- Клиника Мортимера, - ответил женский голос.

- Мне нужен доктор Рафф, - сказала Белл. Прошло несколько секунд, и в трубке прозвучал сухой мужской голос.

- Рафф слушает. Миссис Белл улыбнулась.

- Говорит Аманда Белл из фирмы "Черил". Мы готовы приступить к первой стадии плана "Бьютимейкер".

- Когда?

- Когда вам удобнее, доктор Рафф. Если не возражаете, сегодня-После небольшой паузы в трубке послышался немного недовольный ответ:

- Хорошо. В три.

- Чудесно, - сказала миссис Белл. - Я приглашу мистера Фасберже.

- И больше никого. Поняли? - предупредил сухой голос.

- И больше никого, - эхом отозвалась миссис Белл. В трубке щелкнуло, и наступила тишина. С лица миссис Белл сошла улыбка. Она задумчиво положила трубку и нажала красную кнопку на углу стола.

- Приемная мистера Фасберже, - прозвучал в селекторе сладенький голос секретарши.

- Говорит Аманда Белл. Мистер Фасберже у себя?

- Нет, миссис Белл. Он утром поехал на фабрику в Стенмор и еще не вернулся.

- Сделайте одолжение, соединитесь с ним и скажите, что совещание по поводу первой стадии "Бьютимейкер" состоится сегодня после обеда.

- Хорошо, миссис Белл.

- Благодарю.

Миссис Белл отпустила кнопку и закурила сигарету. Почти в тот же миг зазвонил телефон. Она сняла трубку.

- Отдел рекламы.

- Говорит Клайв, - послышался тонкий мужской голос, - я только что согласовал последние детали рекламной кампании - все получилось так, как вы хотели.

- Хорошо, - ответили она - Столичные и местные газеты, журналы, коммерческое телевидение... Нам повезло даже зарезервировать время в четырех субботних программах.

- Чудесно, Клайв. Пока что больше ничего не надо. Когда все будет готово, я сообщу.

- У меня находится киносъемочная группа со всей аппаратурой. Интересуется, когда будут съемки.

- Я позвоню. Примерно через неделю.

- И еще одно: редакционные комментарии. У меня солидные связи со многими влиятельными газетами. Готов держать пари, что они напишут о креме "Бьютимейкер". Конечно, вашей фирме придется заключить со мной соответствующий договор, это будет стоить сущие пустяки, а дело, безусловно, стоит того.

- Нет, - твердо ответила миссис Белл. - Это должна быть чисто рекламная кампания и только рекламная. Нам не нужны никакие редакционные комментарии.

- Но они значат гораздо больше, чем рекламные объявления.

- Клайв, я хочу, чтобы вы раз и навсегда поняли одно, - прервала его миссис Белл, - нам это не нужно. Все детали кампании должны сохраняться в строгой тайне. Если вы хоть словом обмолвитесь газетчикам, я немедленно расторгну договор с "Меррит и Хау" и поручу дело другому агентству.

- Буду нем, как рыба, - поспешно ответил Роуз, - просто я подумал, что мы могли бы сильно заинтересовать прессу, особенно женские журналы.

- Забудьте об этом, - сказала миссис Белл. - Разглашение в прессе - это именно то, чего мы меньше всего хотим. Мы имеем возможность заплатить за объявления и печатать только то, что сами сочтем нужным. Надеюсь, эти мои слова вы запомните?

- Да, - разочарованно ответил Роуз. - Запомню.

- В течение ближайших пяти дней мы отбираем претенденток. Как только попадется подходящая девушка, я дам знать, и мы составим детальный план дальнейших действий. А пока - молчать. Поняли?

- Понял. Буду ждать вашего звонка.

- Будьте здоровы.

Миссис Белл положила трубку, подошла к небольшому столику и взяла несколько длинных ящиков-папок. Потом вернулась к письменному столу и, вынимая одно за другим письма из папок, принялась их раскладывать.

Среди них было и письмо Мери Стенз.

- Совершенно понятно, что мы не можем опросить две тысячи девушек, решительно сказала миссис Белл. - Да и доктор Рафф не сможет просмотреть две тысячи фото. Поэтому я отобрала около ста, из числа которых мы с доктором Раффом оставим примерно двадцать.

Откинувшись на спинку стула, Эмиль Фасберже сердито грыз кончик сигареты. Казалось, его раздражало такое своеволие: из двух тысяч девушек оставить каких-то два десятка.

- С этими двадцатью я сама поговорю, - продолжала Аманда Белл, - и отберу пятерых, которых потом осмотрит доктор Рафф. На одной из них мы и остановимся.

Фасберже дернул за цепочку, свисавшую из жилетного кармана, и вытащил большие золотые часы.

- Мы ждем уже двадцать минут, - недовольно заявил он.

- Вероятно, Рафф задержался в клинике, - ответила миссис Белл.

- Мы платим ему за эту работу большие деньги и не должны ждать, черт возьми! - От нечего делать он стал перебирать письма и фото. - Надеюсь, он справится с тем, за что взялся? До сих пор я ничего о нем не слышал.

- В определенных кругах Раффа знают даже за границей, - объяснила миссис Белл. - Кое-кто считает его одним из ведущих специалистов в области физиологической биохимии, хотя на официальное признание он, конечно, рассчитывать не может.

- А почему?

Она пожала плечами.

- Одна его пациентка умерла после аборта, и Раффа посадили в тюрьму. Но это было давно. Нельзя же без конца игнорировать способного человека...

Фасберже хлопнул ладонью по столу.

- Мне это не нравится, - сердито сказал он. - Если раскроется, что этот субъект имеет дело с фирмой "Черил". - .

- Никакой опасности здесь нет, - успокоила его миссис Белл. - Участие доктора Раффа в нашем деле будет держаться в абсолютной тайне. Девушка же, на которой мы остановим свой выбор, вообще не будет знать, кто он такой. Известными станут только результаты.

- Надеюсь, результаты будут стоить тех денег, которые мы должны вложить в эту затею.

Миссис Белл слегка прикоснулась пальцем к его руке.

- Эмиль, - ласково сказала она, - вы слишком волнуетесь. Разрешите мне взять на себя ответственность за это дело. Я сумею довести его до успешного завершения.

- Согласен, - нехотя ответил он. - Только при одном условии.

- А именно?

- Сегодня вы ужинаете со мной, Аманда. Она задумчиво посмотрела на него, чуть приподняв одну бровь. Фасберже неспокойно заворочался на стуле.

- Я согласна, - церемонно сказала Аманда Белл. - Согласна, Эмиль, мне будет даже приятно.

Вскоре секретарша ввела в кабинет доктора Раффа. Джеймс Рафф принадлежал к тем людям, к которым невольно проникаешься уважением. Невысокого роста, худощавый, он производил впечатление очень сильного человека, а твердый и пытливый взгляд его строгих темных глаз как-то говорил о том, что они принадлежат настоящему мужчине. Движения его были неторопливы и экономны. Темно-серый костюм, недорогой, но элегантный, хорошо облегал его фигуру.

Миссис Белл представила его шефу. Рафф спокойно извинился за опоздание, но ничего не объяснил.

Фасберже великодушно махнул рукой.

- Ничего, все в порядке. Садитесь.

Рафф не сел, а, подойдя к окну, бросил взгляд на Гайд-Парк.

- К сожалению, у меня мало времени, - сказал он своим ровным сухим голосом. - Не могли бы мы немедленно приступить к делу?

Фасберже сердито взглянул на Аманду Белл. Она пожала плечами и чуть улыбнулась.

- Вам известно, что вы должны делать, доктор? - спросил Фасберже.

Рафф повернулся к письменному столу, глядя на собеседника с заметным выражением скуки.

- Да, - коротко ответил он.

Миссис Белл придвинулась ближе к столу и показала на разложенные пачками письма и фото.

- Мы получили более двух тысяч предложений и отобрали из них около ста, которые, по нашему мнению, наиболее подходящие. Надеемся, что с вашей помощью нам удастся выбрать двадцать девушек, с которыми я поговорю сама, а потом мы доведем их количество, скажем, до пяти. Этих вы сможете осмотреть лично.

Рафф пристально поглядел на нее.

- Можно подумать, что вам нужна машинистка-стенографистка, а не пациентка для глубокой эндокринной терапии, - заметил он тем же безразличным тоном. Потом, не обращая внимания на Фасберже, перегнулся через стол и взял пачку писем и фото. Быстро просмотрев их и отобрав две карточки, он передал их миссис Белл. Потом взял со стола еще одну и повторил то же самое. Так он пересмотрел все фото, и, когда закончил, миссис Белл держала в руках восемнадцать карточек. Рафф пересмотрел их еще раз. Четыре положил обратно, а остальные вернул ей.

- Четырнадцать. Я осмотрю их всех.

- Когда? - спросила миссис Белл.

- В пятницу, с половины десятого до часу.

- Значит, пятнадцать минут на каждую. Рафф ничего не сказал, только насмешливо смерил их глазами.

- Я приготовлю комнату и все необходимое. Осмотр произведем в нашей лаборатории в Стенморе. Почему - вы понимаете.

Рафф коротко кивнул.

- А теперь, с вашего разрешения... - он направился к двери, - меня ждет работа. До свидания.

И в тот же миг за ним захлопнулась дверь. Фасберже уничтожающе взглянул на миссис Белл, но воли своему гневу не дал, пока шаги Раффа не затихли в конце коридора.