Я снова ощущаю её дрожь и осознаю, что силы природы, до поры дремлющие во мне, начали проявлять свою волю и сейчас преподнесут мне урок, обучая всему тому, что необходимо знать. Мои руки живут своей собственной жизнью, изучая каждый дюйм Ецуко, и это оставляет неизгладимый отпечаток в моей голове. Во время моего исследования новой территории, ее мышцы перекатываются, сбиваясь в тугие пучки, а дыхание - под действием моих любопытных пальцев - неуклонно становиться все более прерывистым.


Влага с её кожи, остается на моих губах, и я не могу удержаться от искушения отведать её. Я ощущаю аромат воды, в которой она омывается, но кроме того тут присутствует оттенок чего-то другого. Это тот самый привкус, который я могу отождествить единственным образом - как её собственный. Вкус и аромат её кожи.


Мягким усилием, я помогаю ей встать на ноги, и помещаю руки Ецуко на свою талию. Её брови в смущении забавно морщатся, и я перемещаю её пальцы на пояс своего кимоно, удерживая их там в течение нескольких секунд, прежде чем отстраняю свои собственные руки. Её голова склоняется в размышлении - что же она собирается делать дальше, а кристально ясные глаза застенчиво и украдкой бросают взгляд из под челки. Мягкий рывок распускает пояс, и он медленно соскальзывает с моей талии, падая на пол возле моих ступней. Кимоно распахивается, и я могу почувствовать, как её жаркий взгляд блуждает по мне с головы до кончиков пальцев ног. Вижу, как она обретает уверенность от моего молчаливого одобрения.


Теплые руки сдвигают ткань с моих плеч, прикасаются к моей коже и начинают своё медленное, неторопливое исследование. Возможно, это не будет так неловко, как первоначально я ожидала. Её любознательность побеждает неискушенность, и я оказываюсь прижатой к ней с существенно большей страстью, чем простое вежливое предложение. Пространство между нами исчезает в тот самый миг, когда мы целуемся, наше страстное желание неспешно растет вместе с обретаемой уверенностью в желаниях друг друга. Губы опускаются, встречаясь, и вот оно - ощущение её вкуса, я перемещаюсь с её губ на шею, чувствуя пульсацию сердца под бархатной кожей. Подстрекаю её, скидывая свои шаровары, и ощущаю чужие руки, ласкающие мою кожу там, где ранее не позволялось никому, за исключением самой себя. Наши тела слиты воедино от плеч до бедер, и для первого раза - это кажется просто идеальным.


Свободные руки легко скользят по коже, с тихим шорохом стягивая нижнее бельё. Я чувствую себя подобно её любимой канарейке, наконец обрётшей свою свободу - безмятежно парить в небесах. Это так восхитительно!


Мои ноги сотрясает мелкая дрожь, и я толкаю её на мат, прежде чем рухнуть самой. Мое тело накрывает её, кожа скользит по коже, нервные окончания горят в предвкушении от предстоящего ожидаемого удовольствия. Наше путешествие в неизведанное не выходит из-под контроля, это больше похоже на медленное, непринужденное познание, идущее из наших сердец, тел и разума. И как бы мы обе не хотели углубить, ускорить все это, мы так же понимаем, что между нами не должно быть напряженности и дискомфорта, прежде чем мы сможем двинуться дальше.


Когда я чувствую, что она готова, мои губы начинают свое странствие - медленно, с мучительной неторопливостью, капелька по капельке, покрывая её влажную шею нежными поцелуями. Её пальцы сами по себе невесомо проскальзывают в мои волосы, судорожно сжимаясь и разгибаясь, скребя по коже головы в то время, как я прикасаюсь к ней.


И вот я уже на её груди, не уверенная в том, что же мне делать дальше. Возможно, мне улыбнется удача, и её реакция на мои прикосновения будет такой же, как и раньше. Я закрываю глаза, полагаясь на свой инстинкт, который сможет помочь мне познать её, ощутить изменения в ней, а затем медленно приближаюсь к её стоячему соску. Ецуко проявляет нетерпение, её руки сжимаются в кулаки, захватывая мои волосы, и подтягивают меня к себе - в то место, где она хочет видеть меня. Я с готовностью подчиняюсь её молчаливому требованию и позволяю своей руке поиграться, поддразнить её сосок, ощущая его плотность и мягкую неподвижность в моих пальцах. 


Я поднимаю взгляд, смотрю на её лицо и… - меня словно околдовали. Взгляд полный счастья и изумления отображается на её лице, оставляя в моем сердце чувство тихого удовлетворения. На моих глазах появились слезы от посетившего меня откровения, что я - её первая и единственная, равно - как и она у меня. 


Мой рот накрывает её, а затем я следую к другой груди Ецуко, даруя ей нежную заботу, подобную той, что проявляла к её близняшке. Она извивается подо мной, и я не совсем уверена, что могу сделать для неё что-то большее. Её бедра раздвигаются, и моё тело опускается между ними. Я не в состоянии сдержаться и не ахнуть от ощущения того, что присутствует в такой непосредственной близости к моему животу. Какого??


Приподнявшись на руках, я ищу что-то в её кристальных глазах. Возможно, она сумела прочитать некую неуверенность в моем взгляде, потому что я учувствую, как её тело поощрительно качнулось подо мной, тонко намекая на ожидаемое продолжение моих прикосновений. Смогу ли я сделать это? Я двигаюсь в глубь неизведанных территорий, ведь если я хочу продвинуться дальше в наших отношениях, то как же я могу позволить себе усомниться и не дать Ецуко того, чего она так отчаянно желает?


Мой великий воин откровенно хныкает от утраты моих прикосновений, её глаза умоляют меня продолжить. До сих пор мои инстинкты не подвели меня, так что я продолжаю своё движения в том направлении, на котором она настаивает, скользнув подрагивающей рукой ниже, вдоль её длинного тела, исследуя новую территорию, познавая непознанное. Почему же мы так боялись этого ранее? Каждое движение, что я совершаю, вызывает положительный отклик с её стороны, что в свою очередь толкает меня все дальше вверх по восходящей спирали страсти, сметающей нас обеих на своем пути.


Кончики пальцев, исследуя, пробегают по её мускулистому животу, ощущая скрытую силу и мощь внутри этой женщины. Она смертельно опасна в своей мощи, но со мной она, словно нежный цветок, который под моим заботливыми руками, постепенно раскрывает свои лепестки, превращаясь в восьмое чудо света. Одновременно во мне поселяется страх и благоговейный трепет от огромной ответственности, которая появилась у меня, и я должна позаботиться о том, чтобы тонкое и хрупкое душевное равновесие Ецуко не разлетелось вдребезги от происходящего между нами.


Я продолжаю спускаться вниз по её длинному телу с дразнящими прикосновениями, изводя её. Она не совсем уверенна в этих новых для себя ощущениях. Единственное, что она ясно осознает, то что желает чего-то большего. Её руки неугомонно, хаотично перемещаются по моей спине в то время, как её разум пытается осознать - что же происходит с её телом, что за чувства пробудились в нем. Я поднимаю взгляд, погружаясь в мерцающие голубые озера - их глубины заполнены эмоциями, которые она только-только начинает постигать.


Сдвинувшись в сторону, я располагаюсь рядом с ней, позволив руке беспрепятственно проводить свои изыскания. Тихий стон слетает с губ Ецуко, и я почти уверена, что она даже не отдает себе отчета в своих действиях, потому как полностью находится во власти реакции своего тела в ответ на мои прикосновения. Нежная улыбка пересекает эти соблазнительные губы, столь изящным образом отображая чувства, хранящиеся у неё на сердце. Я не могу сдержаться и сама улыбаюсь в ответ, наблюдая, как голубые светящиеся озера, следящие за мной, ярко сияют в отраженном свете свечей. Она так прекрасна и одновременно так уязвима, и я поражена той верой, которую она питает ко мне.


Склонившись, я прикасаюсь к её губам ещё раз, не переставая удивляться своим ощущениям и её реакции на меня. Я чувствую себя на седьмом небе, когда Ецуко хныкает со вздохом в то время, как мои пальцы добрались до её укромных мест. Я так боялась потерпеть крах в таком важном моменте, но как оказалось, сумела преуспеть, таким образом уравновешивая все остальные неудачи на весах моей жизни. Или же - это было тем самым единственным, что являлось для меня важнее всего остального, тем самым подарком судьбы, который я никоим образом не желала утратить? Или же разочаровать её, хотя пожалуй, это просто невозможно. Если нам судьбой предназначено быть вместе, тогда споткнуться тут было бы безжалостной уловкой судьбы, и это является истинной правдой.