– Ну, теперь ты от меня никуда не сбежишь.

– Теперь никуда – примирительно согласился Ника.

Братья скрылись за блестящей перегородкой. Машина несколько минут повисела над деревней, затем резко взмыла вверх. И вскоре провожающие увидели только маленькую точку в небе. Но скоро и она пропала. Звездолет уносил братьев к новым приключениям. На этом можно было бы и закончит рассказ о маленьком Нике и его брате Эрике.

– А что было потом? – спросила молодая женщина в цветастой кофте.

– А мальчики позволят?

– Мы позволим, только расскажите.

Глава 15. Что было дальше, или мальчики выросли.

Было известно, что братья успешно окончили Академию и поступили в Спецназ.

Рассказ о дальнейшей учебе получиться скучным, особых происшествий не было.

Разве что у Эрика выявилась еще одна черта, унаследованная им от дедушки – безумная любовь к прекрасному полу. Даже суровому Волкодаву не удавалось ничего с этим поделать. Тем более, что в академии его не было. А Дани женился на одной из племянниц Ника и Эрика. Он слишком боялся остаться один. Молодая женщина иногда портила юному дядюшке очередное любовное приключение.

Как только закончилась война, счета адмиралтейства разблокировали. Молодые парни оказались богатыми наследниками. Эрик и Ник сразу же купили большой дом на побережье. Дани купил себе дом неподалеку и почти сразу же перевез к себе Ивана, Галину и Оксанку. Дело в том, что к дяде Ване стали проявлять пристальное внимание сотрудники расстрельного ведомства. Руководитель партизанского отряда был объявлен предателем. Дани, как только узнал об этом, бросился на выручку своим спасителям. Об этом сообщили верные друзья, которые фактически спасли этих людей. О проблемах с законом, которые возникли потом у Дани Гилдорсона, он даже не думал. Тем более, что капитан Дени помог ему с ними разобраться. Спасая измученного мальчика семь лет назад, эти люди рисковали гораздо большим, чем нудная судебная переписка с господами из миграционного ведомства.

Галина очень удивилась, увидев странного семнадцатилетнего парня, который пристально гладя в глаза, что-то быстро-быстро говорил ее мужу. Потом подошел к своей спасительнице и долго топтался, не решаясь обнять свою спасительницу, и смущенно улыбался выросшей сестренке Оксанке. Она стала такой красивой. Потом женщина обняла приемыша.

Агенты НКВД, прибывшие на черной марусе арестовывать их, нашли только пустой дом, из которого хозяева, казалось, ушли не небольшую прогулку. На самом деле они бежали через тот самый заброшенный храм, сквозь стену которого дядя Ваня на руках нес умирающего мальчика, чтобы дать ему возможность вырасти. На родине такой возможности у него не было. Для спасенного ими юноши Имена Галины и Ивана были священны.

Иван, который был неплохим инженером кораблестроителем, быстро нашел себе работу.

Тетя Галя торговала цветами на рынке (больше для собственного удовольствия, чем по необходимости). Оксанка, которая превратилась в стройную, очень красивую девушку, вскоре выскочила замуж за лицейского друга Дани. Молодые остались жить в доме. Она была счастлива в браке, красивые, здоровые и умные дети радовали мать и бабушку.

Ник, Дани и Эрик служили в одной бригаде спецназа. На их счету были уже сотни освобожденных заложников, несколько походов на дальние планеты, пойманные бандиты. Они были профессионалами очень высокого класса. Их отряд считался непобедимым.

Однажды Ник попал в плен к членам секты, которые практиковали эксперименты с генами разумных существ. Друзья, вопреки рекомендациям центра, на свой страх и риск выкрали его из этого страшного места. Что с ним там делали Ник не рассказывал никому, но судя по его состоянию – ученые сектантов не зря получают свою зарплату. Его несколько месяцев тащили с того света на этот. Он выжил, ради брата и сестры, которые выхаживали его, ради друга, который был ему как брат.

Все вместе они мечтали, каждый о своем. Ник мечтал о свадьбе, о доме, в котором постоянно слышаться детские голоса. Он мечтал о большой семье, как у папы, о большой любви.

Однако из госпиталя его сразу вызвали в адмиралтейство: служба Ника в спецназе закончилась, и его быстренько выпроводили во внешний мир. И еще обрадовали – не рекомендовали Нику заводить детей. Его гены сильно повреждены, риск породить неполноценное существо или чудовище слишком велик. Есть такие личности, которым доставляет удовольствие добивать словами, отнимать последнюю радость в жизни.

Ник впервые в своей жизни напился до безобразного состояния. Он считал, что его жизнь кончена. Ему осталось только доживать. Конечно, теперь у него много денег, есть друзья. Может быть, будет большой дом. Может, будут и женщины. А вот детей в этом доме уже не будет. А если нет детей, то зачем вообще все? Сестра и брат снова его выходили Ника. И как только жертве отравления стало лучше, братья поехали домой.

И вот спустя много лет братья снова стоят на берегу озера. Они с трепетом искали приметы своего детства. По-прежнему шумит речка, которая так же, как и тысячи лет назад, может увести за пределы мира. Так же шумит вековой лес, и люди по-прежнему бояться туда ходить. По- прежнему раскинула ветки старая ива, где маленький Ник поджидал своих друзей. И все…

Мельничный пруд слился с озером, через реку перекинулся каменный, вернее железобетонный, мост, по которому круглые сутки проносились машины. А на месте их дома торчали сваи – механизм, которым так хитро он был оборудован – растащили в первые годы. Болота стали ближе.

Ник устало бросил свой походный рюкзак на землю и опустился на него, обхватив голову руками. Хотелось заплакать, как в раннем детстве, когда мама не отпускала гулять. Теперь он нагулялся. Брат обнял его, и сказал, что все хорошо. Дом можно отстроить заново – есть руки, деньги, да и друзья помогут.

Вскоре на сваях посреди озера стояло уютное двухэтажное строение. Вскоре неподалеку обосновалась база волшебников, к которой и приписали блок-пост. Ник очень тяжело, но все-таки привыкал к новой жизни.

Супруги Карпинусы обосновались в городке недалеко от Ника. Старик Карп бросил разведение рыбы и занялся гостиницей. Его жена часто навещала своего давнего знакомого, по-матерински заботилась о нем. Ее дети и даже внуки и правнуки давно выросли, живут далеко. Конечно, маму и бабушку они не забывают, но у них сейчас своя жизнь. А Ник так нуждается в общении, пока Эрик и Дани работают.

Несколько раз Ник выезжал погостить в Белоруссию, покурить с дедом Семеном, навестить могилы матери и любимой жены с дочерью. Алешка и Даша, теперь муж и жена, приезжали с дочерьми погостить на озеро. Петр Сергеевич вместе со своей женой Лилечкой, живут вместе и по-прежнему видят в глазах друг друга целый мир.

Их сын заканчивает докторскую диссертацию по закрытой теме.

Сашенька уже выросла и стала матерью, а потом и бабушкой. Ее уже давно зовут Александрой Максимовной. Однажды она приехала по туристической путевке, и оторвавшись от группы, тайком навестила своего "дядю Ника". Женщина никак не могла поверить в то, что видит того самого смешного парня, который играл с ней в детстве. Казалось, он совсем не изменился с тех пор. Разве что повзрослел немного.

Потом пришло время расставаний. Сначала ушел из жизни дядя Ваня, оплаканный женой, дочерью, зятем и приемным сыном, его женой и десятью внуками.

Затем один за другим ушли из жизни, Петр Сергеевич, Лилия Борисовна, Александр Викторович. Они умерли в один год. Эрик не отпускал брата одного, боялся, что он сорвется. Подружки очень злились на Эрика, но брат был ему дороже их всех, вместе взятых.

Когда утонула бабушка Евдокия, Ник поехал на похороны один. Он очень переживал, но дед Семен успокаивал его:

– Не расстраивайся Ника, так то уж. Она пожила не мало, дай бог тебе столько же прожить. Пришло время, нам пора уходить на покой. Вам, молодым землю оставляем.

Так уж заведено.

Бабушку похоронили рядом с могилой мамы Ника. Странную картину увидели старик и молодой мужчина. Два силуэта свободно плавали над двумя холмиками. Ник в одном из них узнал свою мать Элис. Второй напоминал статную, очень крепкую деревенскую девицу.

– Дуня! – прошептал старик, узнав Евдокию, какой она была в молодости.

Две женщины, взялись за руки, как сестры или близкие подруги, полетели вверх, весело рассмеявшись. Вскоре обе потерлись из виду.

Вскоре после этого Семен Малина тихо умер в своей избушке, как раз собрались все дети и внуки. Когда сообщили о его смерти, тоска одиночества снова сдавила грудь.