Оу, да... я должна была ответить на его вопрос.

Взглянув на ствол дерева, который напомнил мне ужасно переплетенное тесто, я поняла, как сильно, должно быть, уставилась на него.

— Ты пытаешься заигрывать со мной? — вздохнула я.

Он издал приглушенный звук. — Калеб Дрэйк.

— Прости, что?

— Меня зовут Калеб Дрэйк, — сказал он, протягивая мне руку. Калеб Дрэйк - печально известное имя в нашем университетском городке, и у меня не было никакого желания присоединяться к его фан-клубу. Я довольно жестко пожала ему руку, чтобы он смог понять, что я не попала под его чары.

— Да, я пытался заигрывать с тобой, пока ты не пристрелила меня своим рукопожатием.

Я приподняла брови и заставила себя улыбнуться. Хорошо, нужно сделать это быстро. У спортсменов очень низкий уровень концентрации внимания.

— Послушай, мне очень хотелось бы стоять здесь и болтать с твоим эго, но мне уже пора идти.

Я прошла мимо него и с облегчением направилась к своему холодильнику, в котором меня поджидала пинта взбитых сливок и мороженного. Я собиралась добавить к ним шоколадный сироп и сделать молочный коктейль.

Его смех донесся до меня, когда я уже дошла до бордюра. Я напряглась, но продолжала идти.

— Если бы ты родилась животным, то ты бы была ламой, — крикнул он мне в след.

Это меня остановило. Неужели этот придурок и правда сравнивает меня с волосатым животным?

— Почему это, интересно? — я все еще находилась к нему спиной, но мои глаза смотрели на него.

— Погугли.

Неужели это действительно происходит? Я описала головой дугу, в стиле экзорциста, и уставилась прямо на него. Он выглядел очень самоуверенным.

— Еще увидимся, — сказал он и, засунув руки в карманы, направился назад к своей группе.

Я закатила глаза. Надеюсь, что этого никогда не произойдет. Я была на взводе в течение всего времени, пока шла в свою комнату в общежитии. Прежде, чем я успела взяться за ручку, дверь широко распахнулась. Знакомьтесь, моя новая соседка по комнате.

— Почему он разговаривал с тобой?

Она была приятной, светлоглазой блондинкой, которую я очень хотела ненавидеть за то, что она была ужасно милой малышкой.

— Он проводил набор участников в свой фан-клуб, и я порекомендовала ему тебя, Кэм.

— Серьезно, Оливия? И что он сказал? — она стояла со мной, пока я аккуратно складывала книги на своем столе. Когда я попыталась проигноривать её, она начала бросать «M&M’s» мне в голову.

— Да он просто красовался перед своими дружками, и тут нечего рассказывать. Правда! — она позволила мне пройти. Я уже направилась было за своими сливками для взбивания, которые собиралась выпить, как она перекрыла мне дорогу.

— Ты такая тупица!

— Тупица? — я покачала головой. — Ты называешь меня неразумной или глупой? — Я с тоской смотрела через её плечо на холодильник.

— Калеб Дрэйк не бегает за девчонками, это девчонки бегают за Калебом Дрэйком. Он поступился принципами, чтобы поговорить с тобой, а ты его отшила!

— Он не интересуется мной, — сказала я, вздыхая, — а просто выпендривается перед друзьями.

— Ну и пусть выпендривается. Кого это волнует? Этот парень давно заработал для себя это право. Он великолепен!

Я издала приглушенный звук.

— Оливия, — не унималась она, — существует и иная жизнь, нежели книги и учеба! — она демонстративно сбросила мои учебники со стола. — Парни... они могут... делать такое, — закончила она, кивая в мою сторону.

— Ты, — сказала я, тыкая её в бок, — шлюха.

Подняв с пола учебник, я начала его читать.

— О-ли-ви-я!

Я зажмурилась. Ненавижу, когда она произносит мое имя по слогам.

— Хммм?

Она выхватила книгу у меня из рук.

— Ты вообще слушаешь меня, ханжа неблагодарная, — Кэм схватила меня за подбородок рукой и приподняла вверх, чтобы я смотрела на нее. — Он будет разговаривать с тобой снова, хотя бы потому, что ты его оттолкнула. Похоже, ему понравилось это, и когда он сделает это снова, — она приложила руку к моему протестующему рту, — ты будешь разговаривать и флиртовать с ним. Ты поняла меня?

Я пожала плечами.

Кэмми завопила «Ааааа!» и заперлась в ванной.

Меня вообще не заботило, какой эффект он оказывал на девушек студенческого городка. Калеб Дрэйк ничего не значил для меня. Он никогда не будет иметь никакого значения для меня. Я непреклонна. Конец истории.

Кэмми была права. Позднее, на этой неделе, я занималась весь день, когда она начала ворчать на меня, уговаривая пойти с ней на баскетбольный матч.

— Я куплю тебе горячий шоколад.

— С дополнительными взбитыми сливками?

— С целым облаком сливок, если ты поторопишься!

Десять минут спустя я сидела на трибунах, потягивая горячий шоколад с дополнительными взбитыми сливками из небольшого пластикового стаканчика. Кэмми не обращала на меня никакого внимания, и я уже жалела о том, что решила прийти. Калеб Дрэйк нарезал круги по всей площадке, словно венчик, и признаюсь, у меня от этого начала кружиться голова, и я перестала наблюдать за ним.

Во время перерыва я решила сходить в туалет. Я пыталась протиснуться мимо Кэмми, когда президент студенческого корпуса вышла на площадку и подняла руки, призывая всех к тишине.

— Лора Холбермен - одна из наших студенток - отсутствует в общежитии уже больше пяти дней, — произнесла она в микрофон. Я остановилась послушать. — Её родители, а также преподавательский состав, призываем всех, кто имеет какую-либо информацию о Лоре, выйти вперед прямо сейчас. Спасибо за внимание, ребята, наслаждайтесь остальной частью игры.

Я пересекалась на некоторых парах с Лорой на первом году обучения. Студенты иногда любили исчезать на несколько дней, когда ситуация накалялась. Она, скорее всего, сидит сейчас дома у одного из друзей, поедает шоколад и жалуется на профессорский состав университета. Люди всегда раздувают проблему из ничего.

— Она встречалась с Калебом Дрэйком, когда была на первом курсе, — прошептала Кэмми. — Интересно, сможет ли он сосредоточиться на второй половине игры теперь, когда все узнал.

Я посмотрела на Калеба, который сидел на скамейки и пил из бутылки воду. Он выглядел расслабленным. Вот придурок.

Был уже четвертый квартал, и оставалась всего минута до конца игры, а счет в игре между «Red Sea» и «Cougars» был 72-72. Я не узнала бы этого, если б Кэмми не просветила меня, так как последние 20 минут я провела, вытаскивая пух из свитера. Калеб Дрэйк стоял на штрафной линии, готовясь сделать самый главный бросок вечера. Он выглядел настолько спокойным, будто уже знал, что сделает это. Первый раз за весь вечер в зале было очень тихо. Заинтригованная происходящим, я забыла про пух и села прямее. Мне хотелось, чтобы он сделал это. Знаю, стыдно признаваться, но я, правда, хотела. На этот раз я осознавала величие Калеба. Он был как халапеньо[7] - ярким и гладким, но при этом опасно жгучим. Небольшая часть меня хотела укусить его.

Я повернулась к Кэмми, глаза которой были полны надежды. Главное событие вечера происходило прямо сейчас. Мои глаза снова устремились на площадку. Я вздрогнула. Калеб смотрел прямо на меня. Все студенты смотрели на него, а он - на меня. Прежде, чем был дан свисток, Калеб запихнул мяч подмышку и побежал к своему тренеру.

— Что происходит? Что происходит? — Кэмми переминалась с ноги на ногу, и её косички подпрыгивали вместе с музыкой.

Что-то было не так. Я заерзала на своем сидении, скрестила руки, выпрямив при этом ноги. Калеб передал тренеру мяч. Я вдруг почувствовала себя так, словно сидела в сауне. — Он поднимается вверх по ступенькам, Оливия! Он идет сюда! — визжала Кэмми.

Я сползла ниже в кресло. Ни при каких обстоятельствах это не может быть правдой! Он шел прямо ко мне! Я сделала вид, будто пытаюсь что-то отыскать в своей сумочке. Когда он остановился у моего кресла, я взглянула на него с удивлением.

— Оливия, — произнес он, садясь на корточки, чтобы взглянуть мне в глаза. — Оливия Каспен. — Я заметила, как у Кэмми отвисла челюсть, и множество голов повернулось, чтобы посмотреть на нас.

— Браво, ты узнал мое имя,— затем, понизив голос, — так какого черта ты вытворяешь?

Он проигноривал мой вопрос. — Ты - загадка университетского городка. — Его голос был грубым, таким, что если б он шептал им вам на ухо, мурашки побежали бы по коже. Я откашлялась и сделала все возможное, чтобы выглядеть раздраженной. — Ты собираешься зарабатывать победное очко для команды, или будешь и дальше затягивать игру, чтобы похвастаться своими детективными навыками?

Он рассмеялся. Посмотрел на пол, а затем опять на меня.

— Если я забью этот мяч, ты встретишься со мной? — Его глаза путешествовали по моему лицу между моими глазами и губами. Я почувствовала, как жар ударил в лицо, и я наклонила голову. Это выглядело так, словно он уже планировал наш первый поцелуй, оценивая мои губы. Я покачала головой. Это было просто смешно. Он пытался спасти свое раненное эго, но, а мне плевать, забьет он этот мяч или нет.