Он распалился, в уголках губ запузырилась пена.


- Вот потому я говорю, что выживать в деревне - глупость! Думаю, бьют людей чаще всего правильно, как это не странно звучит. Сами виноваты! Мне-то всё равно, я о себе думаю! А если уж частный дом, то первая задача чтоб окна не разбивались и не залетела бутылка ли камень. Окна как в банках, толстое стекло 5-19 см... Против вас будут просто голодные деревенские люди, молодые бомжики... Мародёр 100% вооружён палками, ножами или без палок, возраст 15-50 лет. Боевого опыта не имеет. Кости лица ломают, глаза выбивают, на голове прыгают. И это нормально, это данность! Если к вам ворвутся - у вас должен быть как минимум АК-47, для эффективного поражения живой силы в упор в помещении, через межкомнатные двери и интерьер! Вы должны уметь уничтожить 20 - 30 погромщиков из АК-47 и уйти целым. А без этого у вас нет шансов... В деревне вообще всё уныло, волки съедают целые деревни! Вы же в деревне будете как овцы! Овца, как ни странно, на то и овца, чтобы её кушали. Это нормально и очень вкусно...


'Что он несёт...' - подумал Владимир, переглянувшись с Вовчиком - 'Он вообще, интересно, нормальный?' После произошедшего прошлой ночью слушать эти бессвязные теоретические излияния, пусть в чём-то и верные, но только 'в чём-то', было неприятно. И сам Серж не вызывал симпатии, - эдакий великовозрастный детсадовец, ненаигравшийся в компьютерные игрушки...


- Ну а сам-то ты?.. - прервал излияния нового знакомого Владимир, - Сам-то как планируешь? Из Мувска же ты, как понимаю, уехал!


- Да конечно уехал! В мои планы не входит быть удобрением! - переключился тут же на новую тему словоохотливый Серж, - там сейчас БэПе! А наблюдать за БП лучше с экрана телевизора, монитора. Что мне в деревне делать?? Я еду в Оршанск, там спокойно! Денег у меня достаточно, чтобы арендовать на 2-3 месяца квартиру и сожительницу; относительно нормальную, не дорожную проститутку, лечь на дно. Или снять номер в мотеле.


- И что дальше?


- И ничего. Никаких 'подвигов', я вообще считаю, что от подвигов нужно держаться подальше, лучше километров за 5 тысяч...


- Да нет, что дальше? Ну, прошло какое-то время, кончились деньги...


Серж не успел ответить, Вовчика дёрнула за рукав подошедшая Зульфия:


- Что вы тут застряли? Здрассьте... Идёте, нет? Там все уже в общем собрались, вам только чай оставили.


Наскоро попрощавшись с новым, настолько же креативным, насколько и здоровенным знакомым, друзья поспешили к поляне, оставив того дожидаться своей очереди на проезд в Оршанск. По пути Зулька поведала, что среди эвакуируемых случились первые конфликты:


- Прикиньте, мы ж последнюю жрачку вчера вечером доели; мы ж не планировали несколько суток добираться; а, главное, не думали, что с толпой придётся делиться! Ну и идти, в общем-то, ведь уже не далеко! Чай только и оставался, ну сахар ещё. А тут, как чай вскипятили и разлили, смотрим - трескают! Эти, что к Мышастому на ночь ходили. Разлили себе наш чай - и трескают, с печеньками! Девчонки им - что ж вы, поделитесь! - а они эдак 'у нас у самих на покушать чуть-чуть'. Прикинь, Вовчик! И ладно бы те, что с детьми, - не, пацаны бегают, шумят, у них всё в порядке, - а именно что те, что без детей! Сидят - и жрут! И нашим чаем запивают! Нет, ты прикинь... Хорошо, Катька запасливая...


В 'лагере' на поляне заканчивали сборы. Судя по всему только что случилось выяснение отношений, и большая часть беженцев-женщин были красными, надулись, и демонстративно поворачивались к друг другу спинами. Девчонки из шоу всё не могли успокоиться:


- Не, ты прикинь - жлобы! Вчера за общим ужином наше жрали, а сегодня со своим 'нам не хватит!' Жлобьё!


- Мы у вас вчера не попрошайничали! Вы сами предложили! И нечего сейчас попрекать! - отгавкивались из другого лагеря.


- Где вас носило? - подошёл Вадим, - Допивайте вон - с Катькиными сухарями. Вовчик... Согласуем маршрут.


- Чо они?..


- Да что. Как следовало ожидать. Надо было ИХ вчера своим ходом отправить, жаль дорога сюда по сути одна. Ур-роды, бл...


Друзья приняли свои кружки с горячим чаем; получили и по сухарю, - обычному, просто высушенному, видать, на подоконнике даже не обжаренному в духовке, ломтю чёрствого белого батона. Ничего, можно в чае размочить...


Подошедшая Катя, у которой бандитом было порезано лицо, и тщательно обработано и забинтовано Вовчиком, угрюмо смотрела на них одним глазом - второй скрывала повязка. Говорить ей тоже было больно, потому она старалась меньше двигать губами, чтобы не шевелить порезанную щёку:


- В общаге насушила... Девкам не говорила, чтоб не смеялись - не принято у нас... Сейчас вот пригодилось.


- Кать... Спасибо.

- Пжалста.


- Кать, постой. Я повязку посмотрю сейчас. Извини, что я тебе вчера... это...


- Ничего, - глаз у неё влажно поблёскивал, - Сама виновата. Ты-то тут при чём... Посмотри, да. Болит... Вовчик. Есть не могу... Шрам на всю жизнь да?..




***


Они шли уже несколько часов, без носилок путь был намного проще. Вскоре должна был уже показаться и деревня - конечная цель столь неудачного путешествия. Вовчик время от времени наклонялся и трепал за ухо увязавшегося за ними с поста лохматого чёрного пса:


- Ну куда, куда ты попёрся? Оставался бы с ментами, у них кормёжка...


Пёс подгавкивал, преданно смотрел Вовчику в лицо сквозь висящие на бельмах лохмы, и всем видом давал понять, что назначил его теперь своим опекуном.


- Ах ты, ах ты... какой. Ну, нечего мне тебе сейчас дать, вот придём домой... Вовка, правда он прикольный?


- Да... Прикольный.


- Пусть бежит, правда же? Как в деревне без собаки?


- Его деревенские барбосы съедят... Хотя, вроде, наглый, может и не даст себя в обиду. Конечно, как без собаки в деревне...


- Хы, домашние животные украшают наш быт; а в трудные времена - и стол! - Вовчик всё пытался как-то расшевелить впавшего в задумчивость друга.


Теперь, идя рядом с Владимиром и пристроившимся рядом Витькой, Вовчик рассказывал про дискуссию с Сержем, про то, что не слышал подошедший позже Владимир. Владимир слушал и вставлял реплики:


- ... он считает, что мы неправильно поступили, что понесли Вику на пост...


- А куда её нужно было нести?


- А никуда, типа. Говорит, это 'не по-выживальщицки' - создавать себе проблемы из-за кого-то. Из-за постороннего, типа.


- Постороннего...


- Говорит, надо было чтоб её несли кто там у неё друзья-подружки, - а вы, говорит, тут причём?? Надо было вам, говорит, идти отдельно, своей группой - давно бы уже дошли! А не подставляться!


- ... Он кто такой, этот Серж? По жизни?


- ... я, говорит, 'мелкий спекулянт, мелкий торговец'...


- Мелкий. Оно и видно. Что 'крупным' ему точно не стать... Крупный - он, каким бы говном по жизни не был, всегда заботится о людях - так жизнь устроена. А исключительно о своей тушке - только инфузории заботятся...


- Я, говорит, 'не люблю панибрацтво и жлобство'. Делиться, говорит, ни с кем ничем не буду. Кредо у него такое, жизненное, типа. 'Даже если сосед воет от перитонита за стенкой - это его проблемы.'


- Чё, правильно рассуждает... - вклинился Хронов.


- Говорит 'У меня в подъезде кого-то убивали, а я выключил в доме свет и зашторил окна; каждый сам за себя, настоящему мужчине не нужны проблемы.'


- Настоящему... мужчине. Вовчик, ты б меня как-то раньше бы предупредил, что ли?.. Я ж с ним за руку поздоровался... В деревню придём - первым делом нужно будет руки вымыть, с мылом. Тщательно, с хозяйственным.


- Нуачо, он не прав, что ли?? - опять влез Витька, - Где-то же и прав! Мы ж какие проблемы поимели с этими бабами! Надо было...


Тут он ненароком взглянул в лицо Владимира, и осёкся. Он отчётливо почувствовал, что ещё фраза - и коллекция гематом на его многострадальном лице увеличится, а это больно; а перед девками - ещё и стыдно. Тут же притормозив, он отстал на несколько шагов, вместо конца фразы пробурчав что-то неразборчивое.


Некоторое время шли молча, посматривая по сторонам. Лес кончился, он зелёным обрамлением теперь стоял поодаль. Беженцы топали по приветливому такому пылящему просёлку, наблюдая по сторонам то заросшие необработанные поля; то, ближе к деревне, поля заросшие уже молодым кустарником и тонкими деревцами. Владимир подумал 'Ну и грязь здесь будет осенью... Мы с другой стороны ночью заезжали, что ли, вроде асфальт до села был...'


Помолчав, Вовчик добавил:


- Он, говорит, 'Успех - это когда жив, цел, с целым телом, можешь ходить'. Дословно.


- Ясно его кредо. Значит ты позавчера ночью против успеха пошёл, рискуя и 'целым телом', и жизнью-здоровьем, а?


- Угу. По его так выходит.


Снова шли молча.


- Вовчик. У тебя опять под ухом кровит. Ты реально себе ухо надорвал - на сучок, что ли, нарвался? Давай я тебе подклею марлю - лейкопластырь ещё есть?..