— Ну, родишь что-нибудь? Все уже заждались.

— Нет.

— Что нет?

— Опыта нет.

— Так, зашибись! Приехали. Нет, реально, просто охренеть!

— Рен, не заводись, — одернул его Лан, — Это дело поправимое. У нас еще есть несколько дней в запасе. Я Сандру с помолвкой немного придержу и уговорю пока не болтать.

— И чего ты предлагаешь? Тренировать? — Ринар развязано расхохотался.

Лан заглянул в глаза вконец растерявшейся и ерзающей на своем месте девушке:

— Нас тут пятеро. Выбирай.

— Ты это серьезно? — тихо прошептала Мари.

— Вполне. Совместишь приятное с полезным. Тем более, выбор есть. К тому же, когда тебе еще такая возможность представиться: самой выбирать, — он тоже рассмеялся, сознавая абсурдность сложившихся обстоятельств.

Обычно женщин выбирали они. И те, стараясь понравиться, из кожи вон лезли, пытаясь поразить их всякими штучками и вывертами заслуженных ветеранов постельного фронта. А тут забавная ситуация получалась…

Мари напряженным взглядом обвела присутствующих: "Да, цинично и жестоко, но с ними со всеми сейчас сцепляться тоже не вариант. Как в той поговорке: проще дать, чем объяснять, почему не хочу. А мальчики все как на подбор — высокие, крепкие, спортивные, ухоженные. Как выставка породистых кобелей. А я-то все думала, куда все нормальные самцы подевались? А они вот, оказывается, где. Все тута — собрались и глумятся над бедной беззащитной девчонкой".

С этими невеселыми мыслями Марисса разглядывала их всех по очереди. Два брюнета в лице Лана и Рена, два, почти что, блондина — Тимур и Алекс, темный шатен — Ден. Все смотрели пристально на нее: кто с усмешкой, кто серьезно, кто с хитрецой. Под всеми этими сконцентрированными на ней взглядами Мари совсем потеряла уверенность в себе.

"Прикол ловят, паразиты", — перед глазами Мариссы всплыл образ гадкой Джессики, открыто демонстрирующей свои взаимоотношения с Ринаром. Она вспомнила его пренебрежительные слова: "Ты на себя в зеркало давно смотрела? Ты не в моем вкусе".

Мари, собравшись с духом, выпалила, глядя на Рена в упор:

— Я думаю, что раз это Рен выбрал мою кандидатуру на роль гейши, то ему и флаг в руки. В смысле, ему нести ответственность за мою профпригодность.

Ринар некоторое время гипнотизировал ее взглядом, без тени улыбки, не выражая никаких эмоций. "А она не так проста, как кажется", — подумал он.

— Хорошо. Этот вопрос закрыли. Остальные пункты на повестке дня мы без тебя обсудим. Можешь идти.

Мариссе, вот тут, второй раз повторять было не надо. Она вскочила и пулей устремилась наверх, подальше от своих мучителей. Как Рен собирался воплощать план действий в жизнь, ей обдумывать как-то не хотелось. Вступать в близкие отношения с этим бездушным, жестоким и опасным человеком, но таким великолепным и притягательным образчиком мужской половины человечества было, по меньшей мере, глупо.

Обычно, Мари старалась особо не умничать. Ей даже нравилось при случае прикидываться идиоткой, основываясь на поговорке: дуракам легче живется. И еще, памятуя о том, что мужчины умных женщин не любят: они их либо бояться, либо не знают, что с ними делать. Но в данном конкретном случае, решила она для себя, тупить не имеет смысла. И не преминула себе отметить пунктик: "Привязываться и тем более увлекаться Реном не стоит, все чувства под замок". Мари уже знала, как это бывает больно, и второй раз наступать на одни и те же грабли не собиралась: "Шишки женщину не красят".

Глава 9

Утром следующего дня Марисса, приведя себя в порядок и позавтракав в одиночестве на кухне, Рена искать намеренно не стала: "Ему надо — вот пусть и суетиться".

Она лежала на кровати на животе и, помахивая ножками, старалась осознать происходящее, втайне надеясь, что у Ринара опять какие-нибудь дела: "Лучше бы этот гаденыш вообще сгинул где-то в дебрях мегаполиса, я, совсем бы, не расстроилась, ну ничуточки. Неправдоподобно, конечно, но помечтать-то можно".

Мари почувствовала на себе взгляд и, повернув голову в сторону двери, увидела Ринара. "Опять подкрался. Вспомни г… вот и оно", — удрученно вздохнула про себя.

— Собирайся, одень что-нибудь теплое и возьми с собой вещи на два дня, — отдал он команду.


Они ехали долго по шоссе, затем свернули на проселочную дорогу, потом в лес. В салоне негромко играла музыка. Оба молчали. Мариссе не хотелось начинать разговор первой, просто не знала, о чем говорить. И так все ясно. Машина подъехала к небольшому двухэтажному деревянному домику за невысоким дощатым забором. Сразу при входе, после маленького коридорчика с вешалками для одежды, находилось небольшое помещение вроде кухоньки, а за ней еще одна просторная комната с камином посередине. В углу стояла внушительных размеров кровать, покрытая пушистым пледом. Перед камином лежало что-то похожее на перинку под покрывалом с подушками, раскиданными по периметру. Рен скрылся за дверью где-то в глубине помещения. В комнате зажегся свет: наверно завел генератор. Вернувшись, начал растапливать камин.

— Сейчас станет тепло, выложи пока продукты из багажника. Холодильник вон там, — он показал жестом на пристройку, через которую вошли.

Мари выполнила требуемое и стала рассматривать обстановку. На стене висели охотничьи ружья и ножи, красивые. И даже арбалет. Ее внимание привлек пистолет, который как-то не вписывался в остальной арсенал.

— А глок в этой коллекции что делает?

— Это, наверно, Кондор прикололся. Он у нас мужик веселый, — улыбнулся Рен.

"Да уж, веселый", — хмуро пробурчала про себя Марисса. — "Просто обхохочешься".

— А можно посмотреть? — она жадно разглядывала оружие.

— Ну, посмотри, — Ринар не спускал с нее внимательного взгляда.

Мари взяла глок, вытащила обойму. "Заряжен", — хищно подумала она и украдкой бросила взгляд на Рена. "Вот если я его сейчас шлепну, что мне за это будет?" — Марисса вернула обойму на место, передернула затвор и сняла с предохранителя. "Че будет? Че будет? Секир башка тебе будет", — ответила она себе. На ее руку, держащую оружие, сверху легла тяжелая мужская ладонь.

— Поранишься, — мягко, но с нажимом произнес Рен.

Мари приняла свой самый невинный вид.

— Я просто пострелять хотела. Там во дворе мишень заметила. Можно?

— Ну, пойдем, — задумчиво сверля ее взглядом, ответил Ринар.

Встав в метрах тридцати от мишени, Мари расставила ноги на ширину плеч для равновесия и, подняв пистолет двумя руками, прицелилась. После трех выстрелов ее остановил увесистый шлепок по заду.

— Попку не оттопыривай. Спину прямо держи.

Расстреляв всю обойму, Мари побежала оценить результат. Рен пошел за ней. Он хмурился.

— Неплохо для девчонки. Где так стрелять научилась?

— А почему я тебе все рассказывать должна? Ты мне ничего не рассказываешь.

— А ты чего знать-то хочешь?

— Чем ты еще занимаешься помимо агентства и клуба.

— Ну, ты наглая…

— Наглость — второе счастье. Ты меня втягиваешь в какую-то авантюру, кидаешь на амбразуру, а я как слепой котенок.

— Не уверен, что со свернутой шейкой ты себя будешь чувствовать счастливой. Тебе я достаточно рассказал, из того, что тебе действительно нужно знать, — в его тоне отчетливо проскальзывала угроза.

— Ну, спросить-то можно было? — уже тише проговорила Мари, стараясь голосом не выдать свой испуг.

Рен подошел ближе и провел пальцем по ее щеке:

— Есть вопросы, которые задавать не стоит, особенно мне. Пошли, — они вернулись в дом, захватив по дороге бутылку коньяка, сок, стаканы и перекусить.

Ринар придвинул небольшой столик к камину. Разувшись, они расположились на покрывале. Повисшее в воздухе плотное, тяжелое молчание начинало угнетать.

— Ну, что молчишь?

— Ты же сам сказал, чтобы я вопросов не задавала. А у меня только те вопросы, которые тебе не понравиться.

— Например?

— Я спрошу, если ты обещаешь ответить.

Рен ухмыльнулся: "Забавная девчушка, и прет, ведь, как маленький бульдозер".

— Ладно, давай так. Я отвечаю на твой вопрос, а ты — на мой. Что-то вроде игры. Идет?

— Хорошо.

— Ты не ответила, кто тебя стрелять научил.

— Димка. Он сказал, что талант не пропьешь, — буркнула Мари.

— А кто у нас Димка?

— А это уже второй вопрос, — заметила Марисса.

Рен рассмеялся.

— А девушка у тебя есть? Ну, или невеста.

— Нет. Так кто такой Димка?

— Друг.

— Хорошие у тебя друзья.

— Какие есть. Мир не без добрых людей.

"Ну про твоих дружков я лучше промолчу, чтоб не выхватить", — Мари уже изучила характер мужчины.

— А где он ствол взял?

— Понятия не имею. Не интересно было, — разговор не клеился.

— А у тебя парень есть?