- Подвороты, - буркнул Владимир. Вот уж не думал, что сосед сечёт за ним. А что бы и не сечь? - соседи... Впрочем наплевать. - Зарядку делаю, да. От радикулита и трусцой от инфаркта.


- Хы. Сшутил, типа. И как Гулька по утрам к тебе миловаться бегает - тоже знаю...


Тут уж Владимир смолчал выжидательно. Вот хитрый татарин! Что он разговор завёл, в гости припёрся... Один, даже без Алёны. Явно же не просто так.


- Как вы там? Ааа? Ты смотри у меня...


Вот так вот, да? За этим и пришёл?


- Серьёзно. Серьёзно, Вадим Рашидович. Жениться и всё такое. Считайте, что официально у вас прошу руки вашей дочери.


- Ишь ты... официально. Поглядим. Посмотрим. Торопиться не надо. С 'жениться' и особенно с 'и всё такое', хы. Время сейчас такое... неустойчивое... - он, глядя в пасмурное сегодня небо, затянулся, выпустил клуб дыма. Вздохнул, - Дождь, видать, будет. Официально, гришь... Погляди-и-им...


Нет, вроде бы не за этим. Чё тянет?..


- А чо у тебя за рюкзак у дверей-та?


Вот наблюдательный чёрт! Пришлось коротко рассказать про Виталия Леонидовича, про коттедж, про планирующуюся поездку в Оршанск. Про дочку его, Наташу, по какому-то наитию упоминать не стал, как и про то, что вчера она дозвонилось-таки, и чуть не слёзно убеждала приехать, 'хоть повидаться, сидишь там в деревне - недалеко ведь!..'


Не на чем было пока ехать, вот что. Транспорт в Озерье никакой не ходил, даже из не в пример бОльшей Никоновки в Оршанск можно было выбраться только на попутке. Владимир пытался подбить Рому на 'смотаться в Оршанск': 'Купишь там себе чего, того-сего... а?..', но тот пока жмотился на бензин. 'Канал' на закупку жрачки он как-то нашёл и в деревне.


Оставалось рассчитывать на какую-нибудь оказию или на то, чтобы поехать с Громосеевым, когда тот по делам соберётся в Оршанск. Громосеев обещал. Владимир жалел теперь, что не обзавёлся в Мувске каким-нибудь транспортом.


- Ага, де-пу-тат... коттедж, значи-ит... - опять непонятно вздохнул Вадим, - На время, говоришь... А вот послушай... Ты, гришь, по социологии-политологии учился? Да ещё с профессором этого дела близко общался. Как ты думаешь - дальше-то что будет? Радио-то слушаете, небось? Да и телевизор хоть время от времени...


По радио и телевизору о международных делах сообщали очень невнятно; зато в последнее время усиленно перетягивали к себе симпатии населения Новая Администрация и Администрация Регионов. Из их болтовни и перепалок за 'круглыми столами' судить о будущем было положительно невозможно.


Пришлось Владимиру изложить, опять же по-возможности коротко и внятно, не углубляясь в дебри, концепцию мирового будущего 'по профессору Лебедеву'; задержавшись на Кондратьевских циклах и последних данных в области мировой динамики народонаселения, энергопотребления, ресурсообеспечения, вплоть до распределения по планете водных ресурсов и динамики их расходования; о последних социологических исследованиях поведенческих реакций различных групп социума в условиях нарушения привычной социальной среды обитания, насчёт... В общем эдакая мини-лекция получилась, сам не ожидал. Выдохнувшись, Владимир, наконец, подвёл, как учили, итоги и выжидательно замолк.


Что это я, - спросил он себя, - Хвост тут распустил? Перед будущим тестем покрасоваться знаниями и теориями, что ли? Так ему это не надо...


Тот слушал, казалось вполуха, проглядывая на небо, но, видимо, внимательно.


- Сложно... Научно... - опять развздыхался Вадим, когда Владимир закончил, - Но в целом понятно, конечно... что ничего хорошего. Я это спинным мозгом, приближающееся, чую, и уже не первый год!


И опять вдруг свернул в сторону:


- Ты с Андреечем не говорил? Не подъезжал он к тебе?


- Староста-то? Да нет... О чём? Впрочем...


Он тут же вспомнил недавний разговор с Борисом Андреевичем, когда вроде бы как случайно столкнулись с ним у конторы; и то, как он вроде бы как опять и вроде бы 'по должности' предлагал им с Вовчиком вступать в 'коммуну'. Всё вроде бы по обязанности - вступайте да вступайте, никакого индивидуального продналога, паёк опять же, снабжение; не хотите? Ну глядите, колхоз дело добровольное.., - но при этом и ощущение какого-то 'прощупывания' осталось: а чем живёте-дышите, а как на ситуацию и будущее смотрите... чем в перспективе заниматься думаете? Если чо...


Сказал, что в Оршанск поеду, списал интерес на желание старосты выслужиться перед Громосеевым своей осведомлённостью.


- Вербовал тебя, нет? Ну, не 'вербовал', и не в коммуну, это я так... Но вообще что-то он вьёт, вьёт, Борис этот наш Андреич, какую-то игру свою затевает, чувствую я... Обрастает пристяжью, как 'контингент' наш говорит, да. Этот, журналист мувский, что у него живёт, теперь при нём постоянно, типа ординарца. И этот, Маржинколл, хе-хе, Морожин, постоянно рядом. И с моим квартирантом, гнидой юридической, тоже что-то беседы вёл; да и не с ним только. Громосеева, что ли, подсидеть пытается, и на повышение двинуть?.. Не зна-а-аю... Но какой-то непростой он, Андреич-та, чо-то я за ним чувствую... верхним, хе-хе, ментовским чутьём, ага. Чо-то... Чо-то назревает, чувствую я... - он вздохнул, - К осени, глядишь, и разродится. У нас так заведено - все бардаки - осенью... Как, говоришь, твой профессор вещал?..


- По теории, должен вмешаться и или усугубить, либо полностью разрулить ситуацию некий внешний фактор, а какой - определить сложно. Всё что угодно: от мировой войны до мировой эпидемии, или открытие источника вечной и дармовой энергии, или явление Иисуса с установлением царствия божия... да даже вплоть до высадки инопланетян. Всё закономерно и взаимосвязано, и по теории сейчас только начало центробежных и деструктивных тенденций. Дальше - только по нарастающей, вот как раз до этого, неизвестного пока, определяющего фактора-события. Так по теории. Пока работает, да. Согласуется с происходящим.


- Тенденций... Инопланетяне... Инопланетяне - это было бы хорошо, даже здорово. Или там внешняя агрессия... С этим мы справляться научились, ага. Вот если гражданская война - тогда каюк, без вариантов. У нас ведь традиционно в соседской резне народу гибнет много больше чем при внешней-то агрессии... Ну-ну... Бум надеяться на вторжение инопланетян; они нас мигом помирят, и наваляем им совместно, как водится, хе. А пока что... что по тем, на мотоциклах-то думаешь, а? Вчера ведь опять приезжали, да.


- Ну... и что?


- Ничо. Пока. Посмеялись, потрепались - и уехали куда-то. Только ясно обозначили, что приедут на неделе, и приедут не одни... и автомат у них, смекаешь?


Владимир угрюмо кивнул. Всё это они с Вовчиком уже обсуждали; и пришли к выводу, что отпацифизженные на танцульках Вовчиком никоновские ухари, хочешь-нехочешь, рано или поздно скооперируются, и прибудут 'с повторным визитом'; только на этот раз, скорее всего, обойдётся вообще без танцев.


Варианты? Да неважные варианты - драпать в лес в вовчикову потайную землянку или в разведанный уже подвал недостроенной школы, и отсиживаться там. Слабо верилось, что получив в свой прошлый приезд столь сокрушительный отпор, никоновские и демидовские приедут в этот раз не 'во всеоружии'. А участкового нет, Громосеева нет, и декларируемые им 'отряды по поддержанию правопорядка' судя по всему плевать хотели на происходящее, пока не образуются несколько свеженьких трупов... Ситуация казалась беспросветной, оттого и собирался поскорее к Виталию Леонидовичу - за ясностью в обстановке и за (возможно) оружием. На Хронова и старосту, на старика Петра Ивановича с их двудулками надежды не было никакой... Но Вадиму-то какое дело? Он же устранился от общих дел, и на его дочек вроде бы не наезжают?


Оказалось, дело есть. На прямо поставленный вопрос Вадим, хоть и поюлил, но ответил: что ' - Не дурак, понимаю - отсидеться в деревне-та в сторонке не удастся, ежели замес такой пойдёт - не подстрелят так спалят. Это те не город, где, к примеру, на одном этаже алкаш семью режет - а на соседнем телевизор смотрят, и только звук погромче делают; тут такие номера не пройдут...'


Опять же - куда не кинь, Гулькины подружки. Опять же - он же их сюда и вытянул; и теперь как бы немного и в ответе. Хотя б за безопасность. Не вмешаться - дочки, мяхко говоря, не поймут... Опять же, Зулька тогда, на танцах, зарубилась ведь с каким-то никоновским - пока вы с Гулькой по кустам-то отирались; а ну как он не забыл? И вообще...


- Так что? О чём речь-то?..


- Што ты спешишь... Речь о том, что... что не нравится мне терпилой быть, как тогда на поляне. Внятно? НепонЯл? Ну, ладно, подробней, значитца...




***




Вовчик уже вконец рассвирепел, препираясь с троллящим его с благодушно-пьяненькой улыбочкой Ромой.