- Я вчера... эта... про что говорил? А?


- Да про всякое, Рома, про всякое, - Вовчик поднял голову, прислушался: где-то по улице трещал мотоцикл. Мотоцикл? Вроде как точно, мотоцикл. Откуда бы...


- А про... ну, чем я занимался там, и вообще?


- Ну как же, Рома, про бизнес беседовали, ага.


- Ох ты бля. А про... про золото что говорил, нет?


Вовчик сразу уже понял, что Рому мучает, не наговорил ли он лишнего, и не подставится ли он своей болтовнёй под 'раскулачивание', потому заверил его:


- Не, Ром, какое золото? Только что перстнем ты вон хвастался, да гимнастом на цепуре. А так мы в основном про политику.


- А... Ладно, - успокоился тот, - А здесь, в селе, купить где что можно? А?


- Не знаю, Рома, что тебе надо, не знаю. Но ты походи по дворам, поспрашивай. Походи...


- А. Ну да. Щас перекушу - и двину...




В это время на краю деревни, там, куда утрещал мотоцикл, треснула автоматная очередь.


Вовчик, в отличии от похмельного Ромы, сразу понял, что это была именно автоматная очередь, - сказался и 'опыт' нахождения в центре боя во время властного передела в Мувске. Тут же рядом с крыльцом появился и Владимир, торопливо натягивая футболку. Напряжённо прислушивались.


- Это чо?..- подал голос от машины враз протрезвевший Рома, - И часто у вас так?..


После паузы там же сухо треснули два пистолетных выстрела. И снова наступила тишина.


Через некоторое время вновь закричали, перекликаясь, петухи; забрехали собаки. Вроде как ничего и не случилось. Но непроизвольно напрягался слух, не верилось, что... что? Что всё кончилось? А что кончилось? Откуда в деревне автомат??


- Это там... Ну, где девки из коммуны сегодня должны работать... - прошептал Вовчик.


- А... Ну да. Чёрт... Ну чё?.. Туда? - взгляд Владимира упал на топор, торчащий в чурбаке у сарая. Так и представил себя, бегущего на выручку - с топором... То с колом, то с топором. Туда, где только что стреляли из автомата. Чёрт побери!..


- Вадим! Вади-и-м! Ты слышал??! - заорал Вовчик, кидаясь к забору, граничащему с участком Вадима.


'Точно. У него ж ружьё!' - мелькнула мысль у Владимира, - 'Это мы тут как первобытные...'


- Рома, дай 'Осу'! - крикнул требовательно он 'квартиранту', но тот, сделав страшные глаза, только отрицательно затряс головой и спрятался за машину.


Кто стрелял, зачем стрелял??.. Владимир поспешил к чурбаку с топором...




*** НЕПРИЯТНЫЙ ИНЦИДЕНТ С ДАЛЕКО ИДУЩИМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ








*** ДИСКУССИЯ НА ОРУЖЕЙНУЮ ТЕМУ








*** ДЕВИЧЬИ РАЗГОВОРЫ - 3. СПЛЕТНИ, СЛУХИ, ДЕРЕВЕНСКИЕ РЕАЛИИ










КРИМИНАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ




Вадим, сидя за столом, застеленным цветастой, уже потёртой клеёнкой, крутил в пальцах вилку и рассказывал про недавнюю поездку в Никоновку и Демидово.


По его выходило, что село большое; сейчас, после исхода из городов, население ещё утроилось, - в Никоновку-то, где была центральная усадьба совхоза, где было и центральное водоснабжение, и пара магазинов, и поликлиника, охотней ехали чем в затруханное Озерье.


Только что успели погавкаться с Ромой, и тема была совершенно пустячная: по поводу подготовки. Пока Вадим наворачивал, похваливая, картошку с консервой (отказавшись от налитой Ромой стопки самогонки), у Вовчика с ним вдруг получилась дискуссия на тему 'ништяков' и 'вообще'.


Выцедив в одно рыло пару стопок, 'квартирант' ища тему 'за поговорить', наблюдая как Вовчик по привычке во время разговора достал и машинально стал подтачивать-править мелким брусочком лезвие своего ножа, влез в неторопливую застольную 'мужицкую' беседу со своим


- Вовчик, Вовчик... Смотрю я на тебя - фигнёй ты маешься. Всяких причиндалов у тебя... а зачем?


- Как 'зачем'?


- Ну вот ножей у тебя штук тридцать. Фонарик навороченный. Арбалет, значит, собрал... А зачем, зачем это?.. Оно тебе поможет разве?


- О чём ты, Рома?


- Ну вот... - тот пьяненько улыбнулся и цопнул со стола кухонный, им привезённый нож, - Вот твой фир-мен-ный! - чем он лучше этого? Красивше?.. ты вчера Кристине предъявлял, чтоб не могла тобой точёным ножом на тарелке резать - затупит, а оно нафиг надо? Такое отношение? Нож - он чтобы и консерву открыть, и палочку построгать, и... и в земле поковыряцца - да вообще для все-го! А ты над своей 'коллекцией' дрожишь!


- Я не дрожу; я за то, что каждый инструмент должен быть в исправности, и по-функции; для земли копания есть лопатка, а на тарелке ножом резать - это издевательство над режущей кромкой. Что я Кристине и озвучил.


- А на-фи-га??.. Ты вот всё... продумываешь? Што это тебе даст? Если, к примеру, ты завтра на крыльце ногу подвернёшь - чем тебе помогут твои навороченные трекинговые ботинки? А если тебе кого пырнуть (хы-хы!) понадобится - так вот этим вот кухонником я это сделаю не хуже, чем ты своим навороченным... как его? Хоть я им и консерву открываю, и на тарелке режу, хы! Или вот...


Вовчик купился, и ввязался в спор; и вскоре сам был не рад, а пьяненькому Роме только того и было нужно.




- Ай, хороша картошечка, да с мясной подливой!.. - не обращая внимание на сцепившихся в споре Вовчика и Романа, похвалил, откладывая вилку, Вадим.


- А что за мясо - консерва?


- Да нет... свежак... - как можно более туманно ответил Владимир. На 'подливу' пошли голуби, наловленные на брошенной школе; но он не собирался, как и договорились с Вовчиком, раскрывать свой канал поступления 'дичи' к столу.


Голубей было много, и ловили их просто. Птицы гнездились в школе во всех нишах, выемках, на недоложенных до потолка стенах-перегородках. Главное было не шуметь и не давать им, голубям, понять что пришли охотники по их голубиные души. Глупые птицы только высовывали из своих укрытий головы и смотрели на непрошенных посетителей, не пытаясь сразу улетать. Тут было важно не спугнуть. Друзья брали заначенный заранее строительный поддон и приставляли его к стене, под гнездом, из которого выглядывала любопытная голубиная голова. Далее нужно было по поддону тихо-спокойно, не делая резких движений, подняться к гнезду - тут важно было на птицу не смотреть, иначе что посетитель крадётся по её душу могла сообразить даже такая птица-дура. Потому по поддону поднимались медленно, и опустив вниз голову. Поднялся - не глядя, на ощупь хвать голубчика! - и в мешок.


Технология несложная, но требовала некоторого навыка; зато теперь друзья были всегда со свежей 'дичью'. Мяса на голубе немного, но если сварить или потушить в чугунке в печке - то с картошкой или макаронами самое оно, а тушёнка и так никуда не денется.


Лохматый чёрный Артишок, теперь постоянно сидевший на цепи во дворе, также весьма одобрял походы друзей 'за дичью', поскольку нежные птичьи косточки доставались безусловно ему, - а с тушёнки собаке какой прок?..


Первый раз, когда, наведавшись в школу за досками с опалубки и кирпичами, и поймали несколько голубей, Владимир, не будучи охотником и вообще будучи вполне далёк от деревенских реалий, когда чтобы что-то мясное съесть, нужно сначала носителя этого мяса умертвить, держа мешок с ворохающимися там голубями, с интересом спросил у Вовчика - 'А как мы их того?.. Переведём в кулинарный полуфабрикат?..'


Оказалось ничего сложного, Вовчик показал как это делается: сунул руку в мешок, ухватил жирного голубя за голову, зажал её между пальцами - и просто сильно тряхнул, вынув из мешка. Голубиная голова осталась в руке; тушка затрепыхалась на бетонном полу. Тут же, в подвале, голубей наскоро и ощипали - Вовчик со знанием дела показал насквозь городскому другу как это делается, - ничего сложного. Сполоснули руки из фляжки, и, сложив трофеи в мешок, прихватив старые в засохшем цементе доски, отправились к дому. С тех пор такие набеги на 'голубятню' стали делать довольно регулярно.


- Так... Наохотили по случаю... - весьма туманно поведал Владимир, а Вадим не стал уточнять.




- ... а я уже говорил - любая подготовка ничего не гарантирует, зато повышает шансы! Повышает!


- ... а какие там те шансы повысятся, если б ты на тарелке чо порезал? Ааа??


- Такие! Нож - он инструмент пока острый, а как затупится - это кусок железа!


- Ай, да што там о тарелку-то... - Вовчик с Романом продолжали препираться.




- А пойдём покурим?.. - Вадим мотнул головой на выход.


- Не куришь? Маладца! - заметил он, когда они вышли на крыльцо, и он достал пачку сигарет, а Владимир отрицательно мотнул головой. Бренькая цепью, подбежал Артишок, пыльный и в соломе, уставился выжидательно чёрными бельмами сквозь чёрную же шерсть. Вадим присел на корточки, потрепал его за холку; потом уселся на лавочку у крыльца:


- А я перекурю.


Раскурил сигарету, выпустил клуб дыма.


- Ты вообще - здоровый. Ага. Вовчик говорил - спортом занимался? Борьбой?


- Типа того. Давно только.


- Да лааадно... Форму-то держишь, я погляжу? По утрам, я смотрю - зарядочку, отжимания... эти, как их?.. Ну, что ты там как бы отрабатываешь?..