– Спасибо, ты, наверное, Даша.

– Как ты догадался?

– Тебя тетушка все утро склоняла. Я сразу понял, что ты девчонка стоящая.

Они немного поговорили о разных пустяках. Потом девочка занялась делами и села за уроки. Мальчик уставился в книжку, которая была открыта третий час на одной и той же странице. Вечером пришел Петр Сергеевич и обрадовал, что завтра они идут к Николаю Ивановичу, который обещал помочь. Всю ночь перед визитом к врачу малыш переживал, не спал и ворочался. Мальчишка боялся, его болезнь насовсем, и он больше никогда не сможет ходить. Он на всю жизнь останется беспомощным инвалидом.

И это было для него хуже смерти.

На приеме произошло нечто непонятное. Под гипнозом мальчишка вставал и несколько раз обходил кабинет, выполняя простые поручения. Но как только выходил из транса, он в ужасе хватался за руки и падал в кресло. Врач обнадежил всех, сказал, что вылечить его можно, но нужен уход и дорогостоящее лечение. Кроме того, что Ник не мог ходить, у ребенка была серьезная проблема с легкими. Мальчишка услышал и испугался – он знал, что от такой болезни умер мамин брат. И ехать в больницу надо прямо сейчас. Петр Сергеевич согласился.

Больница предназначалась явно не для простых людей. Оформление было красивым, кормили вкусно. Испытывалось новое лекарство и какая-то не то китайская, не то корейская методика. Мальчишка вел себя спокойно, только испуганно вздрагивал и капризничал при неприятных процедурах. Он начал заниматься с учительницей.

Сначала Ника поместили в отдельную палату, но ему там не понравилось. Днем, пока ребенок был занят, все было более или менее сносно. Ночью приходили грустные мысли, страшные сны. Он опять переживал самый страшный день своей жизни. Видел взрыв, уничтоживший их домик, красную от маминой крови воду в ручейке, слушал веселый смех своих врагов, выстрелы, убивающие маму. И почему-то видел во сне, как горит старая мельница. Снова и снова переживал "конец света", переживал ужас, отчаяние, беспомощность что-нибудь изменить. Каждую ночь из этой палаты слышались крики. Ночная мед сестра тетя Люба, уже пожилая, но отчаянно молодящаяся дама, каждый раз ругала и стыдила его: "Такой большой мальчик, а кричишь, как трехлетний ребенок. Я уже устала от твоего визга". После этого Ник просто лежал, отвернувшись к стене, и плакал. И ждал утра. Потом весь день болела голова.

Кроме этой крикливой тетки, в отделении работало еще очень много народа. Была мед сестра Наташа, которая, одна из немногих, могла справиться с мальчишкой при некоторых неприятных процедурах. Ночью ее часто вызывали из дома. Она как-то умела сгладить острые углы. Девушка ласково уговаривала ребенка, гладила по головке. От нее шла ласковая волна тепла и света, как от мамы. Мальчишке казалось, что становилось светлее, когда тетя Наташа входила в палату. Даже болезненные процедуры от ее присутствия становились вполне терпимыми, а от ее разговоров время текло незаметно. Была там и санитарка тетя Аня, старушка – "божий одуванчик". Она умом не отличалась, но очень жалела мальчишку. Вообще-то она относилась к исконно русскому типу женщин, для которых "все дети мои". Она научила его молитве, отгоняющей дурные сновидения.

Друзья по несчастию, про больничные приключения, про ценные кадры.

Через несколько дней Ника перевели в палату к другим детям, которые находились в отделение. Они поступили примерно в одно время с мальчиком.

Самую маленькую девочку Лизу привела ее бабушка. Ей показалось странным, что маленькая девочка в лунные ночи носится в каком-то странном танце по квартире и открывает воду. И еще пристает ко всем со странным вопросом: "полынь или петрушка?". Эту девочку в возрасте около двух лет подобрали на заброшенной мельнице. Она была голодная и оборванная. Сейчас девочка жила в семье академика, но занималась девчушкой в основном приемная бабушка. А приемные родители относились к малышке более чем формально. Они уделяли ей около пяти минут в месяц.

Очень близко Ник сошелся со своим ровесником Алешкой. Он попал в больницу из-за ночных кошмаров, после которых страшно болела голова. Мальчишку нашла в лесу полоумная от старости бабка. Она кормила его козьим молоком и держала на печке в коробке из-под обуви. Когда бабушка умерла, ребенка взяла на воспитание ее соседка. В тот же день к ней зашла фельдшерица. Она схватила ребенка и увезла в детскую больницу. Мальчика долго выхаживали и прочили судьбу деревенского дурочка.

Но к полутора годам ребенок догнал сверстников по развитию. И вырос таким умненьким и миленьким. Мальчика усыновила одна богатая бездетная пара. Приемная мать до сих пор не может забыть ту ночь, когда она открыла мальчику тайны его рождения. Бедная женщина была вынуждена это сделать. Какая-то доброжелательница начала проявлять слишком пристальное внимание их семье, и просветила мальчика, что папа и мама не родные. А кто родная мама и почему она бросила его маленького умирать в лесу, никто не знает. Мальчик плакал от обиды и унижения. А потом сказал, что все равно любит папу и маму, даже если они и не родные. Эту тетку мальчик сильно возненавидел.

– Я сказала ему правду! Я открыла ему глаза на мамашу! – оправдывалась виноватая женщина перед соседями, которые осуждающе косились на нее.

– Нужна была ему твоя правда!

В больницу Алешка привела мама, которая очень расстроилась из-за сына. Он очень любил своих приемных родителей и не хотел их беспокоить. Но, кошмары с каждым разом становились все страшнее, а головные боли не прекращались и днем. И ничего не помогало. Родители не жалели ни сил, ни денег, ни времени, чтобы избавить мальчика от страданий.

Чуть старше мальчиков были близнецы Сашка и Настя. Они умели "показывать кино безо всего". Причем, это "кино" видели все, кто находился с ними в комнате. Все бы ничего, если бы эта парочка не воспользовалась этим даром во время пионерского сбора. Это почему-то вызвало шок у пионервожатой. Причину этого шока ребятишки и не поняли: картинки показывались по теме сбора, и не содержали ничего предосудительного. Ну, разве, что самую малость. Родители, особенно мать, очень сильно стыдились своих детей. Маме был выговор по партийной линии. И мамочка отправила их в больницу "выбить дурь из голов".

Старшей была Маринка, она "умела менять плохие сны на хорошие". Причем всегда она могла сказать, кому что сниться. Она помогла Алешке избавиться от его проблемы. И голова больше не болела. И эта девочка помогала Нику по ночам, когда снились кошмары. Она просто клала на лоб мокрую тряпочку и что-то тихонько напевала. И ужас прекращался, а утром мальчишка не мог ничего вспомнить.

Освободившись, дети вместе слушали радио, играли. Алешка и Ник развлекали и забавляли маленькую Лизоньку. Рассказывали сказки и мастерили куколки, вместе с ней плясали. Плясал Алешка, а Ник катал малышку на своей коляске, он усаживал ее себе на колени и крутил колеса. Девочка взвизгивала от возбуждения. К ним присоединялись Саша и Настя. Маленькая Лизонька была очень рада. Вечерами, перед сном, они рассказывали страшилки, а близнецы показывали "мультики" на эту тему.

Случайно забредшая в палату тетя Люба пулей выскакивала оттуда, и, не смотря на свое материалистическое мировоззрение и отличные оценки по марксистко-ленинской философии, добросовестно осеняла себя крестным знамением. И думала: "Быстрей бы пенсия!!!".

В больнице Ника почти каждый день навещали Петр Сергеевич и Даша. Конечно, Даша и дядя Петя не могли заменить родителей, сестру, брата. Они и не стремились кого-то заменять, просто скрашивали одиночество. Горе уже не давило, как могильная плита, не лишало сил и воли бороться за жизнь. Друзья, как могли, поддерживали и утешали мальчишку.

Однажды к Нику никто не пришел. Все дети были с родителями, Лизу обнимала бабушка. Ник опять чувствовал себя брошенным и никому ненужным. Он целый день у открытого окна, вглядываясь в темноту за окном, надеясь увидеть знакомые силуэты, услышать знакомые голоса. Мальчишка сидел у открытого окна и молча глотал слезы.

Маринка с ним замучилась – только откатит со сквозняка, а он снова у окна. В конце концов, с помощью санитара Миши, маленький хулиган был положен на кровать.

– Глупенький, ты же простудишься, – уговаривала его Маринка,- тебе что, своих болячек мало?

Сама Маринка отпущена на выходные и была счастлива опять побыть младшенькой.

Настя и Саша готовились поехать на дачу к знакомым. Алешка, как только ушли его родители, пытался утешать Ника, но тот совсем расстроился.