Между прочим, меня зовут Роза Хэзевей. Мне семнадцать, я учусь защищать и убивать вампиров, влюблена в совершенно неподходящего парня, а моя лучшая подруга обладает сверхъестественными магическими способностями, которые рано или поздно сведут ее с ума.

Эй, никто никогда не утверждал, будто средняя школа — это легко!

ОДИН

Я думала, хуже быть не может, пока лучшая подруга не сообщила мне, что ей снова угрожает безумие.

— Что ты сказала?

В этот момент я находилась в здании ее спального корпуса и, наклонившись, поправляла шнурки на ботинке. Услышав печальное известие, я резко вскинула голову и уставилась на Лиссу через спутанную, скрывающую половину моего лица завесу темных волос. После занятий я заснула и, проснувшись, не стала расчесываться. Лисса — блондинка, волосы у нее гладкие и, конечно, всегда прекрасно лежат. Она с веселым удивлением смотрела на меня.

— Я сказала, по-моему, таблетки больше не помогают.

Я выпрямилась и откинула с лица волосы.

— Как это понимать? — спросила я. Вокруг сновали морои, торопясь на обед или на встречу с друзьями.

— Твоя сила… — Я понизила голос— Твоя сила начала возвращаться?

Она покачала головой, и я увидела в ее глазах сожаление.

— Нет… Я чувствую себя ближе к магии, но по-прежнему не могу использовать ее. В последнее время меня одолевают сомнения другого рода. Ну, ты знаешь… Иногда впадаю в депрессию. Нет-нет, совсем не так, как раньше, — торопливо добавила она, заметив выражение моего лица.

До того как Лисса стала принимать таблетки, у нее случались такие приступы депрессии, что она могла изувечить себя.

— Просто сейчас чуть-чуть хуже, чем вначале.

— А как насчет другого? Тревога? Бредовые мысли?

Лисса рассмеялась; она не относилась ко всему этому так серьезно, как я.

— Ты прямо учебников по психиатрии начиталась.

Да, я действительно их читала.

— Просто беспокоюсь о тебе. Если ты считаешь, что таблетки больше не работают, нужно посоветоваться с кем-нибудь.

— Нет-нет, — поспешно заюлила она. — Со мной все хорошо. Они работают… просто дают меньше эффекта. Не думаю, будто есть причины впадать в панику. В особенности тебе, по крайней мере сегодня.

Она сменила тему разговора, и это сработало. Час назад я узнала, что сегодня у меня квалификационный экзамен или скорее собеседование, — нее новички стражи проходили через него на предпоследнем курсе обучения в Академии Святого Владимира. Поскольку в прошлом году я и Лисса были в бегах, то, следовательно, я все пропустила. Сегодня какой-то страж, не из наших, академических, собирался протестировать меня. Спасибо за предупреждение, парни.

— Не беспокойся обо мне, — с улыбкой повторила Лисса. — Если станет хуже, я тебе сообщу.

— Ладно, — неохотно согласилась я.

Тем не менее на всякий случай я воспользовалась нашей духовной связью и открыла свое сознание чувствам, которые она сейчас испытывала. Подруга сказала правду — этим утром она ощущала себя спокойной, довольной и ни о чем не треножилась. Однако в глубине сознания я ощутила клубок мрачных, беспокойных чувств. Они не поглощали ее целиком, нет, ничего такого, но несли оттенок тех приступов депрессии и гнева, которые бывали прежде. Совсем крошечный узелок, и все равно я ощутила беспокойство. Я попробовала проникнуть еще глубже, но внезапно испытала странное чувство чьего-то прикосновения. Мне стало не по себе, и я торопливо вернулась. По телу побежала дрожь.

— Что с тобой? — Лисса нахмурилась. — Ты выглядишь так, словно тебе нехорошо.

— Просто… нервничаю из-за теста, — соврала я.

И, поколебавшись, снова потянулась к ней через нашу связь. Мрачность полностью исчезла. Ни следа. Может, в конце концов, с ее таблетками действительно все в порядке.

— Я в порядке.

Она кивнула на часы.

— Тебе лучше поторопиться.

— Проклятье! — Она была права, я торопливо обняла ее. — Увидимся позже!

— Удачи!

Я поспешно пересекла кампус и нашла своего наставника Дмитрия Беликова. Он ожидал меня рядом с «хондой-пилот». Какая скука! Я, конечно, не рассчитывала на поездку по горным дорогам Монтаны в «порше», но все же хотелось чего-нибудь покруче.

— Знаю, знаю, — сказала я, разглядев выражение его лица. — Прости за опоздание.

Тут я вспомнила, что мне предстоит одна из самых важных проверок в жизни, и внезапно позабыла и о Лиссе, и о ее таблетках. Я хочу защищать ее, но для этого требуется с отличием окончить среднюю школу и стать ее официальным стражем. Отвлекаясь от мыслей, я оглянулась. Массивное кирпичное здание, неясно вырисовывались на фоне сумеречного предрассветного неба, отбрасывало на нас длинные тени. Пошел снег. Я смотрела, как медленно падают легкие кристаллические снежинки. Некоторые из них опускались на темные волосы Дмитрия и быстро таяли. Дмитрий выглядел великолепно — как всегда.

— Кто еще едет? — спросила я.

— Только ты и я.

Мое настроение резко подскочило от просто жизнерадостного до восторженного. Я и Дмитрий. Одни. В автомобиле. Не иначе, меня ждет тест-сюрприз.

— Сколько нам ехать?

Про себя я молилась, чтобы поездка оказалась по-настоящему долгой. Можно и с неделю. Даже с ночевками в роскошных отелях. Может, нас где-нибудь занесет снегом, и лишь тепло прижатых друг к другу тел позволит выжить.

— Пять часов.

— А-а…

Меньше, чем я надеялась. Но пять часов лучше, чем ничего. Да и возможность снежного заноса по-прежнему не исключалась.

Человеку трудно вести машину по темной заснеженной дороге, но для дампирских глаз — никаких проблем. Я смотрела вперед, стараясь не думать, как чистый, острый запах лосьона после бритья заполняет салон, заставляя меня трепетать от присутствия наставника. И я попыталась снова сосредоточиться на предстоящем экзамене. К подобной проверке нельзя подготовиться. Ты либо выдерживаешь испытание, либо нет. Достигшие высокого положения стражи индивидуально встречаются с учениками предпоследнего курса и оценивают их готовность. Я не знаю точно, какие вопросы задают, хотя, конечно, слухи просачиваются и за школьные стены. Старших стражей интересует степень преданности, в результате некоторых новичков даже отстраняют от должности стража.

— Разве они не приезжают в Академию? — спросила я Дмитрия. — В смысле, я ничего не имею против экскурсии, но почему мы едем к ним?

— На самом деле ты едешь не к ним, а к нему. — Легкий русский акцент не портил речь Дмитрия, просто указывал на его происхождение; во всем остальном он владел английским лучше меня. — Поскольку здесь особый случай, нам оказывают любезность и едем именно мы, а не он.

— Кто он?

— Артур Шунберг.

Я оторвала взгляд от дороги и посмотрела на Дмитрия.

— Что?

Артур Шунберг — живая легенда, один из величайших убийц стригоев. Прежде он был главой Совета стражей — группы, принимающей решения, кто будет стражем конкретного мороя. Со временем он оставил свой пост и вернулся к защите одной из королевских семей — Бадика. Даже в отставке Шунберг по-прежнему смертоносен. Его подвиги входят в учебный план наших занятий.

— А… никого больше в наличии не оказалось? — спросила я севшим голосом.

Дмитрий попытался скрыть улыбку.

— Все будет прекрасно. Кроме того, если Арт одобрит тебя, лучшей рекомендации не потребуется.

Арт. Дмитрий был накоротке с одним из самых выдающихся стражей. Конечно, чему тут удивляться — Дмитрий и сам крут. В машине воцарилась тишина. Покусывая губу, я задавалась вопросом, буду ли соответствовать стандартам Шунберга. Оценки у меня хорошие, но такие провинности, как побег и драки в школе, могут создать впечатление, будто я отношусь к своей будущей карьере без должной серьезности.

— Все прекрасно, — повторил Дмитрий. — Хорошее в твоем личном деле перевешивает плохое.

И как он умудряется читать моимысли? Я улыбнулась и осмелилась украдкой бросить на него изгляд. Это было ошибкой. Высокий и стройный красавец с бездонными темными глазами, темно-каштановые волосы, собранные сзади в пучок, которые на ощупь казались шелковыми. Я перебирала их, когда мы находились под воздействием заклинаний Виктора Дашкова. С огромным напряжением я заставила себя перевести взгляд.

— Ну спасибо, наставник, — поддразнила его и откинулась на сиденье.

— Я здесь, чтобы помочь тебе.

Его голос звучал весело и расслабленно — большая редкость. Обычно он напряжен, всегда готов отразить любое нападение. Наверное, внутри «хонды» он чувствовал себя в безопасности — ну по крайней мере, в той степени, в какой это возможно, когда я рядом. Не мне одной тяжело игнорировать романтическое притяжение между нами.