мор дворцов, купола мечетей и вонзающиеся в небо минареты гляделись в сонные воды моря. У него не было времени вспоминать минувшее: к древностям, даже к малахиту, он не испытывал влечения, за славное прошлое Сулеймана Великолепного он не дал бы и гроша, а в собственных воспоминаниях не имел обыкновения копаться- знал по опыту, что пользы от этого никакой. Жить настоящим, и прежде всего пользоваться приятными сторонами настоящего,- вот это было у него в крови; что же касается будущего, то о нем следует думать лишь в той мере, в какой требует дело. Все хорошее в будущем казалось ему таким же надежным и вечным, как памятник великому Нельсону на Трафальгар-сквере. Человеку не стоит думать и беспокоиться о надежности и вечности вещей. Они существуют во времени, они бессмертны, и 07 прекрасно понимал, что очень немногие хотят знать, какого он мнения о них, если ему вообще свойственно когда-либо о них вспоминать. Пускай великим Нельсоном и Сулейманом Великолепным занимаются студенты Кембриджа или Оксфорда, чтобы получить дипломы, а он доволен тем, что у него есть свой номер в Секретной службе, чековая книжка в кармане, отличное пищеварение и, слава богу, крепкие мускулы, верный глаз и неплохие шансы на успех.

Поэтому он не стал слоняться по сказочно красивым набережным, среди мраморной рухляди, а предпочел побродить по кривым улочкам старых базаров, попить там под цветастыми зонтами шербету, полакомиться баклавой - без всего этого Восток казался бы более безликим, чем милый его сердцу Челси, в центре Лондона. Когда наконец крики лавочников, лоточников, босоногих продавцов шербета начали ему надоедать, а глаза его пресытились ярким зрелищем, он вдруг напал на нечто такое, что его по-настоящему взволновало: перед ним лежала маленькая вещица, сделанная, по словам торговца, из дамасской стали. Велика важность - купола и минареты Айя Софии! То ли дело этот маленький обоюдоострый кинжал длиною всего восемь сантиметров, с потемневшей серебряной рукояткой, украшенной двумя зелеными камнями. Эта штука, метко брошенная даже издалека, попав в цель, вонзает свое острие до предела. В необозримых тайниках Стамбула с его шумными базарами и кривыми улочками времен Сулеймана

Великолепного можно обнаружить порой и цепные вещи. Но для этого надо иметь нюх, хороший нюх, чутье и наметанный глаз. Маленький кинжал стоил немалых денег, но он был красив и в случае необходимости мог сослужить хорошую службу. Если попадались подобные вещи, 07 не скупился. Заплатив за кинжал и поглубже пряча его в карман, 07 задержал пальцы на его рукоятке. Старинное серебро словно бы коснулось через руку его сердца.

Стоял дивный вечер. Но для прогулки времени уже не оставалось. Надо было возвращаться в отель. 07 не забыл, однако, что поскольку он здесь, Самуэль Бенасис, коммивояжер из Ванкувера, то ему полагается заглянуть по пути в канадское консульство и попросить, чтоб ему дали прейскурант здешних товаров. Чиновнику он дал понять, что ему очень некогда, однако с деловитым видом и подобающей заинтересованностью спросил, не найдет ли здесь спроса древесина - не для строительных целей, нет - для мебели; пожалуйста, скажите! Обработанная древесина. Его фирма предлагает обработанную древесину, фасонную притом: мореный бук, орех, дуб, сосну, ель, поставляет и красное дерево, фанеру. Образцы? Ах, да. Завтра он заедет и оставит их.

Завтра? Как сказать! Для 07 понятие "завтра" имело весьма широкий смысл, такой же широкий, как Атлантический океан, и сулило столько неожиданностей, сколько можно встретить в индийских джунглях. Для многих его коллег слово "завтра" было таким же ясным и определенным, как, например, предложение купить сосновые доски. В нем обо всем говорится предельно четко и определенно. У 07 была другая система. В "завтрашнем" дне он старался найти всего лишь одну опорную точку. День этот представлялся ему чем-то вроде поля, с лощинами, холмами, перелесками, триангуляционной вышкой и маячащим вдали одиноким тополем. 07 не интересовали ни холмы, ни лощины, он знать не желает ни о перелесках, ни о триангуляционной вышке. К чертям собачьим! Он всем своим существом чувствует, что во всем этом пейзаже один лишь тополь достоин внимания. И он избирает его своим опорным пунктом, позицией, с которой начнет действовать, а вся прочая география остается в стороне. Будь что будет!

Итак, стамбульская идиллия с малиновыми сумерками над сонными водами Босфора, с шестью красными огоньками на минаретах Айя Софии кончилась для 07 в его отеле весьма продолжительным разговором.

Точно в восемь ноль-ноль по восточноевропейскому времени раздался короткий и отчетливый стук в дверь. Оскар Леви предупредил его в Париже, чтобы он взглянул на хронометр: восемь ноль минут ноль секунд составит первую часть пароля.

- Да,- сказал 07.

В комнату вошел высокий, худой как жердь человек средних лет в легком белом костюме и в темных защитных очках.

- Здравствуйте,- кивнул он и уставился на 07 стеклами своих очков.- Я слышал, сударь, что вы предлагаете древесину по два доллара за кубометр?

- По два доллара двадцать центов,- ответил 07 и

подумал: "Я повешусь на собственном галстуке, если

это не американец!" - Садитесь, пожалуйста!-пригласил он вошедшего.

- Меня зовут Артур,- представился незнакомец.

Он вынул сигареты "Салем" и предложил хозяину.

Сигареты были с ментолом. 07 покачал головой.

- Этот аромат порой доставляет неприятности,

сказал он.- У меня самого было несколько коробок таких сигарет, и после того, как они кончились, я решил

курить только восточный табак.

Артур сознался, что его уже воротит от восточного табака и вообще от всего восточного, включая и женщин, но что поделаешь! Затем он показал 07 новый чистенький паспорт и постучал своим костистым пальцем по его обложке.

- С завтрашнего дня, сударь, после того как вы

окажетесь по ту сторону болгарской границы, вы - Рене

Лефевр, швейцарец, корреспондент Ливанского телеграфного агентства в Женеве. В вашем распоряжении автомашина "оппель-рекорд", которая, будем считать,

ваша собственность. Документы на машину и ваше водительское удостоверение, как видите, здесь, вместе с

паспортом.

Он достал из внутреннего кармана пиджака продолговатую книжку в синем переплете, повертел ее в ру

ках и положил на паспорт.- На ваше имя в "Креди лионе" открыт счет. По чековой книжке "Креди лионе" вы можете брать любые суммы в любом банке на всех меридианах и параллелях земного шара. Впрочем, вы человек достаточно опытный и понимаете, что журналист, живущий на жалованье Ливанского телеграфного агентства, не станет особенно сорить деньгами.

- Неужели? - холодно усмехнулся 07.

- Я об этом напомнил по привычке,- сказал Ар

тур. Он немного помолчал и, раздавив в пепельнице оку

рок своей "Салем", продолжал: - Мне поручено ознакомить вас со второй частью плана "Лайт". Он вступает

в силу с завтрашнего утра и в самых общих чертах определяет задачи, с которыми вам надлежит справиться

в Болгарии, в частности - в городе Варне. А сейчас слушайте внимательно! Девятнадцатого июля, вероятно, в

полдень по болгарскому времени человек, о котором в

Париже с вами говорил Оскар Леви, вручит вам шифрограмму. Из нее вы кое-что уясните себе с помощью

цифр, обозначенных вот здесь. Мне кажется, вы уже когда-то пользовались этим методом.- Он протянул кисть

левой руки и снял золотой перстень, блестевший на безымянном пальце. Перстень был самый обычный и не

привлекал внимания ни своим блеском, ни размерами.

Мне он немного великоват, а на ваш палец будет как

раз.

07 снисходительно улыбнулся и надел перстень. Ему он тоже был несколько велик, но 07 промолчал.

- Цифры вы можете прочесть с помощью лупы,

сказал Артур.- А остальной текст, текст шифрограммы,

вы прочтете, пользуясь ключом, который в Париже вам

дал Оскар.

- Ясно,- сказал не без раздражения 07.

- Итак,- продолжал Артур,- эти цифры представляют собой ключ для прочтения некодированной части

шифрограммы. В ней вы найдете все, что необходимо

знать для того, чтоб нам не разминуться на следующий

день, двадцатого июля. Все делается по системе, уже знакомой вам по Атлантической экспедиции. Припоминаете?

- Это так просто,- сказал 07.

Они помолчали немного.

- Ну вот и все,-Артур развел руками, похожими

на кизиловые прутья, продетые в белые рукава,- итак,

в Болгарии у вас будет ваш обычный арсенал вспомогательных средств, этот перстень и амперметр для генератора вашего "оппеля", а на самом деле индикатор для определения некоторых электромагнитных волн. Я полагаю, что эти вспомогательные средства не вызовут особого подозрения даже у на редкость мнительного агента болгарской госбезопасности.