Ник однажды сильно напугал шефа местного отделения гестапо. Он пришел на реку отдохнуть от трудов праведных и порыбачить. Но, вместо этого, шеф весь день прогонялся за дерзким мальчишкой, и под конец кто-то в воде схватил его за ноги.

Офицер почему-то считал, что именно этот мальчишка держал его.

На самом деле это был папин младший брат. Завидев шефа, его девушка сиганула вводу, жених прыгнул следом. Дело в том, что Эмму, невесту Нильса (так звали дядюшку Ника) разыскивала полиция, ее портретами был увешан весь город. Девушка уже начала замерзать в холодной воде, а этот противный дядька все не уходил.

Жених уговаривал ее не прятаться. Таких как она сотни, если не тысячи. Гуляющая в выходной по берегу живописного лесного озера влюбленная парочка не вызовет никаких подозрений. А вот суета и поспешное бегство наверняка могло привлечь внимание офицера.

Этот офицер еще зачем-то гонялся за племянником. Тут дядюшка и решил немножко ускорить процесс. Думал даже подержать его подольше. Но потом решил, что убийство шефа гестапо может спровоцировать ненужные осложнения. Мало того, парень даже помог ему выбраться из воды, и проводил к машине. Эмма, уже обсохшая на острове, с замирающим от страха сердцем следила за происходящим. Но вымокший шеф не обращал никакого внимания, на испуганно выглядывающую из-за куста и мелко дрожащую от страха девушку. Мало ли девиц, которые скрывают от родителей свои амурные похождения. Истинный ариец вернулся домой злой и промокший до мозга костей.

Утром принесли срочное донесение. В телеграмме сообщалось, что недалеко от того места, где шефа чуть не утопили, совершено дерзкое нападение на фургон. Этот автомобиль перевозил политических заключенных из одного лагеря в другой. Охрана была задушена, а пленники сбежали.

Случайно выживший водитель, который уже умер в госпитале, поведал следующее.

Машина выполняла обычный рейс по обычному маршруту. Но вдруг путь преградила внезапно разлившаяся река. Солдаты вышли, чтобы наладить переправу, но тут увидели огромную рыбину. Эта рыбина внезапно превратилась в здоровенного детину.

Пока разбирались с ним, буквально ниоткуда появились злоумышленники и учинили расправу над охраной и экипажем тюремного фургона.

После этого шеф не только к речке не приближался, но и маленькие лужи обходил стороной. Бедному офицеру в каждой лужице чудилась умильная мордашка маленького мальчишки, который вот-вот схватит его за ноги. Почему-то он не сомневался в том, что десятилетний ребенок способен удержать взрослого мужчину под водой. И, к радости супруги, бросил пить. Совсем.

У мальчиков были друзья-подпаски из большой соседней деревни, с которыми они играли, баловались и пекли в золе картошку. И, кроме того, мальчики все вместе иногда выкидывали такие штучки!

Однажды друзья отпросили мальчиков для прогулки в город на ярмарку. Мама очень боялась, что маленький Эрик потеряется, поэтому отпустили только Ника. Эрик убежал из дому и догнал компанию по дороге. Братьям было очень весело и немного тревожно – они впервые ушли так далеко от дома, впервые ехали на пароходе, первый раз качались в пригородном поезде. Друзья с веселыми песнями бродили по шумным улицам, угощались в лавочках и на рынке разными вкусностями. Время было вечернее, усталая и довольная компания возвращалась домой. Мальчишки делились впечатлениями, хвастались синяками, полученными в петушиных стычках с местными ребятами.

И вот они уже на вокзале. Старший мальчик пошел за билетами. И вдруг крик резко разорвал вечерню тишину. Какой-то парень, от которого очень противно пахло, избивал девушку. Избиваемая дама громко звала на помощь, но прохожие только стыдливо отворачивались. Ник подошел и заметил парню, что нельзя бить женщин.

– Кто ты такой, чтобы указывать? А ну, проваливай, малявка!- парень оставил свою жертву, и повернулся к Нику. Уже занес руку для удара. Но тут резкая боль отвлекла внимание хулигана. Это маленький Эрик пришел на помощь своему брату, бросив в большого дяденьку дорожный булыжник. Хулиган кинулся уже на Эрика.

Старший брат бросился с кулаками на обидчика. Их друзья тоже кинулись в драку.

Через несколько минут всех участников драки задержала полиция. Ночь они провели в участке. Утром за всеми приехали родители. Папа очень гордился своими сыновьями, а мама его ругала за легкомыслие.

– Отфрид, ты прямо, как ребенок! Я чуть с ума не сошла от страха. Мальчики уже очутились за решеткой, все из-за твоего воспитания! Ты им слишком много позволяешь. Эрику всего восемь лет, а он уже гуляет без присмотра. Про Ника я уже как молчу. Он не успеет глаза раскрыть от зимней спячки – сразу на улицу.

Они ходят куда хотят, раз доходятся, – со слезами мамочка выговаривала папе, когда думала, что дети заснули в машине.

– Эллис, родная, – ответил ей муж, – они ведь мальчики! Они должны, с малых лет, приучатся к самостоятельности. Пойми, они не могут всю жизнь держаться за мамину юбку, даже если это юбка самой прекрасной мамы на свете. Ничего страшного не случилось. Ну, провели ночь в участке.

– А вдруг они заболеют? Кто знает, какая зараза водится в этой каталажке, – еще всхлипывала жена.

– Успокойся, родная! Все будет хорошо, – примирительно сказал муж и защитник.

Старый Карпинус только дулся и ворчал, что люди легкомысленные и безответственные существа. И настоятельно советовал младшему товарищу прекратить эти бесконтрольные контакты своих детей:

– Общение с людьми до добра не доведет! Особенно с этой оголтелой бандой!

Оказывается, побитый хулиган был еще и сынком какого-то городского начальника.

Девушка не ответила ему на его пылкую страсть, возникшую по пьяному делу. И тот решил наказать строптивую барышню. "И, если бы не мальчики, – всхлипывая, говорила девушка, – он бы…он бы… он, наверное, убил бы меня!".

Но у хулигана был сильный покровитель. Он то и раздул дело об избиении невинного подростка бандой гастролеров. Папа заплатил штраф за всех мальчиков, и все вместе с удовольствием поехали домой. Других мальчиков тоже поругали родители, но Отфрид выставил происшедшее совершенно в ином свете. И все отцы с гордостью посмотрели на своих драчливых чад. Все стало хорошо. Только вот мама так испугалась, что не пускала Ника и Эрика из дому целую неделю.

Когда мама стала выпускать братьев, они с удовольствием проводили время с девочками ведьмачками, которые обучались в женской школе миссис Стюард. Они вместе с родителями, покинули страну, как только национал-социалисты победили на выборах в Рейхстаг. Школа для девочек вскоре после этого опустела, а ее директриса и хозяйка отбыла на родину предков. Без них стало скучновато, особенно без одной рыжеволосой девицы.

С этой девочкой, которая была старше Ника на целых три года и казалась ему такой большой и красивой, они весело проводили время. Для подружки Ника этот год был не веселым: она совсем недавно потеряла маму. На своего ухажера бедняжка смотрела, как на младшего братишку. Ей надо было с кем-нибудь разговаривать, чтобы не сойти с ума. Тетки – сестры матери, травили и оскорбляли убитую горем девочку. Люди, которым мама помогала, вдруг отвернулись от нее. Делали вид, что не знакомы с девочкой. А своего дядю, приехавшего из Бразилии, девчонка откровенно побаивалась. Он выглядел очень суровым и строгим, как и подобает католическому священнику. Дядюшка ей казался тогда угрюмым лесным вороном.

Матушка Августина при всей своей доброте была вечно занята: то молитвой, то благотворительностью, то склоками с сестрами, которые завидовали ее популярности.

И только с этим мальчиком она могла, как прежде, беззаботно смеяться. Когда девочка глядела в преданные зеленые глаза, все плохое оставалось где-то там.

Однажды мальчик и девочка забрели к духовной наставнице девочки матушке Августине. Старушка зачем-то спешно окрестила маленького Ника.

Долго не могли найти крестную мать. Вдруг по тихой и совершенно безлюдной улочке прошла совершенно незнакомая женщина, которая как бы случайно завернула в прохладную церквушку. Она не отличалась от других дам своего возраста (около тридцати пяти лет) ни особенной красотой, ни костюмом, ни манерами. Только Ник был поражен теплой и ласковой волной, которая шла от таинственной незнакомки, и не смог удержаться от того, чтобы прижаться к источнику этого тепла. Как любил прижиматься к маме. Незнакомка не оттолкнула малыша, а только потрепала волосы на затылке (как это делала мама) и нежно поцеловала.