ГЕНЕЗИС СИЦИЛИЙСКОЙ МАФИИ


Го, что впоследствии было названно «мафией», первоначально возникло и устойчиво воспроизводилось в шести западных провинциях острова Сицилия, а также в южноитальянской провинции Калабрия. По свидетельствам членов сицилийской мафии, они называют свою организацию Cosa Nostra («наше дело»), а ее аналог в Калабрии носит название Ndrangheta, которое произошло от греческого слова, обозначавшего «смелый», «благородный». В Неаполе также длительное время существует преступное сообщество, известное как Camorra.

Исторически Сицилия находилась на перекрестке средиземно-морских торговых путей, занимала важное стратегическое положение и постоянно подвергалась завоеваниям. Большую часть своей истории население острова прожило под властью других государств — греческого, византийского, нормандского и испанского. Феодальная Сицилия не имела собственной государственности, но ее жители, как отмечают многие исследователи, выработали неформальные механизмы самоуправления, которые позволяли поддерживать во многом самостоятельную жизнь, не зависимую от иностранного господства. Этот исторический фон создал локальную субкультуру, характерной чертой которой являлась враждебность к государству и склонность полагаться на свои силы. Конфликт с государством приобрел особую остроту после победной высадки на острове армии Джузеппе Гарибальди в 1863 г. и последующего создания единого итальянского государства.

Первое упоминание о тайных преступных сообществах на Сицилии относится к 1838 г. В докладе генерального прокурора Сицилии министру юстиции Бурбонского королевства говорилось: «Во многих деревнях существуют союзы или братства, что-то вроде сект, которые называются partiti, которые не имеют политической окраски, целей, постоянных мест встречи и которые объединены только лишь общей зависимостью от своего главы, который в некоторых случаях является землевладельцем, в некоторых — священником. У них есть общий денежный фонд, служащий общим целям, иногда для освобождения от ответственности или защиты какого-нибудь официального лица, иногда для защиты обвиняемого, иногда для уголовного преследования невинных. Они (братства) образуют множество маленьких правительств внутри правительства».[37] Первое систематическое описание мафии, свидетельствующее о ее устойчивости и влиянии, было опубликовано в 1876 г. Леопольдо Франчетти. Он описал ее как «индустрию насилия» — совокупность подпольных ассоциаций, имеющих законы, правила членства, санкции и промышляющих незаконным насилием.

Классовая структура феодальной Сицилии вплоть до середины XIX в. состояла из владельцев латифундий (баронов) и крестьян. Испании так и не удалось создать на Сицилии эффективную полицию, и порядок на острове поддерживался частными армиями и частными охранниками (campieri). После отмены феодальной собственности на землю в 1812 г. началось формирование земельных и сельскохозяйственных рынков. При этом большая часть владельцев латифундий стала переезжать в города, продавая свои земли или сдавая их в аренду частным предпринимателям (gabelotti). Считается, что частично из габелотти, частично из оставшихся не у дел частных охранников и начала формироваться мафия.[38] После объединения Италии на Сицилии была создана новая система государственной власти, введены новые законы и выборные органы. Началось формирование нового государства. Именно в период формирования государственности и рынков (последняя четверть XIX в.) и образовалась мафия.

Самим участникам тайных ассоциаций и братств термин «мафия» долгое время был не знаком. Они употребляли выражения «наше дело», «наши друзья», а себя называли иото di rispetto, иото d’onore — уважаемыми людьми, людьми чести. Термин «мафия» вошел в обиход благодаря театральной пьесе Джузеппе Ризотто / Mafiusi della Vicaria, название которой можно перевести как «Крутые из Викарии» (Викария — тюрьма в Палермо). В ней идет речь о сообществе бесстрашных и агрессивных преступников, находящихся в тюрьме и являющихся членами влиятельного секретного сообщества со своими правилами, ритуалами, характерным поведением. Пьеса была поставлена в Палермо в 1863 г. и стала гвоздем сезона, будучи сыгранной в том же году 55 раз. За последующие двадцать лет на Сицилии и в Италии ее сыграли более двух тысяч раз.[39] В пьесе термин «мафиози» употребляется в смысле «крутой», «надменный». Одна из реплик стала крылатым выражением того времени: «Chu vurrissi fari u mafiusu cu mia?». В свободном современном переводе это звучало бы так: «Ты что, пытаешься крутого передо мной изображать?». По мнению большинства исследователей, благодаря этой пьесе термин «мафиози» и производное «мафия» стали устойчиво ассоциироваться с тайным преступным сообществом, которое в то время уже существовало, но не имело обобщающего имени. Функцию наименования — но не изобретения, а скорее артикуляции уже существовавшей совокупности практик и социальных форм — выполнило, как это часто случается, произведение искусства.

К началу XX в. мафия заняла прочное место в политике и экономике Южной Италии, насчитывая вместе с калабрийской Ндран-гетой более 200 относительно автономных братств или «семей», каждая из которых контролировала определенную местность или населенный пункт. Численность некоторых семей не превышала 10 человек. Систематическая борьба с мафией началась в 1920-х гг., после прихода к власти фашистов во главе с Муссолини и с началом политики укрепления государства. Именно в этот период в уголовном кодексе появился термин associazione о delinquere, «преступное сообщество», что позволило комиссару Чезаре Мори, префекту Палермо, назначенному в 1924 г., арестовывать и сажать в тюрьму сотни мафиози. Борьба с мафией велась чисто репрессивными мерами, без особой заботы о правовом и процессуальном аспектах. Имея неограниченные полномочия, полиция просто стремилась выявить наиболее активных членов мафии, найти их и посадить в тюрьму под любым предлогом. Так, во время операции против клана Грисафи в течение одной ночи подчиненные Мори арестовали 357 человек по подозрению в принадлежности к мафии или сотрудничестве с нею.[40] Прекрасно понимая, что основой власти мафии является насилие, Мори открыто признавал, что он борется с мафией ее же средствами: «Если сицилийцы боятся мафии, то я докажу им, что я самый могущественный мафиозо».[41] Мори также стремился лишить мафию морального авторитета, обесчестить мафиози в глазах населения. По его распоряжению полиция конфисковывала имущество и скот членов мафии, устраивая праздничные раздачи населению и демонстрируя, что «уважаемые люди» не в состоянии защитить свою собственность, а значит, более не могут претендовать на уважение.

Спасаясь от преследований, многие мафиози эмигрировали в США, пользуясь каналом, налаженным одним из самых знаменитых мафиозо Вито Кашио Ферро. В США в то время как раз начался период сухого закона и расцвета бутлегерства, что создавало благоприятные условия для роста организованной преступности. Этот рост происходил во многом за счет массового прибытия свежего контингента с Сицилии. В 1928 году Мори объявил об успешном окончании борьбы с мафией и восстановлении государственности. Действительно, в период фашистской диктатуры влияние мафии было очень слабым. Но в 1943 году американские войска высадились на Сицилии и начали освобождение острова от фашизма. Для успешной операции им, естественно, требовались союзники, информанты, проводники и т. п., которые нашлись в большом количестве в итальянских кварталах американских городов среди обосновавшихся там «уважаемых людей». Так вместе с триумфальным освобождением Сицилии буквально «на броне» американских танков мафия вернулась и снова заняла господствующие позиции в политико-экономической жизни острова.

Послевоенная эволюция мафии во многом определялась ее активным вовлечением как в нелегальную, так и легальную экономику Южной Италии. С началом послевоенной индустриализации Южной Италии и активного развития инфраструктуры мафия фактически монополизировала государственные субподряды на строительство дорог, заводов, нового жилья. Это позволило повысить доходы преступных организаций. Из сельского дона, заботившегося о местном населении и вершившего справедливость, мафиозо постепенно превращался в городского гангстера-предпринимателя, а богатство становилось альтернативным источником статуса. Пино Арлакки одним из первых описал процесс превращения мафии п капиталистическое предприятие, последовавший за этим кризис традиционных ценностей и потерю легитимности. После того как и 1970 г. американская полиция ликвидировала основной канал поставок героина в США через Марсель (известный как French Connectioni), высокодоходные поставки наркотиков были налажены через Сицилию. Это означало нарушение традиционного морального запрета на наркоторговлю, долгое время соблюдавшегося мафией. Именно внутреннее разложение мафии облегчило задачу борьбы с ней, которую на этот раз возглавили коммунисты. В 1983–1984 гг. в Палермо прошли масштабные судебные слушания (Palermo maxi-processi), на которых впервые двое глав мафиозных семей, Томмазо Ьушетта и Сальваторе Конторно, нарушили обет молчания и дали показания. Всего в судебном процессе фигурировали 474 подозреваемых, 254 из которых были приговорены к различным срокам заключения. К концу XX века влияние мафии заметно ослабло. Этому способствовало активное преследование членов преступного синдиката, продолжившееся в 1990-е гг., а также снижение преступных доходов, вызванное как уменьшением государственных расходов на строительство в Сицилии, так и изменением географии мировых наркопотоков, которые теперь обслуживаются более мелкими этническими группами, близкими к местам производства наркотиков.