- Мне не нравится этот тип! - прорвало его, наконец. - Слишком уж горд и заносчив, черт возьми! Что он из себя строит?

- Кажется, он знает свое дело, - робко ответила миссис Белл.

- Он даже не прочел письма!

Она какой-то миг промолчала, взвешивая этот аргумент.

- Я полагаю, на этой стадии его интересовали только фото. Возможно, он изучал определенные черты лица или формы черепных коробок. Не забывайте, Эмиль, что он уже не первый год работает в этой области. Клиентура клиники Мортимера состоит преимущественно из богатых женщин средних лет, которые хотят сохранить или вернуть свою красоту.

Фасберже упрямо сопел.

- Сколько мы платим ему? - резко спросил он.

- Пять тысяч фунтов плюс гонорар из расчета сто фунтов за каждый день, пока будет продолжаться опыт. Общая сумма составит примерно тысяч десять, а может быть, немного больше.

- Это же огромная сумма!

- И огромная работа. Ведь речь идет не о том, чтобы просто придать женщине привлекательный вид. Доктор Рафф должен создать красоту там, где ее нет, настоящую, естественную красоту. Он уверяет, что счастливая избранница может стать самой красивой женщиной мира.

Фасберже недоверчиво хмыкнул.

- Он уже когда-нибудь делал что-либо подобное?

- Только в определенных границах. Немного найдется женщин, которые имеют возможность потратить на это десять тысяч. Его пациентками были несколько кинозвезд, дочерей очень богатых родителей, но все это хранится в глубочайшей тайне. Впрочем, какая женщина захочет признаться, что она вынуждена была покупать красоту за деньги и что ее создали искусственно? Кроме того, курс лечения очень продолжительный. - Заметив, что в глазах Фасберже промелькнуло удивление, она добавила. - Курс лечения включает биохимические и гормональные методы, а также особенный регулирующий препарат под названием стимулин, который изобрел доктор Рафф. После того, как в организме произойдут желаемые изменения, надо поддерживать гормональное равновесие, а это влечет за собой периодическое повторение курса.

- Послушайте, Аманда, - беспокойно, сказал Фасберже. - Я не хочу, чтобы наша фирма застряла в продолжительном и дорогом эксперименте, которому конца не будет.

- Можете этого не бояться, Эмиль, - уверенно ответила миссис Белл. - Как только мы завершим нашу рекламную кампанию и докажем эффективность стимулина, эксперимент будет приостановлен.

- А что произойдет с девушкой?

- Это не наша забита, - безразлично ответила миссис Белл. - Она просто будет выполнять у нас временную работу, за которую получит хорошую плату. На этом наши обязательства по отношению к ней кончаются.

Аманда зашла за стол и слегка коснулась губами лысины Фасберже.

- Все дело здесь вот в чем, Эмиль. Красавицей девушку сделает стимулин, который входит в состав крема "Бьютимейкер". Именно так мы и будем рекламировать его: "Бьютимейкер" - крем со стимулином". Конечно, его будет там мизерное количество, да и, кстати, вряд ли он смог бы оказать действие в составе наружного косметического крема, но искушение - великая сила. Разрекламированный таким образом "Бьютимейкер" быстро завоюет косметический рынок.

- Но девушка...

- Перестаньте беспокоиться о ней, Эмиль. Доктор Рафф не меньше нас заинтересован в том, чтобы все осталось в тайне, и мы с ним уже обдумали план. Девушка будет молчать и не доставит нам никаких хлопот.

Миссис Белл нагнулась и нежно похлопала Фасберже по отвисшим щекам.

- Предоставь это все Аманде, - прошептала она.

Глава 5

В тот день, когда пришло письмо. Мери Стенз прямо из конторы отправилась в кино. Временная работа, которую она нашла на прошлой неделе, состояла преимущественно в перепечатке скучных конторских бумаг и, чувствуя большое утомление и душевную пустоту. Мери позволила себе истратить четыре шиллинга. Помимо того, ей не хотелось возвращаться домой - к Пенелопе в тот вечер явился очередной "приятель", и ее задержка на два-три часа была проявлением обычного такта.

Когда где-то после десяти Мери подошла к угрюмому старинному зданию григорианской эпохи, в их окне на третьем этаже еще горел свет. Она устало поднялась наверх по каменной лестнице и открыла дверь своим ключом.

В прихожей горел свет. Из спальни доносился мужской смех. Она подошла к выщербленному зеркалу, которое висело над полуразрушенным камином, и посмотрела на свое отражение. В желтоватом свете единственной лампочки, свисающей с потолка, она казалась такой же непривлекательной, как и все помещение. Мери сердито оглядела обстановку - цветные обои, дешевенькую мебель - и ее с новой силой охватило чувство беспомощности и отчаяния.

И вдруг она увидела письмо. Оно лежало на маленьком расшатанном столике. Бледно-голубой конверт украшала напечатанная в левом верхнем углу эмблема в виде цветка в кругу из слов: "Косметическая фирма "Черил". Кто-то уже грубо разорвал конверт - вероятно, Пенелопа поторопилась удовлетворить свое любопытство. Мери не спеша вынула сложенный вчетверо лист бледно-голубой бумаги и развернула его.

Вверху на листке стояла та же эмблема и полное название фирмы. Дальше шли два адреса: один - правления фирмы в Парк-лейн, другой - фабрика в Стенморе. Текст письма был короткий, напечатанный на машинке. Внизу подпись: Аманда Белл. В письме говорилось:

"Уважаемая мисс Стенз!

Благодарю Вас за ответ на наше объявление в "Гардиан". Буду рада, если в следующую пятницу около 11 часов утра Вы зайдете ко мне в исследовательский отдел нашей фабрики в Стенморе на беседу и медицинский осмотр.

С уважением..."

Мери трижды перечла письмо, стараясь приглушить радостное возбуждение, охватившее ее. Прошло больше недели с того дня, как она разговаривала в редакции с Полом Дарком и Брендой Мейсон, и она начала уже падать духом, считая, что и эта работа ее обошла. Но достаточно было появиться нескольким напечатанным на машинке строчкам, чтобы ее мрачное, безнадежное настроение, словно по мановению волшебной палочки, сменилось радостным подъемом. Она повернулась к зеркалу посветлевшими глазами, стала пристально разглядывать свое лицо, представляя себя в двойной роли: объекта нового косметического опыта и тайного репортера журнала "Обсервер".

"Постой, но ты ведь еще не получила этой работы, - сказала она себе, охваченная неожиданной тревогой. - Быть может, окажется, что ты не годишься? Может, им нужна девушка с другим лицом или фигурой?.."

Вдруг в спальне что-то тяжело грохнулось на пол, и раздался пронзительный, почти истерический, смех Пенелопы. "Ой, Питер, дурак... Какой же ты смешной..." Потом из-за стены донесся басовитый голос Питера и снова глухой смех Пенелопы, и, наконец, наступила тишина.

Мери нахмурилась. Она попыталась взглянуть на себя глазами постороннего человека, и ей ужасно захотелось найти в своей заурядной внешности хоть какой-нибудь признак настоящей красоты. Но этот осмотр только опечалил ее.

"Черил", - подумала она. - Дорогие косметические средства, которые продаются в больших магазинах Вест-Энда в бледно-голубых коробках с серебряными кантами. Изделия этой косметической фирмы рекламируют даже кинозвезды. Это, наверное, и есть тот счастливый случай, которого я всегда так ждала. Если бы только я имела хоть чуточку более привлекательную внешность... - Мери грустно глядела в зеркало. Вдруг ее мысли резко повернули в другое русло. - Я делаю совсем не то, - решила она. - Им нужна обыкновенная некрасивая девушка, материал для опыта. Стараясь приукрасить себя, я не только теряю время, но и рискую вообще не получить эту работу. Не надо ни пудриться, ни краситься - пусть увидят меня такой, какая я есть".

Мери прошла узким коридором в ванную и намочила кончик полотенца. Но только она собралась стереть с лица косметику, как в коридоре послышался топот босых ног, и в ванную вскочила Пенелопа с растрепанными волосами и размазанной по щекам губной помадой.

- Ой, - вскрикнула она, застыв на месте. - Я не знала, что ты дома...

- Зато я знала, - многозначительно произнесла Мери. Пенелопа расхохоталась. Она замолчала, увидев на лице Мери следы косметики.

- Склоните головы перед ее королевским величеством! - насмешливо сказала она. - Мы сегодня при полном параде. Да, голубушка? Только лучшие из лучших достойны внимания косметической фирмы "Черил".

- Ты бы лучше не читала чужие письма, - спокойно ответила Мери и, когда Пенелопа подошла ближе, почувствовала сладковатый запах джина. А по опыту Мери знала, что с подвыпившей Пенни связываться не стоит.

- Извини, дорогая, - сказала Пенелопа. - Но я даже не глянула на адрес. Как только увидела на конверте "косметическая фирма", так нисколько не сомневалась, что это мне. Кто бы мог подумать... - Пенелопа протянула руку к красному халату, висевшему за дверью. Она накинула на плечи халат и со скрытым любопытством наблюдала, как Мери вытирает лицо полотенцем.