Мать моя Гизела соли очень обрадовалась, а на раба посмотрела с сомнением. Ибо здоровенный был этот Багмс, сразу видно, что привык много жрать.

Был он широкоплеч, очень светловолос, глаза имел голубоватые, почти белые, водянистые. Шевелился и говорил как во сне. Мешок однако донес исправно; Тарасмунд и взял его ради того, чтобы мешок тащил.

БАГМС-ГЕПИД

Дедушке Рагнарису этот Багмс сразу не по душе пришелся. Едва только Багмса завидя и гепида в нем признав, дедушка Рагнарис громко плюнул, рукой махнул, повернулся и в дом пошел. Багмс-гепид то в спину дедушке Рагнарису посмотрит, то на Тарасмунда поглядит, но с места не трогается только белыми коровьими ресницами моргает. И губа у него удивленно отвисла.

Дядя Агигульф гепидов хорошо знал, потому что не раз сражался с ними. Он сказал, что такой вид означает - думает гепид.

Закончив думать, Багмс обратился к Тарасмунду и попросил еды.

Тогда мы еще не знали, как нового раба зовут. Странные имена у этих гепидов. "Багмс" по-нашему "дерево". Но не доброе смоляное, а лиственное, у которого древесина бросовая, быстро гниет.

Багмс сказал нам, что его отец Айрус. Мы думали, что это еще одно странное имя гепидов. По-нашему "айрус" означает "посланник".

Отец Багмса и вправду был посланником от очень дальних гепидов к дальним гепидам. А звали его как-то иначе. Как - того Багмс не сказал.

У очень дальних гепидов в их бурге был свой военный вождь. Звали его Эорих. Этот Эорих задумал идти на аланов. Но он не хотел один на аланов идти и послал своего человека к дальним гепидам, чтобы склонить тех вместе с ним на аланов идти. Только долго ждал ответа этот Эорих. Посланник пришел к дальним гепидам, сел на их землю. Пока этот посланник переговоры со старейшинами дальних гепидов вел, много времени прошло. Он себе дом срубил, взял жену, она нарожала ему детей. Так и остался жить среди дальних гепидов, а к своему вождю Эориху не вернулся. Дальние же гепиды звали его просто "Айрус", то есть "Посланник".

Так вот, наш Багмс и был сыном этого Айруса.

Когда Багмсу было уже года три или четыре, старейшины дали Айрусу свой ответ: отказались они идти с Эорихом на аланов. Аланы же к тому времени Эориха уже наголову разбили, так что и искать этого Эориха теперь бесполезно.

Ближние гепиды, как и мы, с аланами и вандалами в мире живут. А как дальние гепиды с аланами живут - того никто не знает. Дядя Агигульф хотел узнать это у Багмса, но Багмс не мог ему сказать, потому что не понимал.

Мои сестры, Сванхильда и Галесвинта, на Багмса смотреть не могли - со смеху мерли. Пошепчутся и трясутся от хохота.

На другой день, как отец мой Тарасмунд вернулся из похода, дедушка Рагнарис устроил пир в своем доме. В тот день по всему селу праздник был. Хродомеровы родичи тоже пришли с богатой добычей.

Я любовался дедушкой Рагнарисом. Рядом с дедушкой блекла слава героя - Тарасмунда. Отец мой Тарасмунд вообще не умеет о своих подвигах рассказывать. Не то что дядя Агигульф. Тот как начнет о своих походах рассказывать - заслушаешься. А Тарасмунда послушать - ничего интересного: дождь, слякоть, лошадь охромела...

Испив немало, дедушка лицом стал красен и голосом звучен. Когда Ильдихо снова подошла к нему и поднесла кувшин с пивом, дедушка Рагнарис отправил ее к Тарасмунду и вдогонку хлопнул пониже спины: поторопись, мол, к герою. Брат мой Гизульф было захохотал, но дядя Агигульф остановил его отеческой затрещиной.

А мать моя Гизела у Ильдихо кувшин отобрала, чтобы самой поднести Тарасмунду. Ильдихо же она в шею вытолкала, чтобы к погребу шла и еще пива несла.

Ильдихо хоть и выше ростом, чем моя мать, хоть и крепче ее, и на язык бойчее, и постоять за себя умеет лучше (а уж на расправу скорая - про это говорить не хочется), но все же стерпела.

Моя мать Гизела и дедушкина наложница не очень-то любят друг друга.

Тут дедушка Рагнарис встал и стал говорить речь в честь Тарасмунда победителя гепидов. Он долго говорил. Рассказал всю историю племени гепидов. У нас в доме любят слушать, как дедушка Рагнарис рассказывает предания.

Я всегда слушаю дедушку очень внимательно. А Гизульф почти не слушал, он шептался с дядей Агигульфом. Гизульф когда-нибудь станет главой большого рода - что он будет рассказывать на пирах, если не запомнит слова дедушки Рагнариса?

А дядя Агигульф - что с него взять? Хоть и старше нас годами, но из сыновей Рагнариса младший и старейшиной ему не быть.

Когда мы, готы, вышли на трех больших кораблях с острова Скандзы (рассказывал дедушка), ветер для всех трех кораблей был одинаковым. Но два корабля пристали к новому берегу раньше, чем третий. Замешкались на третьем, выказали нерасторопность. От трех этих кораблей три рода пошли: от одного остроготы, от другого везеготы, а от третьего, того, что запоздал, - гепиды.

Будучи умом не быстры, гепиды не сразу поняли, что они на суше, и потому свой корабль на себе понесли. Сперва те гепиды несли, что с острова Скандзы вышли; потом дети их несли; потом передали корабль внукам. А как дети внуков за корабль взялись и на плечи взвалили, распался корабль, ибо истлел. И тогда поняли гепиды, что на суше они.

Так говорил на пиру дедушка Рагнарис.

Я сидел на дальнем конце стола, недалеко от Багмса. Когда дедушка про гепидов рассказывал, все хохотали. Мои сестры, Сванхильда и Галесвинта, визжали и аж слюной брызгали, так смешно им было.

Я приметил, что они все носили и носили еду Багмсу. Я поймал Сванхильду за косу и спросил, что это она Багмсу еду носит. Вроде как еще не жена ему, чтобы так о нем печься. Неужто за раба-гепида замуж собралась?

Сванхильда меня по голове ударила и обозвала дураком. Обиделась.

А Галесвинта сказала: смеха ради носит, чтобы посмотреть, сколько этот гепид пожрать может. Ее, мол, всегда интересовало, сколько в гепида влезет, ежели ему препонов в том не чинить.

А Багмс знай себе жует репу с салом.

Я посмотрел на Багмса. И вдруг люб мне стал этот Багмс.

От обжорства в животе у Багмса так ревело, что заглушало речи дедушки Рагнариса.

Когда дело пошло к ночи, воины затеяли свои богатырские потехи, а женщин, детей (и меня в том числе) и Багмса отправили спать.

Я шел по двору рядом с Багмсом, чтобы показать тому, где ему спать. Багмс вдруг забормотал себе под нос, что предки-де корабль не потому несли, что в море себя воображали, а от бережливости. Вдруг да снова к морю выйдут? Думали предки: вот глупый вид у готов будет, когда снова к морю выйдут, а корабля и нет. Мыслимое ли дело - такой хороший корабль просто взять да бросить!

Так ворчал Багмс.

ЗА ЧТО ДЯДЯ АГИГУЛЬФ БАГМСА НЕВЗЛЮБИЛ

Багмс у нас совсем недолго прожил, не больше месяца. Когда Багмса у нас не стало, я об этом жалел, потому что хотел, чтобы Багмс сделал мне лук и научил стрелять. Известно, что гепиды хорошие лучники. У нас в селе тоже есть луки. Но наши луки только охотничьи, а настоящих стрелков у нас не встретишь. У гепидов же есть большие луки. Как-то раз Гизарна показывал моему брату Гизульфу и мне стрелу от гепидского лука. Это была большая стрела, локтя в три. Говорят, что их луки в человеческий рост.

Этот Багмс мне сразу полюбился, и моему отцу Тарасмунду, видать, тоже. А вот дядя Агигульф сразу невзлюбил этого Багмса-гепида.

И было ему за что.

Едва возвратившись домой, встав утром после пира, Тарасмунд отправился на поле - посмотреть на подвиг брата-ораря. Тарасмунду беспокойно было: как без него пахота прошла. Еще во время пира он то у дедушки Рагнариса, то у дяди Агигульфа допытывался. Еле утра дождался, чтобы идти.

С Тарасмундом пошел дядя Агигульф. Только пошли к полю, как появился Багмс и, не таясь, но и не приближаясь, следом поплелся.

Дядя Агигульф уже тогда зло на него посмотрел, но промолчал. Очень не любит дядя Агигульф гепидов.

Я тоже с отцом пошел.

Пришли на поле.

Тарасмунд поле осмотрел, прошелся (а на лице ухмылка); после молча дядю Агигульфа по плечу похлопал - тот и взбеленился.

А Багмс по дальнему краю поля пошел и все на борозды глядел. Дошел до того места, где вол наискось пошел, борозду скривил (это когда дядя Агигульф, разъярясь, соху бросил). Остановился Багмс и думать начал: рот приоткрыл, ресницами заморгал.

Отец к тому месту пошел - поглядеть, что там такое Багмс увидел. Я рядом с дядей Агигульфом остался, не пошел туда. И видел, как все мрачнее и мрачнее становится дядя Агигульф.

Я еще вчера подумал: хорошо бы гепид мне лук сделал. Глядя на дядю Агигульфа, как он стоит и зло на этого Багмса глядит, я подумал: не убил бы он этого гепида прежде, чем этот гепид мне лук сделает.