— Я потом объясню тебе, Рани, — Лис сердито глянул на разулыбавшегося подавальщице Акира. — Пока прими на веру то, что он сказал. Фейри действительно бессмертны. Мы — порождения Хаоса. А Хаос не подчиняется законам Порядка. Я видел первый из миров и увижу однажды гибель последнего.

И замолчал. Устало закрыл глаза и приложил ладонь ко лбу. Его руки мелко подрагивали.

Мы с Акиром переглянулись. Я приподняла бровь, указывая взглядом на Лиса. Акир подал плечами: дескать, понятия не имею.

— Странно как-то себя чувствую, — не замедлил пояснить Лис. — Словно в двух шагах от Грани стою, а не за полмира от неё. Не знал бы точно, решил бы, что рядом один из Кошмаров Хаоса.

Мне всё это мало о чём говорило. Нет, я знала, что наш мир окружен стеной, и что из-за этой стены, бывает, прорываются демоны. Но демоны эти были неразумны и неповоротливы, да и между нами и Гранью — пустоши, населённые кочевыми племенами. Нечего и думать встретить демонов здесь, на другом краю мира. А вот Акир как-то напрягся.

— Думаешь, слухи имеют под собой реальное основание? ОН решил познать Порядок?!

— Да я откуда знаю?! Меня, если помнишь, тут не было. Да и не стоит о НЁМ говорить здесь, — отрезал Лис, резко встав. Пойдёмте, договоримся о комнате. Нужно выспаться, завтра нам ещё искать проводника, нанятого Си'Эн. Увидев мой вопрошающий взгляд, Лис устало потер переносицу и окончательно сникнув, попросил: — Рани, давай я всё завтра тебе расскажу. С утра. Сейчас я больше всего хочу поспать. А ведь думал, выспался загодя, на тысячу лет вперёд.

Ах да, Акир говорил, там, у костра. Десять тысяч лет спал Лис. Десять тысяч! История рода людского хранит память лишь о семи.

Определённо, если я отслужу Листопаду положенные им пять десятилетий, мне будет с чем отправиться в Академию. Может даже звание Мастера заслужу. А если… Никакой магией нельзя снять клеймо с моей руки, но разве есть что-то, что не под силу стихии? Вдруг… Нет, не буду зря надеяться. Пока подожду. Когда сумею найти общий язык с Лисом, тогда и спрошу, может ли он помочь.

Мы уже сговорились о комнате и пошли к скрипучей лестнице, ведущей на второй этаж, когда я заприметила в дальнем углу старого знакомого. Шепнув Лису, что подойду через пару минут, я вернулась в зал.

— Ох, Рани, а я-то думал, забыла меня совсем! — Кольд встал и поклонился, потом рассмеялся и сграбастал меня в объятия. Я невольно улыбнулась. Мне нравился этот франтоватый наёмник, с которым мы прошли полмира. Я ему доверяла как никому другому. Ему и третьему нашему спутнику. Кстати, о нём…

— Кольд, а Огарь не вернулся ещё? — спросила я, присаживаясь напротив наёмника. Тот резко помрачнел. Да уж, похоже не забыл ещё, как Огарь его обставил с той бабёнкой…

Огарь был средненьким магом водником. Нехватку силы он компенсировал умом. Мы с ним сошлись ещё в Академии. Он учился на пару курсов старше и однажды спас меня от разошедшихся недоброжелателей. Позже мы встретились здесь, в Костряках. Огарь, как я и, избрал путь наёмника. Авантюрист и непоседа, он вечно оказывался в самом центре событий, о которых лет этак через сто сложат легенды и баллады. А ещё он слыл дамским угодником и вечно влипал в неприятности, из которых мы с Кольдом, прибившимся к нам пару лет назад и дивно вписавшимся в нашу компанию, Огаря вытаскивали.

В начале лета мы расстались. Расстались не слишком по-дружески. Огарь взялся провести к месту одну дамочку, но той не нужны были лишние спутники. Только маг. Обычно мы отказывали таким, говорили, что работаем втроем, но Огарь почему-то выбрал не старых друзей, а эту… стерву. Кстати Кольд тоже на неё заглядывался. Видела я, как он с ней по тёмным углам шушукался, а потом ходил мрачнее тучи.

— Не вернулся. Говорил я ему… — Кольд махнул рукой. — Туда ему и дорога!

— Кольд!

— Что? Я его предупредил. Честно предупредил. Он не послушал. На этом я должен был плюнуть и забыть, но привык я к этому балбесу, решил уберечь. К Си'Эн пошёл. Едва не нарвался на драку. Пришлось признать, что не в праве я ей указывать.

Я замерла, забыла как дышать. А я ещё вспоминала, где могла слышать это имя. Только вот мне казалось, что ту неземную красавицу с аметистовыми, яркими, как драгоценные камни, глазами звали Син. Да, правильно, Син. Я уставилась на Кольда. Принюхалась.

Человек. Синеглазый, темноволосый, белокожий, одетый в чёрное и красное — его любимые цвета, ни в чём другом я его не видела. Красивый, в меру изящный, но человек. Не фейри — уж их-то запах я теперь ни с чем не спутаю. Не Старший — это я знала всегда.

— Ты сказал, её звали Си'Эн? Ты ничего не путаешь? Не Син? — натянуто спросила, глядя в кристально честные глаза товарища. Он скривился, словно что-то кислое съел. Потом покачал головой.

— Ох, Рани, зря ты влезла в эту историю. И спутники у тебя… опасные. Откажись от этой работы. Я Огарю говорил, теперь тебе: пропадёшь. Он-то жизнью заплатит, а вот ты…

— Кольд, мне правда нужно знать. Её звали Си'Эн?

— Да. Её звали именно так.

— Пойдём, — я встала и поманила Кольда за собой. Он остался сидеть, скрестив руки на груди и качая головой. — Да пойдём же. Мои спутники ищут её. Она должна была вернуться к первому дню осени, но не вернулась. Значит, Огарь попал в беду.

— И что? — Кольд вздохнул. — Он выбрал сам. Мы были неплохой командой, я многое узнал от вас, но… Не в моих правилах спасать тех, кто спасёнными быть не хочет. Не в моей натуре и не в моей власти.

— Кольд!

— Прости, Рани, — а в голосе скука. — Я не собираюсь спасать его. Ходят слухи, что степняки готовятся на Псхов напасть, Совет собирает армию. Я послезавтра выезжаю. Родной город всё-таки…

Я презрительно сплюнула и отвернулась. Что толку? Я всегда видела, каков Кольд. Это Огарь мог заблуждаться, но не я. Чем-то синеглазый наёмник напоминал меня саму. Мы были для него удобными спутниками — вот и всё. Не более.

Горечь степной полыни на языке. Словно предал кто-то близкий, словно ушёл кто-то родной. Словно…

— Стой, Рани, — он ухватил меня за плечо. — Постой. Не нужно так… Ты просто не понимаешь, ты не знаешь. Я не МОГУ помочь.

Впервые я почувствовала его запах. Он знал, что я не терплю прикосновений и старался держаться подальше. А я не принюхивалась, боялась, наверное, почувствовать ложь, равнодушие или презрение.

Кольд говорил искренне. Не мог. Хотел. Но не мог. Только вот не Огарю он хотел помочь, а мне. Только мне. Не из любви, не во имя дружбы, а потому, что мы были одинаковы.

— Кольд, ну хотя бы поговори с Лисом. Я-то с этой Син не общалась, может она что говорила. Это очень важно…

— Он мне не обрадуется. И не поверит. Это плохо кончится, Рани… — Кольд вновь уселся за стол. Вновь равнодушие в синих глазах, вновь пустота.

— Прошу, Кольд. Ну чего тебе стоит?! Я тебя защищу, если он что выкинет. Да и что он может против нас двоих — оборотень-то?! Ну, Кольд! — Слукавила. Я была не уверена, что смогу уберечь друга от Лиса, если он на самом деле разъярится.

На миг в его глазах мелькнуло что-то… странное. А потом он рассмеялся. Искренне. Невиданное зрелище. Он редко позволял себе демонстрировать настоящие эмоции, я всегда чувствовала фальшь его улыбки.

— Это может оказаться интересным… Вьюга, защищающая меня от… оборотня. Ради того, чтобы взглянуть на такое, я соглашусь. — Он встал и подхватил с лавки чёрный с алым подбоем плащ, накидывая его. — Ну, чего встала? Веди. Я откуда знаю, где вы поселились?!

Лис уже спал. Акир, увидев, что я не одна, разом подобрался, угрожающе рыкнул. Я с тревогой глянула на Кольда — он улыбался.

— Ух, какая киска. Спокойней, малыш, тише… Ты же не собираешься меня съесть?

— Это ещё кто? — он проснулся мгновенно, только услышал чужой голос. И в глазах ни капли дрёмы — только вежливое любопытство и злость. Рыжие волосы спутались, косички расплетены — передние пряди занавешивают половину лица, лезут ему в глаза и рот.

— Это мой друг. Его зовут Кольд. Мы с ним нашли проводника Си'Эн.

Лис встал и вдруг покачнулся. Акир бросился к нему, поддержал, не дал упасть.

— Великий Князь, с вами всё в порядке? И одновременно с ним я:

— Ты чего?

Лис прикрыл глаза и осторожно сел на краешек постели. Отмахнулся от засуетившегося Акира. Кольд, усмехаясь, прислонился к стене, скрестил руки на груди и терпеливо ждал. И ни капли любопытства или удивления.

— Кто ты? — спросил. Я подумала — меня, но обнаружила, что Лис смотрит на Кольда. Недобро смотрит. В неверном свечном полумраке его лицо, освобождённое от пелены волос, отброшенных назад, кажется маской. И вновь я вижу, как что-то пробивается из глубин его зрачков, и вновь слышу треск пламени, чувствую искры, которые, словно бабочки, садятся мне на ладонь. И пахнет холодным осенним ветром, прелой листвой и бегом.