- Я ненавижу вас всех! – и выбежал из большой гостиной. Когда отец его нашел, то стал объяснять, что надо признавать свои ошибки, на что Виктор ответил, - я уеду отсюда когда-нибудь, уеду навсегда и не вернусь!

- Ты мой наследник, и ты останешься здесь! – вскипел Эдвард.

- Нет!

Виктор вновь вдохнул запах прелой земли и растертой травы, ветер откуда-то приносил пряные нотки, и мальчик втягивал их в легкие. Он встал с земли, отряхивая травинки с брюк и рубахи, и пошел на запах. Он добрел до старой лачуги, зная, что здесь живет местная ведьма. Он не верил во все эти истории связанные с магией, в прогрессивный век, когда мир обрастает телефонными и электрическими проводами, это было не возможно. Он до сих пор не мог забыть тот восторг, когда отец возил его в Антрим, когда в город привезли кино, и не важно, что оно было немое и не цветное, главное, что это настоящие чудо, одно из достижений человечества.

Из лачуги вышла старуха в простом саржевом платье, она была не так уж и безобразна, как рассказывали все, обычная пожилая женщина, которая в молодости была очень красива. Она не сразу заметила его, а когда увидала, то широко улыбнулась и помахала ему рукой. Он подошел к ней, ни капли не боясь, она всего лишь знахарка, а не какая-нибудь ведьма из темного Средневековья.

- Как тебя зовут? – спросил Виктор.

- Розалин, - ответила она, - а тебя Виктор, я знала, что ты придешь.

- Почему? – невинно поинтересовался он.

- Над тобой сияют звезды, - просто сказала она, и в тоже время загадочно.

- А чем пахнет? – он втянул себя еще раз пряный аромат.

- Делаю настой от кашля, - она развешивала на солнце листья березы, клена и багульника.

- Зачем? – вновь спросил мальчик.

- Это лучше, чем лечить докторскими пилюлями, - Розалин присела на маленькую скамью, и стала перебирать корни одуванчика.

- А ты научишь меня? – старуха улыбнулась, Виктор щурился от ярко солнца, и тоже улыбался.

- Только для этого тебе придется выучить название всех трав, и узнавать их чуть ли не закрытыми глазами.

- О, я выучу их все, я хочу лечить людей.

Розалин в отличие от его собственной матери знала, что в сердце мальчика зияла открытая рана. Ему было всего четыре, когда умер его дед. Уже тогда все замечали, как они похожи и внешне и духовно, они были очень близки. Дезмонд Хомс поранился на охоте, и умер от заражения крови, не успев промыть рану, он был совсем молодым, и для Виктора это стало ударом.

- Похвально, ну, что ж, найди дома все книжки с травами и начни учить, а потом будешь искать их в поле.

В то лето Виктора легко было застать за изучением трав по книжкам. Его никто не понимал, кроме Марии, которая знала, что может быть так, осуществиться его мечта.


Октябрь 1902.

В конце октября появилась на свет Анна Харриет Хомс. Эдвард был этому рад, лучше девчонка, нежели еще один парень, девчонку можно выгодно отдать замуж. Как же он ненавидел Каролину, и в тот день он поклялся себе, что больше не прикоснется к ней. Для этого он снова станет постоянным посетителем борделей, а лучше заведет себе содержанку и поселит в Антриме свою содержанку. Так больше не может продолжаться.

Его жена - ведьма, хотя он это давно знал, любая жена из их семьи станет однажды такой. Его мать выразила по этому поводу свое недовольство, но все же чему-то она была рада, что это была девочка. Но все же Фелисите по-своему ненавидела невестку. Когда-то ее выбрал Дезмонд для своего сына, и она согласилась, только позже поняла, что Каролина всегда будет ставить свои цели превыше целей семьи.

Еще она видела, как она сталкивала ее внуков. Руфус и Виктор много и часто ссорились. Виктор всегда знал, чтобы не произошло виноватым, будет только он, и Каролина умело на этом играла. Мария просто стала в себе замыкаться, после рождения Анны, единственный кто ее понимал Виктор. Сам же Виктор закрывался в своей комнате с книгами и учил, также он собирал гербарий, зная название каждой травинки.

- Эдвард, Виктора нужно отдать в пансионат, ему нужно нормальное образование, - твердила Фелисите, - и води его с собой на заводы, когда он будет дома. И Марию, когда подрастет, тоже отправляй в пансион.

- Да, мама я уже думал об этом, - ответил он, как примерный сын, - мы с Тревором об этом много говорили. Он тоже хочет отдать своего Артура.

- Это правильно, они друзья, и потом, я знаю, что Тревор тоже жалуется на сына, их нужно встряхнуть, - согласилась леди Хомс.

- Да, ему нужно получить превосходное образование, времена меняются, мама, - Эдвард расстегнул одну из пуговок на рубашке.

- Да, ты прав, сын мой. И еще приструнив Каролину, ты получишь настоящую свободу. Тебе давно пора указать ей на ее место, - Фелисите встала, подходя к окну.

- Я не могу, она… она, словно околдовала меня, - Эдвард не мог ничего с этим поделать, он понимал, что она ссорит его сыновей, что выставляет Виктора не в лучшем свете, но ничего с этим не мог поделать. Она так сильно завладела его умом, что он ненавидел ее до любви. Иногда у него возникала жгучее желание придушить ее, а временами затащить к себе в постель.

- Ты должен! Иначе, ты поможешь ей разрушить все, то, что наша семья создавала веками. Подумай об этом! – Фелисите направилась к двери, она еще раз окинула кабинет. Теперь спустя столько лет она поняла, что любила своего мужа, пускай она была часто холодна с ним, но она любила его, и он знал об этом, ведь когда он умирал, сказал ей:

- Я ведь знаю, что ты любишь меня, и тебя люблю, дорогая. Прости, что не говорил тебе, - и он умер.

С того дня она поняла, как коротка жизнь, и, наверное, у ее внука все сложиться по-другому. «Ведь мы сами кузнецы своего счастья», - подумала Фелисите, когда вновь покидала Хомсбери.


Весна - лето 1903.

Виктора и Артура отправили в закрытый пансион не далеко от Дублина. Виктор был рад покинуть Хомсбери, только не хотелось расставаться с его любимым лесом, хорошо знакомым ароматом ирландских трав, и его любимой сестрой Марией. Всю дорогу они с Артуром молчали, каждый по своему прощался со своим беззаботным детством, теперь им, наконец, придется стать взрослее.

Они вышли из экипажа на маленький дворик, засаженный простыми бархатцами. Их встретила маленькая женщина в строгом темно-синем костюме, в белой блузке с красивым жабо, они не уверено подошли к ней.

- Добрый день, я мисс О’Ди, - начала она, - а вы, как я понимаю мистер Хомс и мистер Йорк?

- Да, - ответили они хором.

- Прекрасно, следуйте за мной, я покажу вам здание и ваши комнаты.

Они зашли в маленькую приемную, и оказались во внутреннем дворике, слева располагалась маленькая часовня, справа трехэтажное здание с большими окнами, а прямо пред ними строение с частыми окнами.

- Каждое утро мы ходим на мессу, днем занятия, а вечером все занимаются своими делами.

Они вошли в Дом, в небольшом холле сидела пожилая женщина - комендант, суетились мальчики разных возвратов. Самому младшему было семь, самому – старшему восемнадцать. Мисс О’Ди взяли ключи от их спальни, они поднялись на третий этаж, где им была отведена маленькая комнатка.

В тот день их тепло приняли остальные воспитанники. Виктор легко находил общий язык со всеми, да и Артур легко сходился с людьми. Они оба не кичились своим происхождением и богатствами своих родителей, и эта скромность нравилась остальным. Участвовали во всех общих проказах, и все удивлялись сдержанностью и преданностью двух новых мальчиков. Виктор не мог забыть тот аромат трав, что прислала ему Мария, каждый вечер он забирался под одеяло и вдыхал далекий аромат Хомсбери. Но здесь в пансионе «Терновник», он нашел новых друзей.

Первый кого заметил Виктор среди всех, был Джерад Брауд, тому нужна была помощь с математикой, и мальчик согласился ему помочь, он никогда не требовал ничего взамен, но Джерад предложил ему взаимопомощь, например, написать сочинение, или написать рецензию на книгу. Второй кто присоединился к ним с Артуром, стал Гарольд Рон, он любил переводить тексты, особенно латынь, и все трое этим пользовались.

- Виктор, - позвал его Джерад Брауд, сын дублинского банкира, - ты сделал арифметику, тут столько цифр.

Они сидели в комнате для выполнения уроков, что они не гласно звали Мучильней, строгие учителя следили, чтобы ученики из более старших классов не помогали ученикам младшим.

- Да, посчитал, - все удивлялись быстроте его счета, - а ты сделал сочинение?

- М-да, - ответил Гарольд Рон.

- Кто сделал ботанику? – спросил Маркус Сириус.

- Я, - прошептал громко Виктор.

- И когда ты все успеваешь! – возмутился, тихо смеясь Джерад.

- Ты, что забыл Виктор ведьмак, он все знает о травах, - произнес Артур, все спрятали смешки.