***


Лиллиана провела целый день на Небесах. Осталось двадцать два часа перед тем, как истечёт назначенное Рафаэлем время, и её заставят пройти процедуру изъятия способности путешествия во времени.

Или навечно запрут в Шеул-гра.

С тем, кто жаждал разорвать её на куски.

А пока она без ведома других вернулась через жемчужные ворота и надеялась, что никто не отправится в Отдел По Путешествиям Во Времени.

Двадцать два часа.

Лиллиана бросила последний взгляд на коттедж, который называла домом, на разношёрстный декор из разных человеческих эпох. Либо она больше не увидит это место, либо вернётся без энергии и страсти к жизни.

И всё же, в свете последних событий ей не нужна способность путешествия во времени.

Двадцать два грёбаных часа.

Лиллиана сделала глубокий вдох и переместилась с Небес как можно ближе к Центральной Больнице Преисподней, на подземную парковку.

Здесь было немного машин, но был блондин в чёрной униформе парамедика, вымывающий изнутри одну из двух стоящих у входа машин скорой помощи. Лиллиана понятия не имела, что произошло внутри машины, но выглядела та больше как мобильная скотобойня, чем медицинская помощь на колёсах.

– Извините.

– Что? – прорычали в ответ.

– Я ищу кое-кого по имени Идесс.

– Внутри.

Очень информативно.

– Я не могу войти внутрь. – Благодаря какому-то анти-ангельскому заклинанию, ни один ангел не мог попасть в демонскую больницу. А благодаря другому заклинанию, в больнице никто не мог совершать жестокие действия. Хитрые демоны всё предусмотрели.

– Значит, удача не на твоей стороне.

Ладно, а вот теперь она разозлилась. Подойдя к машине, Лиллиана ударила кулаком в центр символа Центральной Больницы Преисподней, оставив в нём чёртову вмятину.

– Удача тут не при чём, – ответила Лиллиана. – Я не могу войти в больницу и мне нужна помощь. Разве в твою работу не входит содействие?

Блондин очень медленно развернулся, блеснули серебристые глаза и клыки. Лиллиану внезапно накрыло осознание, что перед ней дампир – редкий вид скрещивания вампира и оборотня. Во время одного из своих заданий она изучала их вид в Шотландии. Если бы Лиллиана не была сейчас так сильно раздражена, встреча с представителем этого вида привела бы её в восторг. А сейчас у неё совсем не было времени.

– Медицинское содействие, – ответил блондин. – У тебя смертельное кровотечение? Сердечный приступ? Или заноза в твоём маленьком пальчике? Нет? Тогда отвали.

Кровь ещё быстрее побежала по венам Лиллианы. Слухи о высокомерии персонала Центральной Больницы Преисподней достигли самых дальних уголков Небес, но Лиллиана всегда считала, что они преувеличены. Оказывается, не так сильно.

Она снова ударила ладонью по символу больницы на машине, чуть-чуть воспользовавшись ангельской силой, чтобы сделать этот звук приближенным к сверхзвуковому хлопку. Дампирчик так подскочил, что едва не впечатался головой в крышу.

– Я практически в одном оскорблении от того, чтобы оставить на асфальте жирное пятно от дампира, поэтому слушай меня и слушай внимательно, – произнесла Лиллиана, используя немного силы, чтобы заставить голос срезонировать в костном мозге парамедика. – Речь идёт об отце Идесс. Если ты вообще хоть немного представляешь, о ком идёт речь, если ты хотя бы слышал шепотки о его личности, то бросишь эту бутылку с чистящим средством и сходишь за Идесс. Сейчас же.

Мужчина, имя которого на бейдже значилось как "Конэлл", какое-то мгновение внимательно изучал Лиллиану.

– Ты могла бы сразу начать разговор с угрозы, что сэкономило бы нам обоим время и не нанесло вред машине.

Когда блондин выпрыгнул из машины скорой помощи и шумно зашагал по асфальту, Лиллиана готова была поклясться, что он пробормотал: "Грёбаные ангелы".

Лиллиана нетерпеливо ждала, наблюдая за машинами, которые приезжали и уезжали через скрытый портал в бетонной стене. Наконец-то, когда ей уже взбрело в голову забраться в машину скорой помощи и врубить сирену, Конэлл вернулся с великолепной женщиной, карамельного цвета волосы которой были скручены на макушке в беспорядочный узел.

– Я Идесс, – произнесла она. – Ты здесь из-за Азагота?

Лиллиана взглянула на парамедика, который занял оборонительную позицию рядом с Идесс.

– Можешь нас оставить? Пожалуйста?

Идесс кивнула дампиру и он, бросив на Лиллиану взгляд, обещающий дикую боль, если она принесёт неприятности, запрыгнул в машину скорой помощи и вернулся к своей чернушной работе.

– Ты нужна отцу, – начала Лилли. А затем перешла к главному: – Один из твоих братьев – Метикор – решился отрезать Шеул-гра от Мемитимов. Камень для наблюдений Азагота разрушен, и теперь у него нет ни возможности связаться с детьми, ни увидеть их. Думаю, что ты единственная, кто может попасть в его мир.

– Метикор, – прошипела Идесс. – Этот сукин сын веками приносит неприятности. – Она посмотрела на Лиллиану. – Как ты обо всём этом узнала? Кто ты?

– Я должна была стать его парой.

Глаза Идесс вспыхнули.

– Должна была? Подожди-ка... его парой? А как насчёт семидесяти двух ангелов? Что, чёрт возьми, происходит?

– Я объясню тебе всё позже. Сейчас твой отец в беде, а у меня мало времени. Мне нужна твоя помощь. Ему нужна твоя помощь.

Долгое время Идесс просто стояла и внимательно смотрела на Лиллиану.

– Почему это для тебя так важно? – наконец спросила она.

Не важно, что бы ответила Лиллиана, это бы всё равно прозвучало глупо, поэтому она просто ответила:

– Он заслуживает шанс быть счастливым. И... я его люблю.

Конэлл резко повернул голову и посмотрел на Лиллиану как на сумасшедшую, а вот Идесс не выглядела очень удивлённой.

– Пытаешься завоевать его? – спросила она.

Лиллиана покачала головой.

– Мне бы хотелось получить второй шанс, но даже если этого не произойдёт, мне бы хотелось исправить то, что я натворила, и ты единственная, кто может мне в этом помочь. Пожалуйста. Не ради меня, ради него.

Идесс глянула на часы.

– У меня через десять минут обед. Давай сходим куда-нибудь перекусить и всё обсудим. – Она бросила на Лиллиану подозрительный взгляд. – Откуда мне знать, что это не какая-нибудь уловка? Без обид, но многие ангелы оказываются...

– Лживыми засранцами?

Идесс усмехнулась.

– Именно.

– Ты знаешь Ривера? – Когда Идесс кивнула, Лиллиана облегчённо выдохнула. – Он может за меня поручиться.

Выражение лица Идесс просветлело.

– Если Ривер с тобой в нормальных отношениях, тогда всё норм. Добро пожаловать в семью, Лиллиана.

Лиллиана ценила это отношение и "семья" звучала как что-то потрясающее. Но она сомневалась, что это на самом деле произойдёт. Чёрт, да повезло, что Азагот её не убил. Он её уж точно не простит.

"Предашь меня и познаешь, насколько непрощающим я могу оказаться. Никаких вторых шансов".



Глава 20

Азагот стоял на улице, во дворе, глядя на кружащие в окрашенном чёрным фонтане мрачные воды. То, что всего лишь несколько коротких дней было чисто-белым, теперь же было запачкано копотью. Когда-то кристально-чистая вода теперь сделалась застоявшейся, её поверхность покрывал такой толстый слой слизи, что она походила на сточные воды.

В животе была боль, как и в сердце, а горло саднило от крика. Азагот скучал по Лиллиане так же сильно, как её ненавидел. Нет, не совсем точно. Он скучал по ней больше, чем ненавидел. И по правде-то говоря, он не ненавидел Лиллиану... ему ненавистно было то, что она планировала сделать.

– Отец.

Откуда ни возьмись послышался знакомый голос и Азагот резко развернулся. На каменной дорожке, ведущей от портала, стояла Идесс, одетая в джинсы, обтягивающую фиолетовую шёлковую блузу и такого же цвета сандалии. Желание обнять её было настолько сильным, что Мрачного Жнеца почти затрясло.

Но Азагот испытывал страх, что она окажется вершиной свалившегося на него айсберга и пришла сюда, чтобы как и все остальные сказать, чтобы он катился к чёрту. Мрачный Жнец напрягся и ожидал дальнейшего развития событий.

– Я разговаривала с Лиллианой, – начала Идесс, и сердце Азагота подскочило к горлу. – Она за тебя беспокоится.

Он усмехнулся.

– Ей стоит беспокоиться за себя. После того, как архангелы заберут её способность путешествовать во времени, она станет ничтожеством. – Азагот должен был испытывать от этого счастье, но нет, от мысли об её страдании, он всё больше погружался в яму отчаяния, в которую он сам себя загнал. – Как так получилось, что ты с ней разговаривала?

– Она пришла ко мне в Центральную Больницу Преисподней. Рассказала, что натворил Метикор. И дала вот это. – Идесс потянулась к сумочке и вытащила отполированную сапфировую сферу размером с мяч для софтбола. – Лиллиана украла это из Отдела Путешествий Во Времени.