Алексей прищурился на сестру.

— Соня, неужели ты с этим не справишься, пока мы будем геройствовать там?

— Мне ты предлагаешь погеройствовать здесь. Отлично!

— Я в тебя верю.

— Самый умный после саксаула, — проворчала Софья, понимая, что уже сдалась. Есть такое слово — надо.

— Да.

— А детей старше?

— Гнать вместе с родителями, — рубанул рукой Алексей.

— Как же они будут нас ненавидеть, — шепнула Софья.

— Сейчас они нас презирают. Пусть лучше ненавидят, это честнее.

— Ваня, ты ли это?

Иван Морозов пожал широкими плечами.

— Я против самоубийственных идей, но вот ежели мы все поделим на три части, скажем, мужчины — на строительство…

— Татарские женщины и старшие дети — к османам. Пойдет.

— Маленькие дети и полонянки — ко мне — Софья смотрела на друга и на брата. — Кто захочет. Кто не захочет — пусть тоже катятся на строительство канала вместе с мужиками. Найдут себе мужей, семьи создадут…

— А потом?

— А потом устраивать много всего. Волоки, трактиры… уж поверьте мне, ребята, этот канал не одну сотню семей работой обеспечит. Счет на десятки тысяч пойдет.

Ребята верили. Да, предстояло еще посчитать кучу всего, но — это к Софье. Иван Морозов тоже с радостью взялся бы за расчеты, но оставить друга одного он не сможет. Поедет с ним к полякам.

— А ежели кто остаться захочет? Или на Сечь уйти?

— Ну и чего их неволить? — Алексей пожал плечами. — Ежели наши люди — пусть остаются. Поможет. Все равно надобно Крым заселять будет.

— Стрельцов туда переселить, — буркнула Софья. — С семьями. А то своими бунтами и самостоятельностью уже поперек горла стоят.

И верно — стояли.

— Почему нет? Но подсчеты на тебе, сама понимаешь.

Софья угрюмо посмотрела на брата.

Понимаешь?

Еще как понимает! Пахать придется днями и ночами, привлекать всех подряд — вплоть до школьников, но ведь овчинка стоит выделки! Еще как стоит!

Софья по привычке запустила пальцы в темные волосы.

— Сделаю. Вы только живыми вернитесь?

Алексей фыркнул.

— Сестричка, я еще как вернусь! И этого товарища приволоку! Давай решать, кого и куда направить?

— Вас с Иваном к полякам, это понятно. Отец вам кого-нибудь из воевод придаст, но вы останетесь главной ударной силой.

— И мы забираем всю артиллерию.

Софья кивнула.

— Забирайте.

Каких усилий ей стоили эти пушки? Кто бы знал! Порка закупишь сырье, пока втолкуешь преимущества стандартизации, пока… хорошо хоть самой на производстве пластаться не приходилось и с кузнецами ругаться, царевна все-таки. Но сейчас у них было порядка двух десятков легких пушек-картечниц и столько же тяжелых, дальнобойных.

— А Воин и Степан получат всех подрывников. Вам они бесполезны, у ляхов крепости брать не надо будет, там и обычного пороха хватит.

— Сонь, имей совесть?

— Имела я ту совесть, — привычно огрызнулась девочка. — Где я вам столько взрывчатки наберу? Выступать не сегодня-завтра. Экспериментальную вам отдать? Так кто на ней и подорвется?

— Соня, ты же запаслива, как хомяк.

Царевна зверем поглядела на ухмыляющегося братца.

— Самсла ты… крысла![31]

Алексей даже и не подумал сердиться.

— Сонюшка… ты же меня любишь.

Люблю. Потому и выложусь, — мрачно подумала Софья, произнеся вслух совсем другое.

— Посмотрим, что я смогу сделать. Пушками поделиться не желаешь?

— Нет, не желаю.

— Жадина.

— Степану и казаков хватит с избытком. Чтобы оставшуюся татарву гонять — так и за глаза. Пушки хороши против крепостей…

— А наши передвижные картечницы?

— Самому мало. Да и народу у меня вдвое меньше будет…

Соня вздохнула. Крыть было нечем.

— Ладно. Вы свое получите.

Алексей подарил сестре улыбку.

— Ты у меня чудо, Сонюшка.

Вот этот разговор и вспоминала царевна, глядя на уходящие полки.

Чудо?

Да, наверное. Но чудо здесь — только ее появление. А остальное — своими руками, головой, знаниями, умениями… Дураку хоть бы и три волшебных палочки дать — толку не будет. А она — справится. Обязательно справится, ведь всегда справлялась — и перемещение во времени и пространстве тут ни на что не повлияет.

— …Маруся от счастья слезы льет…

Песня гремела и звенела. Софья вытирала слезы, глядя вслед войску и в очередной раз прикидывая свой распорядок дня. Уж очень много всего на нее ложится — рук не хватит, не то, что головы.

Эх, компьютер бы и вычислительный центр! А, все это пустое!

— Вернитесь, ребята. Пожалуйста, вернитесь…

Царь про это, понятное дело, не знал. Догадывался, конечно, не глупец ведь, понимал, что наследник и свое крутит — но спорить с ним не собирался. Отросли у волчонка зубки? Так и слава Богу, мы их еще навострим и волчонка натаскаем. Отцеубийства или заговора царь не опасался — видел, что к власти его сын вообще не рвется. Да и Алексей сколько раз говорил — чем дольше батюшка править будет, тем лучше. А то ведь государство как колода дубовая, упадет на плечи — взвоешь…

Так пусть пока сынок развлечется. На войну сходит, крови попробует, на бумаге-то оно одно, а в жизни вовсе даже иначе выходит. Вот когда сам начнет свои планы осуществлять, тогда и поглядим, как оно выйдет. А помочь?

Поможем. Обязательно.

Дело ведь богоугодное, как же тут не помочь! Надо!

Конец первой книги

Примечания

1

Интерпретация событий целиком на совести Софьи. (Здесь и далее — примечания автора.)

(обратно)

2

Название придумано автором, совпадение случайно. Но описание храма совершенно реально.

(обратно)

3

У автора под рукой есть текст на старославянском языке, но приводить его здесь просто не имею возможности, т. к. часть использованных там знаков не имеет аналогов на клавиатуре. Поэтому взят наиболее приближенный аналог.

(обратно)

4

Автор знает об отсутствии инквизиции на Руси. Не знает Софья, которая забила гвоздь на историю родной страны класса с третьего.

(обратно)

5

Конечно, кое-какие просветители и литература на Руси были. Но в том-то и дело, что Софье они пока недоступны. Трехлетний ребенок, в царском тереме… эротические рассказы и сексуальное просвещение? Не вяжется, простите.

(обратно)

6

Опять-таки, интерпретация фактов на совести Софьи, прошу не путать автора с персонажем.

(обратно)

7

Достоверный случай, произошедший с автором.

(обратно)

8

Антонин Ладинский. «Анна Ярославна — королева Франции».

(обратно)

9

Соотношение «время-расстояние» современное дано с учетом вездесущих пробок. А времен А.М. Романова — с учетом торжественности выезда и неорганизованной оравы народа.

(обратно)

10

Ребенок, мать которого пила воду из свинцового водопровода, наверняка родится слабым и болезненным, и развиваться будет хуже сверстников.

(обратно)

11

Блохи, вши. В отличие от просвещенной Европы с золотыми блохоловками резко не приветствовались на Руси. Темнота-с…

(обратно)

12

Софья пытается вспомнить про В. Голицына, но поскольку история ее не волновала — получается откровенно плохо.

(обратно)

13

Тогда 30 лет было Возрастом для женщины, почти старость.

(обратно)

14

Такое действительно было, один из примеров — маркиза де Помпадур.

(обратно)

15

Извините за даты, данные по нашему летоисчислению, но так просто удобнее работать. Потом, если понадобится, переделаю в другой системе.

(обратно)

16

…судьба и случай никогда не приходят на помощь к тому, кто заменяет дело жалобами и призывами. Дорогу осилит идущий; пусть в пути ослабнут и подогнутся его ноги — он должен ползти на руках и коленях, и тогда обязательно ночью вдали увидит он яркое пламя костров и, приблизившись, увидит купеческий караван, остановившийся на отдых, и караван этот непременно окажется попутным, и найдется свободный верблюд, на котором путник доедет туда, куда нужно… Сидящий же на дороге и предающийся отчаянию — сколь бы ни плакал он и ни жаловался — не возбудит сочувствия в бездушных камнях; он умрет от жажды в пустыне, труп его станет добычей смрадных гиен, кости его занесет горячий песок.

(обратно)

17

Леонид Филатов. «Сказ про Федота-стрельца…»

(обратно)

18

Подозреваю, что мне сейчас напишут, когда и откуда ввозился чай, поэтому — сразу не надо.:))) Я в курсе, но сама уже лет… несколько завариваю чай из смеси трав. Мята, иван-чай, липа, малина и пр. По вкусу и прочему ничем не хуже чайных пакетиков и уж точно мог быть даже в крестьянской избе.

(обратно)

19

Гречь — греческий, встречалось и такое разговорное.

(обратно)

20

Песенка про шпионов кардинала, телефильм «Д'Артаньян и три мушкетера», слова Ю. Ряшенцева.