Французский натуралист говорил, что людям следует обратиться к примерам из животного мира, чтобы понять, почему так необходимо восстановление связи с Землей. «Обратите внимание, что корова, стоящая в стойле, где электропроводность ограничена изолирующим эффектом материалов, из которых построено здание, обычно мерзнет, — писал он. — Но выпустите ту же корову в луга при тех же погодных условиях — и она чувствует себя вполне комфортно. Она вполне спокойно переносит холодные ночи. Куры в естественном состоянии — на свободном выгуле — никогда не болеют. А вот кур, изолированных в курятнике, необходимо укрывать и защищать… [и] посмотрите только, сколько лекарств требуется курам, выращиваемым в неволе! Куропатка в дикой природе одинаково счастлива и зимой, и летом, без всякого укрытия, без специально подготовленных помещений.

Собака, которая слишком долго живет в одном и том же жилище с хозяином, не получая контакта с Землей, предусмотренного для нее природой, постоянно нуждается в услугах ветеринара.

В дикой природе санитарное состояние животных превосходно — особенно если эта природа не испорчена прикосновением человека. Несмотря на условия, которые кажутся дискомфортными нашему взгляду, — а возможно, и благодаря этим условиям, — дикие животные практически не ведают болезней. Такое привилегированное положение — результат соблюдения права животного на жизнь, в которой происходит должный обмен электрических сред.

Берите пример с дикого животного, которое умеет так успешно самостоятельно выживать благодаря своему постоянному контакту с Землей. Попытайтесь хоть немного походить на него».

В контексте современности Тавера предлагал целый ряд практических решений, которые, как кажется, вполне могут вписаться в образ жизни большинства из нас. В числе этих предложений следующие:

• Гуляйте на природе, в местах, не тронутых человеком, выбирайте поросшие травой участки, а не асфальтовые дороги. Старайтесь ходить босиком или хотя бы в такой обуви, которая делает возможным электрический контакт или обмен. Вы заметите разницу в своем настроении, в состоянии своего здоровья. Такие прогулки будут поддерживать жизнь и радость в вашем сердце.

• Как можно чаще соприкасайтесь любой частью тела с землей, травой, водами любого естественного источника — озера, ручья или океана. В вашем саду… идеальным проводником является влажная трава.

• Прислонитесь к стволу дерева и позаимствуйте у него немного электричества ради благополучия своего здоровья.

• Купание, особенно в океанской воде (благодаря содержанию солей), в озере или в реке чрезвычайно полезно. Если возможно, бродите босиком по мелководью. Если вам уже случалось это делать, то вы наверняка заметили, какую пользу это приносит нервной системе, как улучшает ваш сон, аппетит и отношение к жизни. Будучи подключены к Земле и вовлечены в электрический обмен, вы буквально начинаете вновь чувствовать себя человеком.


Работа Маттео Таверы поразительна; она полностью изменяет способ мышления человека о себе, об окружающей среде и о наших взаимоотношениях с Космосом. Английский перевод этого текста доступен в Интернете по адресу www.earthinginstitute.net. Его слова очень проницательно вскрывают нашу связь с Природой. Еще более поразительно то, что благотворные последствия для здоровья, которые предвидел и описывал Тавера в своем комментарии, были подтверждены документально — и сделал это не рафинированный ученый, а обычный человек, работник индустрии кабельного телевидения. Далее вы сможете ознакомиться с его личной историей.

Часть 2
Личные открытия

Глава 3
Переподключение: история Клинта Обера

В 1993 году я был 49-летним преуспевающим человеком. Мне казалось, что весь мир у моих ног. Я прошел долгий путь, начало которого было непростым и весьма скромным: мальчишкой я рос на ферме, пас коров, сгребал сено и проводил долгие летние дни, бродя босиком вдоль длинных грядок свеклы и фасоли и выпалывая сорняки.

Когда я был подростком, мой отец умер от лейкемии, оставив матери заботы о шестерых детях, полях и скотине. Мне как старшему сыну пришлось бросить школу и вести семейное фермерское хозяйство. В то время при подобных обстоятельствах это было обычным делом.

К началу 1960-х мои братья повзрослели. А меня потянуло «от сохи» к соблазнам большого города. Я начал делать карьеру в развивающейся индустрии кабельного телевидения. В сельской местности, где я жил прежде, у нас было только два телеканала: один с правой политической ориентацией, другой — с левой, так что информацией мы были отнюдь не избалованы. Я быстро понял, что будущее за кабельным телевидением. С энтузиазмом включился в работу и успешно организовывал маркетинговые кампании, ведя кабельные каналы людям по всей Монтане. А заодно лазил на столбы, сверлил дыры, укреплял стержни заземления и тянул провода, чтобы установить кабельные системы во множестве домов.

Через несколько лет работы я был приглашен в качестве директора по маркетингу в пределах страны в одну денверскую компанию, которая вскоре переросла в крупнейшего оператора кабельного телевидения США. Со временем ее приобрела компания AT&T. В 1972 я открыл собственный бизнес, специализируясь на развитии систем кабельного телевидения, а также на широкоформатном телевизионном вещании и микроволновой коммуникации. Эта компания стала самым мощным поставщиком кабельного телевизионного маркетинга и инсталляционных услуг во всей стране. На нас работала целая армия дилеров-контрактников. Когда какую-то кабельную систему одобряла администрация города или другого населенного пункта, мы засылали в него от десяти до ста установщиков. Они проходили по территории «частым гребнем», подключая каждого, кто желал иметь дома кабельное телевидение. Затем перекочевывали в следующий город, и так далее. За годы работы мы установили кабельное телевидение в миллионах домов по всей стране.

В эпоху, предшествующую появлению Интернета, я был в числе пионеров, продвигавших первые в истории кабельные модемы и дистрибуцию новостей от новостных агентств всего мира через персональные компьютеры. Моими деловыми партнерами были те самые люди, которые создали CNN, НВО и другие кабельные сети.

Я оказался в высшей степени успешным предпринимателем и был вполне доволен жизнью. У меня был дом в горах Колорадо площадью больше 450 м2 с круговой панорамой и видом на Денвер и Скалистые горы. Мой дом был полон произведений искусства и всего, что только можно купить за деньги.

И вот в 1993 году вся эта прекрасная жизнь покатилась под откос. У меня развился серьезный абсцесс в печени — осложнение после процедуры прохождения корневого канала. 80 % печени было серьезно повреждено. Инфекция распространилась по всему телу. Функции всех внутренних органов пошли вразнос. Врачи не стали меня обнадеживать и посоветовали привести все свои дела в порядок.

Однако один молодой хирург сказал, что у меня есть шанс выжить — пусть и очень небольшой — в случае, если я соглашусь на экспериментальную хирургическую операцию по удалению большей части моей поврежденной печени. Он тоже не кормил меня радужными обещаниями, но это была единственная надежда, которая у меня осталась. И я согласился. После 28 дней болезненного послеоперационного восстановления в больнице и усиленной физической терапии я смог вернуться домой. Здоровье начало медленно ко мне возвращаться. Чтобы пройти несколько кварталов, мне потребовалось три или четыре месяца, а милю я смог прошагать только через полгода. Удивительно, но к концу девятого месяца после операции моя печень регенерировала до своего первоначального размера.

В поисках цели

Однажды утром во время этого длительного процесса восстановления я проснулся, выглянул на улицу и обратил внимание на то, что небо кажется мне как будто лазурнее, а зелень деревьев намного ярче, чем когда-либо прежде. Я снова почувствовал себя живым, но этот новый я сильно отличался от меня прежнего. Меня вдруг настигло абсолютное осознание того, что в действительности ни мой дом, ни гора нажитых мною вещей мне не принадлежат. Скорее, это я принадлежу им. Моя жизнь превратилась в сплошную череду забот о собственности. Я потратил всю свою жизнь, коллекционируя этот мусор и заботясь о нем, а потом стараясь добыть еще больше — вот, мол, смотрите все, какой я успешный! Я осознал, что стал рабом своей собственности, да еще и по собственному желанию.