- Это фигня, вот кисть болит, растянул... Ты сам-то... башка не кружится?


- Есть маленько.


- Подташнивает?.. Это сотрясение, да. Чо, удары по башке просто так не проходят, тем более если ты с первого даже вырубился... Это тебе не кино, где раз по голове дали - выключился; потом раз! - включился, и как ни в чём не бывало! Удар по черепу с потерей сознания - это, знаешь ли, равносильно нокауту в боксе; а после нокаута неделями восстанавливаются. Ну ничего, домой придём, отлежишься. Чтоб пару дней вообще не вставал...


- Да... Оба мы с тобой 'на колчаковских фронтах раненые'...


Друзья невесело рассмеялись.


- Вовчик... Помнишь, я тебе там, на посту говорил? Ну, типа 'программа'?


- Ну? И чё.


- Пытаюсь спрогнозировать, хоть самое ближайшее... Вот что. Сейчас уже деревня скоро...


- Скоро уже. Нас встречать должны - капитан дозвонился ответственному.


- ... там Хронов, мне так кажется, к нам 'на жительство' попрётся... к тебе, в смысле, Вовчик. Я что хочу сказать - я резко против. Категорически.


- Дык а как он?.. Он, конечно, трус, но всё же...


- Не в том дело что трус. Видишь ли - вот мы сейчас шли, ты рассказывал про Сержа, про его 'жизненное кредо'. Так вот - если вдуматься, вспомнить - Хронов О СЕБЕ буквально несколькими фразами всё сказал. О себе, въезжаешь? Мне и отец всегда по бизнесу говорил: 'Обращай внимание на мелочи, на детали', и профессор Лебедев тоже. Да что - вот даже известнейший русский историк Ключевский писал: 'Крупный успех составляется из множества предусмотренных и обдуманных мелочей'. Улавливаешь? Из мелочей, Вовчик! Предусмотренных. Вся жизнь - из мелочей состоит; и надо в мелочи увидеть крупное, чтобы не кусать себя потом за задницу! А то, что Витька поддержал, пусть на словах, жизненное кредо Сержа - 'Я в стороне, а вы горите синим пламенем!' - это о многом говорит. Он этим о себе больше сказал, чем если бы написал целое сочинение по теме 'Мои цели в жизни и пути их реализации'. Так что... во избежание. Да и... ты, какой он в коттедже в Равнополье пефоманс на тумбочке с верблюдиками устроил - помнишь??


Оба рассмеялись.


- О, вот они. Встречают.


Действительно, вдалеке из-за пригорка, скрывавшего пока деревню, появились несколько человек. Помахали приветственно. Среди них выделялась огромная мужская фигура.


- Вот чёрт, надо было бинокль с собой взять. Не продумал.


- Вроде как и Мэгги там? С этой, как её...


Шли друг другу навстречу, 'беженцы' невольно ускорили шаг. Да, среди десятка встречавших была и Мэгги, и Надька; и четверо мужчин, судя по одежде - местных жителей. Идущий первым, здоровенный короткостриженный мужчина лет 40-45, в клетчатой балахонистой рубашке, заправленной в брюки, с кобурой ПМ на поясе, первый протянул руку:


- Громосеев. Антон Пантелеевич. Уполномоченный от Администрации. Где здесь Вадим Рашидович?.. А, вижу. Ждём вас всех, уже второй день; волнуемся, в Мувск звонили... Теперь вот с поста сообщили, что у вас... хм, приключения. Идёмте.


Рука у него была огромной как совок лопаты.


У всех вырвался просто общий вздох облегчения. Ну всё! Дошли!




*** ГОСПОДИН ПАРАЛЕТОВ






ОРГАНИЗАЦИОННОЕ СОБРАНИЕ




Их хорошо встретили, да. Уполномоченный Громосеев, здоровенный, какой-то весь широкий дядька, коротко стриженной бугристой головой и неприветливым лицом больше всего напоминавший какого-то спившегося грузчика с продсклада, на самом деле оказался мужиком вполне нормальным: для натерпевшихся эвакуированных уже приготовили и размещение по домам, по спискам; и поесть, и даже баню для девок натопила сердобольная бабка из его 'подведомственного колхоза'.


Владимир с Вовчиком сразу же, выслушав только известия о непременном завтрашнем присутствии на собрании, двинулись к дому.


От Хронова, - и в самом деле, не подвёл Вовкин прогноз - возжелавшего присоединиться к друзьям, удалось избавиться довольно просто; - и Владимир отдал должное другу: Вовчик, оказывается, когда надо мог быть и вполне жёстким; Хронову он сказал (правда, видно было что собравшись с духом) ясно, коротко и без обиняков:


- Нет, Витька. Ты с нами жить не будешь. Мы так не договаривались, мы на тебя не рассчитывали, и вообще...


- Ну, не рассчитывали - так рассчитайте!..


- ... такие вещи надо оговаривать заранее. Ты сюда ехал - в 'расселение' подписывался? Вот пусть Громосеев тебя и расселяет. Всё, Витька. Без вариантов.


Тот обиделся. Да наплевать, собственно.


А вот известие о каком-то вдруг 'собрании' для Вовчика во всяком случае было неприятной новостью - какие ещё к чертям 'собрания'??.. Только из города вырвались, из заорганизованности этой чёртовой, - и тут 'собрания'!.. Чё собираться-то, что тут 'решать' - обсуждать??


-Приехали мы - всё, мы дома. Как-нибудь дальше сами! Помогли нам до деревни добраться?.. Да в гробу я видел такую помощь!! - так бурчал Вовчик, идя впереди Владимира - тот пока не ориентировался в местности.


- Что ты бурчишь, Вовчик?..


- Да... Вовк, какие к чёрту собрания? Давай не пойдём!


- Не, нельзя, Вовчик. Мы ж теперь... как бы в новом социуме; надо просекать местные заположняки. Опять же надо с местным коллективом познакомиться...


- Да нету тут заположняков! Деревня! В основном одни пенсионеры живут! Бабки с дедками! Ну, пара синяков - квасят. Я тут в общем всех знаю - у меня ж тут бабка жила. И меня - знают.


Дом стоял в исправности, правда при дневном свете показался ещё более убогим нежели ночью.


- Нет, Вовчик. Это - было. Прошло. Ты ж не... не в 'довоенную' деревню на каникулы приехал; а на постоянное жительство; и этот, Громосеев здоровый - тут вроде как власть. Придётся с ним контактировать... И ещё. Что-то я предполагаю, что раз пошла такая политика, то население деревни начнёт сейчас стремительно увеличиваться. Уже увеличилось - сколько с нами пришло; в Никоновку сколько - половина?.. тут скоро будет теснее, чем в городе! Надо бы знать, кто чем дышит.




Из дома пахнуло нежилым; но было на удивление уютно. Солнечный свет, пробиваясь сквозь занавески, лежал цветным кружевом на пыльных подоконниках. Всё было как оставили в прошлый свой приезд, даже неубранная в шкаф забытая бутылка коньяка стояла возле прикрывающего люк в подпол громадного сундука. Хорошо-то как!..


Выгнав за дверь нахально сунувшегося за ними ментовского лохматого барбоса, Вовчик, сбросив рюкзак, с блаженным вздохом рухнул, подняв облачко пыли, на застеленную стареньким голубеньким покрывалом пружинную кровать.


- Ха-ра-шоооооо!!!


- Ви-ли-ка-лепно!! - выпал на стоявшую поодаль ещё одну кровать Владимир.


За дверью послышалось требовательное подскуливание.


- Вот ведь зараза... Он домашний, наверно. Отбился от коллектива.


- Угу. Надо ему имя придумать. Жрать хочешь?.. Вот и я пока нет. Блин, даже разуваться обломно...


- ...


- Жоржетта убежала...


- Чё ты опять? Плюнь, Вовчик, нашёл о чём переживать!


- Да я понимаю, Вовка... Не то чтобы переживаю. Ну - кролик и кролик. И всё же.


- Ей в лесу лучше будет. - Помолчал - Пока её кто-нибудь не сожрёт.


- Вот и я о том же.


- Или вдруг её заяц какой-нибудь... Может, встретит в лесу своё женское счастье? А тут вон сколько Жоржетт разных. Выбирай любую.


- Гы. Шутишь. Ну, значит выживешь; но всё равно, Вовка, тебе лежать-лежать несколько дней надо - сотрясение! А что до 'жоржет' этих... Они меня не любят. А Жоржетта меня любила.


- Да нифига, Вовчик. С чего ты взял? Прям 'любила'? Ну, кормил ты её, зависела она от тебя - это ты называешь 'любила'?


- Ну, как бы... Да уж...


- Ты ж не можешь считать, что, скажем, компьютерная программа тебя 'любит'?.. Она просто тебя ценила как источник ништяков...


- А не один хер?


- Нууу... Ты о любви, что ли? Знаешь... Наверно в большинстве случаев так и есть... - Чёрт, как приятно было, валяясь на чистой кровати, разглядывать паучка, путешествующего по потолку и философствовать, зная, что в любой момент можно помыться... покушать... Хорошо!


- Любовь - равно признательность за ништяки. О, Вовчик, я вполне усвоил уже новый твой термин - 'ништяки'!.. Наверно так и есть чаще всего. Но я как-то по-другому это представляю. Для себя, типа.


Да. Приятно философствовать, лёжа на кровати в безопасности, рядом с печкой, которую можно затопить в любой момент... рядом с запасами... а не на поляне, где с одной стороны над свежими холмиками торчат неумело связанные из колышков крестики; а с другой, в кустах, в канаве, лежат друг на друге трупы бандитов... Вспомнив, он невольно вздрогнул.


- Вовчик, ты калитку закрыл?


- Закрыл... А как?


- Нууу... Это как... Ну, не знаю. Когда 100% можно положиться. Не, это просто хорошая, надёжная дружба. Любовь... Ну... Ответственность. Взаимная. Не, тоже не совсем то. Хер его знает, Вовчик, как сформулировать... Ну, как говорят - вот когда себя чувствуют половинкой одного целого - семьи. Тогда - любовь. Как у моего папы с мамой было. Как думаешь?