Костлявые пальцы с чудовищной силой сдавили клинок, и скелет вырвал оружие из рук пиратки. Она ахнула, отступила на шаг. Сзади налетели разбойники, спину мертвеца раздробили сабли, он даже не успел повернуться к ним. Костяная рука с рапирой брякнула о палубу, рядом упал и меч.

Пираты, отдышавшись, брезгливо выкинули останки за борт. Роберта, заворачиваясь в штормовку и подбирая оружие, кивнула на Якоба, который мертвыми глазами смотрел на небо.

— Похоронить надо бы.

— По заслугам получил, гаденыш, — ядовито сказал Жюжель, презрительно рассматривая труп.

— Да, жалко, — не расслышав, кивнул Карнаух, — дельный был малый.

Пираты подняли Якоба и перекинули за борт. Тело шлепнулось о воду.


К вечеру команда собралась в кают-компании, согреваясь ромом. С наступлением темноты вернулся мороз, и они вновь затопили печку. Роберта присела к найденному в лодке человеку, разглядывая его.

— Ран стало как будто бы меньше, — проговорила она.

— На нём и не было ран, — уверенно сказал Вильям, — только кровоподтёки, я такого никогда не видел. Что с ним делали? Пытали?

Роберта покачала головой:

— Поглядите внимательно. Лицо было изуродовано, а теперь хорошо видны все черты.

— Я говорил! — вмешался Жюжель, — это посланник морского дьявола! Всё, как я рассказывал!

— Хватит, — отмахнулась Роберта.

— Капитан! Мы требуем выкинуть демона за борт, пока не поздно! — почти крикнул Жюжель, плохо сдерживая гнев.

Роберта встала:

— Я решила, что он останется. Кто не согласен, может бросить мне вызов прямо сейчас! А нет, так подчиняйтесь капитанской воле!

Жюжель зло посмотрел на неё, но сел на место и глотнул рома:

— Давайте, лечите на свою погибель.


Поскольку на судне не было врача, раны обработали торопливо и неумело. Выставив часового, решили поспать хоть немного. Рядом с раненым присел Жюжель, зарядив пистолет. Шли часы, но пират не смыкал глаз. Когда все уснули, незнакомец впервые пошевелился. От неожиданности Жюжель едва не выстрелил. Он осторожно подошёл и пригляделся.

— Воды, — слабо проговорил раненый.

— Чёрта с два тебе, а не воды, — прошипел пират и вдруг почувствовал, что за спиной у него кто-то стоит.

— Отойди, — холодно сказала Роберта.

Пират вздрогнул, а потом медленно повернулся к ней, как бы невзначай демонстрируя заряженный пистолет. Роберта не шелохнулась. Выдержав паузу, Жюжель посторонился:

— Как скажешь, капитан.

Роберта присела к раненому и приложила ко рту его бутылку грога. Тот в полузабытье жадно слизывал влагу с губ.

— Кто же ты такой? — еле слышно спросила пиратка.

На ее удивление, он разодрал губы, сросшиеся от запекшейся крови, и что-то прошептал. Язык не слушался, звуки выходили шипящими. Роберта наклонилась ниже.

— Кто ты? — повторила она чуть громче.

Ей показалось, что он улыбнулся, а потом выговорил тихо:

— Фрэнсис Эвери, — после этих слов губы скривила судорога, и он впал в забытье, голова бессильно склонилась набок.

Всю ночь Роберта не отходила от раненого, косясь в сторону Жюжеля, который насмешливо улыбался, не снимая пальца с курка.


Утро пираты встретили изможденными, будто не спали, а всю ночь таскали ящики с контрабандой. Огонь в печи потух, но с рассветом солнце вновь разогнало колдовской мороз.

— Так и помрем, — сказал Карнаух, делая последний глоток рома и откидывая пустую бутылку.

— Не всё потеряно, — мрачно проговорил Жюжель, кивая в сторону раненого, — выкинем его. И тогда морской дьявол отпустит нас!

— Но капитан…

— Врублю картечью — и нет ее!

В каюту зашла Роберта. Жюжель нетвердо поднялся со стула, положил ладонь на эфес сабли.

— Завела нас в ловушку, стерва! — крикнул он, — обрекла на смерть! Чем платить думаешь?

Роберта поняла, что сейчас будет бунт. Карнаух уже вытащил из-за пояса кинжал, Вильям сжал рукоять шпаги.

— Не моя вина, — ответила Роберта, плавно вытаскивая из-за пояса пистолет, — накрыло за одну ночь, никто бы не успел уйти.

— Плевать! — крикнул Жюжель, — а до этого? Три месяца ходили по краю! Грэм, конечно, хороший капитан был, но не пускать же три месяца коту под хвост!

— Верно! — поддержал его Вильям.

— Сделайте меня капитаном! — Жюжель повернулся к пиратам, — выкинем демона за борт и выйдем отсюда! Не станем терять время: наберем большую команду, разбогатеем. Разрази меня гром, если будет не так!

— Жюжель — новый капитан! — гаркнул Карнаух.

— В таком случае, прошу на палубу! — Роберта быстро вышла, опасаясь стычки в закрытом помещении, где у нее не было шансов. Пираты, несмотря на ее сомнения, чтили кодекс, и собирались решить вопрос как подобает воинам моря.

Поднялись наверх: там светило солнце, но ледяные глыбы всё так же равнодушно обступали судно со всех сторон.

— Давайте, ребята, кто со мной!? — выкрикнул Жюжель и отошёл к левому борту, — идите сюда!

Роберта отошла в другую сторону, а четверо оставшихся пиратов без колебаний примкнули к Жюжелю.

— Прости, Роберта Блэксмит, но капитана из тебя не вышло, — проговорил Карнаух, — жалею, что пошел за тобой. Вот Грэм был капитан, это да!

— Ну а теперь, отложи рапиру, — сказал Жюжель.

— Да чёрта с два! — хмыкнула Роберта, со злостью скидывая штормовку.

— Ха, тебе же хуже! Берите её, ребята! — крикнул Жюжель, — за все мне ответишь!

Пираты медленно, с опаской, надвигались на Роберту, внимательно наблюдая за острым наконечником рапиры.

Со стороны льдов, над черной водой разнесся протяжный вой. Все как один обернулись. По сугробам, загребая снег, брел полусгнивший труп. Из мяса сквозь изодранное тряпье торчали обломки костей. На щеках свисала бледно-желтая кожа, в одной глазнице — пустота, в другой — око с бельмом. На левой руке была срублена кисть, в правой мертвец держал тесак.

Монстр присел и молча прыгнул. Тень скользнула над водой, ступни с облезшей кожей глухо ударились о палубу. Челюсть клацнула — чуть не вылетела. По всему кораблю тотчас распространилась ужасная вонь. Незримая сила бросила мертвеца вперёд, он сбил двух разбойников, всадил тесак одному в сердце, другой попытался отползти, но получил удар спину. Вильям кинулся на помощь, проткнул зомби шпагой, из раны брызнул гной. Сбоку появился Карнаух, с бешеным взглядом размахнулся саблей, но получил страшный удар в живот, левая рука мертвеца с торчащими острыми костями была не хуже оружия. Карнаух вскрикнул и осел, глотая воздух.

Монстр прыгнул на Вильяма и повалил, жёлтые кривые зубы впились в глотку. Со звериной яростью мертвец вырвал кадык. Пират захрипел так громко, что его наверняка услышали даже в аду.

Оставшиеся разбойники, крепче стиснув рукоятки сабель, бросились в бой и нанесли несколько точных ударов. Мертвец не чувствовал боли, только рвался вперед, еще сильнее нанизывая себя на лезвия. Когда пиратам показалось, что победа у них руках, зомби с лютой силой прыгнул вверх и приземлился у другого борта, рядом с Робертой. Та отшатнулась, а он рассмеялся, и было слышно, как хлюпает в лёгких.

У мачты, скорчившись, лежал Карнаух, его била дрожь. Мертвец вдруг рванул к нему, но на пути встал Жюжель, его сабля, сделав полуоборот, глубоко вошла в плечо монстра. Мертвец, хрипя и воя, совершенно обезумивший, бросился назад, на Роберту, ударом руки выбил рапиру. Гнилые зубы впились ей в руку. Она закричала, кровь отхлынула от лица. Мелькнула сабля, и голова монстра покатилась по палубе, а гнилое тело повалилось рядом. Наконец воцарилась тишина.

Жюжель, единственный оставшийся на ногах, сплюнул и презрительно посмотрел на Роберту.

— И что с тобой делать? — спросил он, тяжело дыша, — теперь даже коснуться противно. Теперь ты станешь таким же мертвецом.

Роберта не сдержалась, слезы покатились по щекам. Она стиснула раненую руку, а Жюжель подошёл и ткнул ей саблей в бок.

— Придётся избавиться от тебя.

Дрожа всем телом, пиратка поднялась на ноги.

— Как я тебя ненавидел, но теперь даже жалко. Ничего не поделаешь. Полезай за борт, ледяная вода быстро убьёт.

Роберта всхлипнула и помотала головой.

— Лезь! Или я порублю тебя на куски и багром выкину за борт!

Жюжель ткнул саблей в плечо.

— Клянусь, это лучше, чем стать мертвяком! — крикнул он, — ещё секунда, и я зарублю тебя!

Он взмахнул саблей, но взгляд упал на лежащую под ногами голову мертвеца. Неизвестно, увидел ли Жюжель что-то или это было только предчувствие, но пират обернулся вовремя — на него шел обезглавленный труп. Жюжель в ярости бросился вперед, всадил саблю прямо в сердце, но мертвец, будто и не заметив раны, ухватил его за глотку и швырнул о палубу. Не успел пират встать, превозмогая боль, как монстр обрубком левой руки нанес удар в солнечное сплетение. Жюжель захлебнулся кровью, а глаза стали как стеклянные. Мертвец отбросил его и теперь медленно надвигался на оцепеневшую от ужаса Роберту.