Я сузила глаза. — Если б ты родился животным, знаешь, кем бы ты был? — спросила я. Вспышка неуверенности мелькнула на его лице. После нашего небольшого столкновения под дождем, я погуглила про лам, как он и предлагал. Судя по информации, они были довольно грубыми животными: плевки, удары головой и ногами - часть их обычного поведения.

— Павлином.

Он засмеялся.

— И тебе потребовалась целая неделя, чтобы придумать это, не так ли? — его взгляд снова был на моих губах.

— Конечно, — сказала я, пожав плечами.

— Ну, так тогда справедливо будет сказать, что ты думала обо мне всю неделю? — Теперь была моя очередь выглядеть потрясенной. Черт. Как раз тогда, когда таким должен был быть он.

— Нет.... и.... нет, я не пойду никуда с тобой.

Я откинулась в кресле и решила взглянуть на панель со счетом. Возможно, если я проигнорирую его, он оставит меня в покое. «The Black Eyed Peas» громко разносилась из всех колонок. Я ритмично затопала ногой.

— Почему нет? — Он казался взволнованным, и мне это нравилось.

— Поскольку я лама, а ты павлин - МЫ просто не совместимы. — В зале повышался интерес к нам, и люди начали вставать с мест, чтобы лучше видеть, что происходит. Я начала нервничать.

— Хорошо, — сказал он, как ни в чем не бывало. — Так что ж мне сделать? — Он так низко наклонился ко мне, что я почувствовала его дыхание на своем лице. Пахло мятой. Я затаила дыхание и постаралась вернуть контроль над своим сердцебиением.

И тогда мне в голову пришла гениальная мысль.

— Промахнись.

Он склонил голову. Я наклонилась ближе к нему, сузив глаза. На этот раз я говорила медленно, чтобы не возникло никакой путаницы.

— Промахнись, и я встречусь с тобой.

Я увидела, как нежность испарилась из его глаз. Попросить павлина выдернуть свои перья - очень нелегко.

Он быстро встал, даже слишком быстро, и направился назад, на площадку, перепрыгивая через несколько ступенек сразу. Я откинулась на сиденье с самодовольной улыбкой. Уверена, он не ожидал подобного. Хвастун. Идиот.

Кэмми перевела взгляд с меня на Калеба. На её лице отразилось что-то вроде благоговения. Она открыла было рот, чтобы произнести что-то, как я подняла палец, заставляя её замолчать. Сейчас было не до болтовни Кэмми.

— Молчи, Кэмадора, — предупредила я её.

Я сосредоточила свое внимание на фигуре, стоявшей на линии штрафного броска, которая не выглядела такой довольной, какой была еще несколько минут назад.

Судья свистнул, и Калеб поднял мяч, который прокручивал в руках. Я пыталась представить, о чем он думает. Не сомневаюсь, он думал обо мне. Наверное, был зол на то, что я взяла на себя смелость... Я потеряла мысль. Начался момент истины.

Мышцы его рук напряглись, и мяч вылетел из его рук, направившись прямо в кольцо. Моему мозгу понадобилось всего лишь несколько секунд, чтобы осознать, что что-то в этой ситуации пошло не так. И затем это произошло. Мяч, неудачно войдя в корзину, выпал из неё и упал на площадку с отвратительно глухим звуком. Я с ужасом наблюдала, как толпа разразилась гулом.

— Нет, нет, нет, нет, — пробормотала я под нос. Как он мог так поступить? Зачем он это сделал? Ну что за идиот!

— Оливия, я собираюсь делать вид, будто ничего этого не слышала, — шипела Кэмми, хватая меня за запястье. — Но нам нужно уйти до того, как кто-нибудь убьет тебя. — Пока она тащила меня сквозь толпу, я оглянулась на площадку, чтобы бросить последний взгляд на происходящее. Калеб исчез.

Я ничего не слышала о нем в течение недели. Чувство вины начало просачиваться в мои самодовольные мысли, и это было чертовски больно. Я не хотела признавать, что Калеб Дрэйк удивил меня, унизив при этом себя. Кто-то вроде него не способен удивить кого-то вроде меня... верно?

Так или иначе, но новость о том, что он проиграл игру ради девчонки, распространилась по всему кампусу. Так как я была последней, с кем он разговаривал за несколько минут до своего промаха, то все подозрения пали на меня. Девчонки перешептывались, когда видели меня, а баскетбольная команда встречала меня заискивающими и угрожающими взглядами.

— Не настолько она и красива, — я слышала, как одна черлидерша сказала другой. — Если он собирался ставить под угрозу свою баскетбольную карьеру, то должен был выбрать для этого задницу получше.

Сгорая от стыда, я склонила голову и исчезла в библиотеке. Откуда мне было знать, что на этой игре будут присутствовать персоны, от мнения которых будет зависеть его карьера? Мои познания в спорте ограничиваются лишь способностью различать между собой разноцветные мячи, да и кто бы мог подумать, что он и правда сделает это?

Я начала проводить немного больше времени перед зеркалом по утрам, подкрашивая ресницы и завивая волосы. Поскольку все взоры теперь были устремлены на меня, я пыталась стать более привлекательной задницей.

Вообще, я была слишком симпатичной, чтобы быть дурнушкой, и мои черты лица были слишком округлые, чтобы я могла сойти за экзотику. Мужчины избегали меня. Кэмми однажды сказала мне, что в моих глазах читается некая свирепость, и люди просто бояться меня. Да, но Калеб Дрэйк не боялся. Он нарочно промахнулся. Он сыграл в мою игру, и я проиграла.

— Оливия, тут эмм... посылка для тебя, — однажды вечером прокричала Кэмми через дверь в ванной.

Когда я вышла из ванной, коробка лежала на моей аккуратно заправленной кровати. Я быстро взяла её и плюхнулась на то место, где она прежде лежала. Кэмми закатила глаза и рухнула на свою кровать, которая не убиралась уже в течение недели.

— Не собираешься открыть её? Её доставил тот жуткий парень из почтового отделения студенческого городка. Он даже попытался вдохнуть запах моих волос, когда я забирала у него посылку.

— У него проблемы с носом, — сказала я, схватив ножницы, — не льсти себе. — Коробка открылась, и я смотрела на неё, не совсем уверенная в том, что действительно это видела.

— Это сдутый баскетбольный мяч, — сказала я, демонстрируя его Кэмми. К нему прилагался конверт. Кэмми села, внимательно следя за происходящим.

— Нет, гений, это тот самый сдутый баскетбольный мяч!!

Я с трудом сглотнула и начала читать записку:


Оливия,

Пришло время расплаты. Встречаемся в библиотеке через 10 минут.

— Калеб


— Невероятно! — сказала я, взяв в руки мяч. — Никакого тебе пожалуйста! Он фактически приказал, чтоб я была там!

— Ты пойдешь. — Кэмми встала, уперев руки в бока.

Я сжала губы и покачала головой, словно говоря «нет».

— ОЛИВИЯ! Ты разрушила самый важный для него матч сезона! Ты обязана ему.

Она права.

— Хорошо. ХОРОШО! — закричала я, подражая её тону. Схватив худи из шкафа, я яростно натянула её через голову. — Но только это, договорились? — сказала я, тыкая в неё пальцем. — Я встречусь с ним в библиотеке, но затем я не хочу ничего слышать об этом от тебя, него или этих чертовых черлидерш!

Кэмми просияла. — Удостоверься, что ты запомнишь каждую деталь, и попытайся упомянуть мое имя.

Я захлопнула за собой дверь.

В полдесятого вечера в пятницу библиотека «Dart» напоминала призрачный город. Женщина с непробиваемым лицом стоит за стойкой и наблюдает за двумя первокурсниками, которые уже собираются уходить. Я замечаю объявление с фотографией Лоры Холберман на стене, призывающую связаться с руководством, если у кого-то появится информация о ней. Она была хороша, и напоминала Дейзи Дьюк[8]. Светлые волосы, очень много туши и губы, вытянутые так, словно она только что ела леденец на палочке. Она отсутствовала уже шесть дней, и её историю освещала Нэнси Грэйс[9] - мой герой.

Я вздохнула. Видимо, я пришла раньше. Чтобы скоротать время я решила сходить в раздел фантастики, чтобы проверить, не появилось ли там чего стоящего.

Калеб нашел меня там несколько минут спустя.

— Привет, Оливия, — он шел по направлению ко мне с такой насмешливой уверенностью, что мне захотелось поставить ему подножку.

— Калеб, — кротко кивнула я в ответ.

Он был одет в короткую черную куртку и свитер, который смотрелся очень дорого. Мое сердцебиение участилось. Я постаралась успокоить его, а затем повернулась лицом к Калебу. Его руки находились в карманах вельветовых брюк. Очень в стиле «GQ». Я ожидала, что он появится в одной из этих глупых спортивных курток и паре темных джинсов.

— Почему ты так вырядился? — отрезала я, кидая роман в кучу книг, лежащую на столе.

— Как ты находишь время для чтения? — спросил он, взяв в руки книгу и изучая обложку. Я не собиралась говорить ему, что у меня была не слишком насыщенная жизнь, и я читала выходные на пролет. Вместо этого я послала ему обжигающий взгляд в надежде, что он сменит тему. Этот глупый осел, наверное, не прочитал ни одной книги от корки до корки. Я собиралась сказать ему это, но он ушел в соседний проход и вернулся, держа в руках толстый роман.