Нет, дай, думаю, всё-таки, послушаю, что там, в этих наушничках, интересно же…

В ответ на мои мысли Димуля радостно кивнул, будто понял меня. А я всегда была уверена, что он не полный-кромешный дебил!

Сняла я с него наушнички, надела себе. А ребёночек великовозрастный мне ещё и авторучечку протягивает, на, мол, возьми, поиграйся!

Взяла, не стала спорить с жертвой вчерашнего страшного покушения.

На авторучечке я увидела кнопочки разных цветов. Только собралась нажать на красненькую кнопочку, а наушнички как заорут: "Не трогай, гадина!" Голос, вроде, не папин, а… чей тогда?

Огляделась я по сторонам – никого. Странно! Снова собралась на нажать на кнопочку – снова слышу то же самое, только ещё хлеще в два раза. Полная чума!

– Кто тут?! – опять не выдержала я.

– Я, идиотка, я!!! – снова раздался голос в наушниках. А голос-то какой-то странный, хриплователький… Детско-подростковый!

– Кто "я"?! – стала я тоже возмущаться.

– Брат я твой, вот кто…

– Дима?!

Смотрю я на Диму, а он улыбается, слюни пускает, молчит, как олух…



9.


Короче, этот ужас прояснился через пять минут. Брат мой, кровиночка, Дима-даун, разговаривал со мной нормальным человечьим языком через наушники. Грубиянил, правда, страшно, но папа-Змей нас, гадёнышей своих, учил именно так друг с другом общаться, чтобы мы не сюсюкались друг с другом, не отвлекались, а дело делали. Вы не поверите! Димулька, помимо всего прочего, оказался моим братом не только по профессорской линии, но и по основной, по змеиной.

Дело в том, что папа Димочку с таким же самым заданием (найти мыслепереводчик) в эту семью раньше меня внедрил, да не учёл, что в даунеровских семьях часто дауны рождаются. Я-то искусственный даун, добровольный, крепенький-здоровенький. У меня только рожа, как у дауна, а он – даун поневоле, хиленький, пухленький, маленький. Какой из истинного дауна сыщик? Хотя… Раз мыслепереводчик сохранился, не был выброшен, это его заслуга.

Стало быть, Дима мой брат вдвойне! И по профессорской линии, и по основной, по настоящей!

От такой радости я на него набросилась и стала целовать, обнимать. А он меня всю сопельками перемазал. Вот это да! Такого поворота даже в мультах японских не бывает! Даже в тех, от которых Димочка страшно тащится!

Я снова с ним заговорила, но он вдруг почему-то замолчал, опять не отвечал ни слова. Интересно! Я спасла его от интерната, от верной смерти спасла, а он дурака валяет!

Но тут опять всё сложней оказалось, чем я себе могла представить. Голос в наушниках появлялся только тогда, когда авторучка была направлена на источник мыслей! Димочке даже пришлось притянуть меня за рукав, пока конец авторучки не уставился ему в пузико. Тогда я снова его услышала!

Нашёлся-таки папин гэджет, украденный профессором задолго до моего рождения.

Авторучка с секретом, которая читает мысли, да ещё и на разных языках, на всех земных и на всех неземных, надо только знать, на какие кнопочки жать. Дима, и тот не все кнопочки знает, а я вообще пока не разбираюсь, так что, лучше не трогать лишний раз, пока папа сам всё не объяснит.

Интересно, как это профессор авторучечку не выбросил? Беречь такую мелочь не в его духе. Этот ни на чём не экономит, вон сколько жён развёл!

Минуточку, если профессор не жадный, то значит, не такая уж он и сволочь? Может, не станет нас убивать,а?

Следущее утро показало, что очень даже станет!

Пока я в ванной умывалась, профессор заходил к нам в спальню, разговаривал с Димулькой. Прихожу – а мальчик весь в слезах, сопельки длинней обычного. Ну, я сразу за наушники: "В чём дело?" Оказывается, подлец-профессор, пока меня не было, подошёл к Димульке близко-близко, больно ущипнул его и ядовито, прямо в ухо, зашептал:

– Всё равно урою тебя, дебил, и сестричку твою, идиоточку, тоже пристрою, не волнуйся!

Димочка мне это через наушнички говорил и синяк на пухлой ручке показывал. Я была в шоке. Что делать?

Делать, на счастье, нам ничего не пришлось. Всё за нас с Димулькой сделали цыгане. Сами вытащили профессора из дерьма, сами же и обратно засунули.

Тем же самым солнечным днём, утром которого он Димочку пугал и меня довёл до истерики, профессор стоял на улице и гадал цыганам. В офисе ему не гадалось – адреналин не тот, не то вдохновение. Для уличного гадания он одевался как пугало, хуже любого зачуханого цыгана – зуб золотой из фольги прилеплял, серьгу в ухо вдевал, кудрявенький паричок цвета воронова крыла нахлобучивал. В таборе таких держать надо!

Табор тоже подвалил, не задержался, человек сорок. Всем цыганам нетерпелось ясным солнечным днём узнать о своём солнечном будущем, о грядущих доходах, как в иностранной, так и в местной валюте.

Цыгане так орали, так голосили, что близлежащие постовые милиционеры тоже целым табором набежали, облаву им устроили.

В этой суете одна цыганка, не успевая расплатиться баксами, подарила нашему профессору свой шахидский пояс.



10.


Профессор телевизор смотрел редко (только порнуху по видео), поэтому цыган от террористов отличал с трудом, а та облава была как раз на террористов. Вовсе не на крики цыганские прибежали милиционеры, а по наводке с Лубянки. Вот так.

Когда жена профессора помчалась к нему в обезьянник, типа отмазывать, я уже знала, что у неё ничего не получится – речь ведь шла о терроризме. Но дура всё равно, на всякий случай, деньги понесла.

Мы, конечно, могли бы под шумок и смыться. Денег у нас было достаточно, папа мне деньгогенератор всегда подкидывал в последнюю минуту, перед самым вылетом из рая.

Но тогда бы мы надолго остались детьми садиста-зэка, которому ещё и передачи носить надо. А вдруг коснётся мне замуж идти, несмотря на то, что я даун, у кого тогда благословение брать?

Мне срочно захотелось поменять папашу-лоха на кого-нибудь приличного. И я таки придумала выход! Я подумала: переселю-ка я нашего профессора из милицейского обезьянника в настоящий, а там и до пекла рукой подать!

Перед самым пеклом необходимо в шкуре какого-нибудь животного побывать, обратную эволюцию совершить, чтобы потом совестью не угрызаться. Если я, конечно, ничего не путаю. Помню, папа что-то такое говорил.

Зоопарк не тюрьма, передачи часто носить не надо, хватит и одного мешка корма в год. Даже если подходящего папашу взамен не найду, там же, в зоопарке, то хоть поиздеваюсь над профессором, метлой его потыкаю. Чем иметь такого папу, лучше уж макаку или павиана гомодрила!

Суд над профессором-террористом был открытый. Кроме основных свидетелей, пришли и голуби. Им хотелось посмотреть, чем дело кончится, и будет ли кто-либо когда-либо платить им какие-либо алименты.

Кошатница тоже пришла, но отдельно от них. Ей надоела любовь "а труа", тем более, что впроголодь. На одних анчоусах, бананах, курах гриль и авокадо.

На правах самой первой жены преступника, она предъявила суду свои последние, уже давно дырявые колготки. Штук пятьдесят.

– Вот! Нету других! Дожила! – сказала старая кошатница, в прошлом очень активная голубятница. О голубях она уже не думала, ей бы свои алименты защитить.

Колготки были выстираны дозой "Ариэля", но это им не помогло. Заседатели схватились за платочки, приложили вместо глазок к носикам, а судья вынес гуманный приговор: "Заменить смертную казнь через повешение пожизненной отработкой в качестве уборщика в зоопарке".

В своём последнем слове подсудимый попросил, чтобы его повесили, но его никто не послушался. Это я судью подбила на гуманность к папе! На такое дело денег мне было не жалко.

Показания главной свидетельницы, предъявившей недостававшие вещдоки – древние колготки, потрясли зал. Все признали приговор справедливым. Кроме голубей. Те от безнадёги окончательно поголубели, ушли прочь, демонстративно под ручку, и поклялись больше никогда не связываться с кошатницами.

Устроить папу в зоопарк дело не хитрое, а вот найти другого, там же, на месте, практически невозможно. Но только не для меня. Я давно уже присмотрела профессору замену.

Как-то утром, перед самой школой, я заметила симпатичного шимпанзе с томиком Достоевского в руке. Шимпанзе-то шимпанзе, а фамилию "Свидригайлов" выговаривало!

Что ещё меня купило, в другой руке шимпанзе держало русско-английский разговорник. Ба! С таким папой до Америки – два раза пукнуть!



11.


Профессор-лох, он же террорист, работая уборщиком, совсем морально опустился, не то что "Свидригайлов", даже "Ведьмак" не всегда выговаривал, свою последнюю и главную фамилию. Когда чётко произносил, а когда и с перерывами: "Ведьма-ка-ка-ка-ка-ка-как!" Деградация была вполне нормальная, как раз такая, как надо перед пеклом, перед болотом, перед какашками. Обратная эволюция успешно продолжалась.