в это время малыш проснулся и заголосил. Орал он хорошо, слышно, наверное, было за пару километров.

"Горластый какой" — подумал Сашка. — "Точно, когда вырастет — станет депутатом парламента".

Он поднял горланящего малыша — и в этот момент, будто знак свыше, небо разошлось, и малыша осветило появившееся из-за тучек солнце. И, держа малыша на вытянутых руках, Сашка крикнул в небо:

— Нарекаю тебя — Яр!

Вот сын и получил имя…

Все присутствующие отправились в деловой центр, где был арендован зал в ресторане. Там уже стояли столы с местной выпивкой и земными закусками. Тихое празднование, под стаканчики хаомы и бокалы мейда, продолжалось уже второй час, когда их посетила небольшая делегация — это глава военной администрации Гродан Хрысев с сопровождающими выразил свое уважение Сашке. С ним пришёл Ратмир, глава местной контрразведки. Выпив, отведав земных яств, военные посетовали, что со временем у них туго и им пора уходить, но, как многозначительно сказал Гродан, благодаря Сашке, с каждым днём свободного времени у военных будет больше.

Четверо ушастых сидели в стороне, пили много, причём только хаому, а есть вообще не ели. Наконец, посовещавшись, все четверо подошли к месту, где сидели Сашка с Лораниэль.

— Леди. У нас к Вам — старый "ушан" неприязненно посмотрел на Сашку — личный разговор.

— У меня нет секретов от отца моего сына. — холодно ответила Лораниэль. Не хотелось ей сегодня начинать этот неприятный разговор.

Ушастые, тем не менее, были настроены расставить все точки над "i" прямо сейчас.

— Ну что же, это Ваше право… — "ушан" собрался и выдал. — Наш клан прекращает существование. Мы не можем допустить позора, что наследница Лорда родила от…

— … дикаря. — Подсказал им Сашка, ухмыльнувшись.

"Ушан" злобно зыркнул на него и продолжил:

— Здесь мы лишь для соблюдения формальностей. Мы уже увидели… впрочем, к Праматери этикет! Дочь Лорда родила от "дикого", к тому же гардаррца! Мы не можем признать Вашего сына наследником клана Мака Предгорного.

— Это ваше право, старейшины. — Лораниэль, как ни странно, восприняла их реакцию абсолютно спокойно, и даже с каким-то облегчением. — У меня не было нормального детства и юности — пусть хоть у моего сына будет!

— К сожалению, формально сам факт рождения ребёнка от "дикого" не является достаточным для объявления о прекращении существования клана. Нужны более весомые доказательства.

— Говорите сразу, что вам надо, и покончим с этим. — Лораниэль никогда не могла долго слушать нудение старейшин. Это было выше её сил.

В этот момент в зале изменилось освещение и зазвучала приятная медленная музыка — всё верно, какой же ресторан без танцев?

Лораниэль передала Яра Настёне (та всегда с большим энтузиазмом бралась посидеть с братом) и подала руку Сашке, показывая — мол, пойдём потанцуем! Сашка галантно взял за руку изумрудноокую красавицу, и они направились на танцпол, где уже танцевали пары из приглашённых.

— Нам нужен отчёт медкапсулы о генокоде ребёнка! — крикнул "ушан".

— Лови файл! — не оглядываясь, крикнула Лораниэль. — И убирайтесь к Праматери!

Музыка звучала словно из каждой точки танцевальной зоны. Они с Лораниэль танцевали медленный танец. А потом ещё один. И ещё один. Всё это время они смотрели только друг на друга. Сашка осознал — они, как шахматные фигуры на доске, расставленные Судьбой, исходно были предназначены для того, чтобы уничтожить друг друга. Волей случая, много смертей и несправедливостей проходили красной нитью через их жизнь. Но Создатель улыбнулся им — теперь их жизнь соединило нечто большее, ради чего стоило закопать топор войны. Кто знает, как будет в дальнейшем, но он сделает всё, чтобы эта женщина полюбила его, а он — он, как честно признался самому себе, уже влюбился в неё. И почему-то Сашка был уверен — Лораниэль так же сейчас приняла непростое для себя решение.

Музыка закончилась, конферансье пригасил всех за столы. Они, рука об руку, подошли к своему месту — и не могли поверить глазам. Настёна держала на руках спящего Яра, рядом с ней, как защитник, стоял Бакуня — а перед ними, на коленях стояли четрыре старых аграфа, смотрели на Яра с восхищением, и плача, бормотали:

— Король!.. Святая Праматерь — Король родился!.. У Тартана теперь есть Король!

Конец 4-й книги.