- "Бьютимейкер" будет выпущен не в бутылочках, а в тюбиках, - прервал собеседника Роуз, - но общую идею вы уловили. Вся штука в перевоплощении. Мы покажем его наглядно, шаг за шагом. Возьмем обыкновенную мисс - какую-нибудь продавщицу или машинистку - и сделаем из нее первую красавицу в мире.

Кери недоверчиво хихикнул.

- А не лучше было бы взять манекенщицу или актрису, которая бы знала, что к чему?

Роуз допил свой джин и сокрушенно вздохнул.

- Билл, манекенщиц и актрис привлекают все косметические фирмы. А здесь совсем другое дело. Речь идет о подлинном перевоплощении. Мы не желаем, чтобы кто-нибудь сказал, что это самый обыкновенный трюк. Поэтому ищем простую, ничем не приметную девушку-служащую и сделаем ее настоящей красавицей.

- Что-то наподобие Пигмалиона?

- Может и так, если хотите. Но без обмана. Можете не сомневаться. Нашему агентству исключительно повезло. Если мы успешно проведем эту кампанию, она принесет нам славу и, конечно, новые заказы. - Он замолчал и мрачно уставился в пустой стакан. - Давайте еще по одному на дорогу, и я пойду.

- Хорошо, Клайв, - согласился Кери. - Еще по одному на дорогу.

Глава 3

Она была среднего роста и какая-то нескладная, будто неотесанная. Но это не была врожденная бесформенность - просто линии ее фигуры скрадывало дешевое платье из грубой голубой материи. "Крашеная мешковина", - саркастически заметила мысленно Бренда Мейсон. Пряди темно-каштановых тусклых волос падали на лоб. Кожа на лице была желтоватая, будто с нее до сих пор не сошел прошлогодний загар или девушка давно не умывалась. И все же, как заметила мисс Мейсон, во всей фигуре девушки чувствовалась какая-то непринужденность, даже элегантность. У нее были тонкие изящные руки, умные глаза и приятный выразительный голос. Звали ее Мери Стенз.

В то утро они с Полом Дарком рассмотрели четыре кандидатуры. Но ни мисс Мейсон, ни сам Дарк не знали толком, с какой меркой подходить к ним. В соответствии с объявлением, нужна была некрасивая девушка. Правда, само понятие это говорило еще очень мало. Внешняя непривлекательность находится на грани между красотой и уродством. Но кто бы мог с уверенностью сказать, где кончается первое и начинается второе?.. Внешне все четыре девушки были некрасивы, но в остальном сильно отличались друг от друга. Стараясь смотреть на них глазами автора рекламы косметической фирмы, Дарк, наконец, остановил свой взор на одной из девушек - она не была лишена женственности, имела неплохую фигуру и некрасивое лицо, которое могли заметно украсить ловкий парикмахер и опытная косметичка. Итак, выбор пал на Мери Стенз.

Дарк ходил по кабинету мисс Мейсон, курил и прислушивался к тому, как эта девушка отвечала на вопросы Бренды. Из вопросов и ответов в его воображении отчетливо вырисовывалась картина прошлого Мери Стенз.

Мери была актриса, но далеко не перворазрядная. В течение четырех сезонов она играла в театре, исполняя небольшие роли, не требующие красивой внешности. Выступала как-то и по телевидению - в сцене, которая по хронометру режиссера продолжалась одиннадцать секунд; несколько раз принимала участие в радиоспектаклях - здесь ее выручала четкая дикция. Года два назад она сыграла эпизодическую роль в каком-то посредственном фильме, но режиссер вырезал эпизод с ее участием. Играла Мери Стенз характерные роли, но в последнее время на таких актрис не было спроса, поэтому уже несколько месяцев она "отдыхала", зарабатывая себе на жизнь стенографией и печатанием на машинке. К сожалению, стенографисткой она была плохой, а машинисткой - и того хуже. Поэтому ни на артистическом, ни на деловом поприще особенного успеха Мери Стенз так и не достигла.

Отец ее был австриец, который эмигрировал в Англию после фашистского путча и умер от рака в первый месяц войны. Матери же удалось выиграть две тысячи фунтов на футбольном тотализаторе, и теперь она старательно пропивала их в своей маленькой комнатке в Бейзуотере. Брат Мери жил в Канаде, старшая сестра в Беркенхеде.

Мери давно отделилась от родных, считая, что лучше жить независимо. Вместе с такой же, как сама, неудачницей-актрисой она снимала комнату в районе Cаус-Кенсингтона, но это был не самый лучший вид симбиоза. Пенелопа - так звали ее приятельницу - была чрезмерно темпераментна, и постоянные посещения ее "друзей" стали для Мери просто невыносимы. Она с радостью переселилась бы отсюда, если бы нашла недорогую комнату в каком-нибудь подходящем районе.

Записав основные биографические данные о девушке, Бренда Мейсон сказала:

- Я должна пояснить вам, мисс Стенз, что вы не будете постоянно работать в редакции "Обсервер". Речь идет, скорее, о временном журналистском поручении. В большинстве случаев мы охотимся на всякого рода необычные истории, и часто привлекаем для этого посторонних лиц, чтобы не раскрывать себя.

- Понимаю, - тихо ответила девушка, - только боюсь, ведь я очень мало соображаю в журналистике.

- Пусть это вас не беспокоит. Вам надо будет только выполнять определенные указания и как можно детальнее информировать нас во всем. За это вы получите щедрое вознаграждение. Но окончательная сумма будет зависеть от того, какую информацию вы сможете нам дать.

- Что я должна делать? - спросила девушка. Мисс Мейсон рассказала ей о плане, который возник у них в связи с объявлением, напечатанным в "Гардиан".

- Мы уже достали некоторые полезные сведения, - продолжала она. - Эта фирма вовсе не намерена прибегать к услугам профессиональных манекенщиц или актрис. Поэтому очень кстати, что вы теперь работаете машинисткой-стенографисткой. С сегодняшнего дня и до завершения вашей миссии о сцене забудьте. Вы - обыкновенная девушка, которая работает в конторе и ищет случая испробовать счастье еще где-нибудь.

- И самое главное, - вмешался в разговор Дарк, - ни слова о ваших отношениях с журналом "Обсервер". Вы этот журнал никогда и в глаза не видели. А на объявление откликнулись по собственной инициативе.

Мисс Мейсон пододвинула ей лист бумаги.

- Мы уже составили для вас письмо, - сказала она. - Вам остается только подписать его. - И подала девушке авторучку.

- Внизу у нас своя фотолаборатория, - продолжала мисс Мейсон. - Там вас сегодня сфотографируют. Наиболее удачное фото пошлем вместе с письмом. Конечно, может случиться, что из этого ничего не выйдет. Возможно, вас не пригласят даже на беседу. Но так же возможно, что именно вам предложат эту работу.

- А что это за работа? - спросила Мери. На ее вопрос ответил Дарк.

- Мы еще сами определенно не знаем, - откровенно сказал он. - Она связана с рекламой нового косметического изделия. Из того, что я слышал, это должно вызвать много шума. Изделие будет испытано на заранее выбранной девушке, и потом она будет фигурировать во всех рекламных объявлениях в прессе и по телевидению. И, конечно же, получит за это от фирмы соответствующее вознаграждение.

- Значит, если мне предложат эту работу, я буду иметь двойную плату?

- Безусловно. Я не знаю, сколько вам будут платить господа из косметической фирмы, но на что вы можете рассчитывать у нас, скажу. Имейте в виду, нас интересует только материал для журнала, что, кстати, сводится к количеству напечатанных слов. Чем больший репортаж, тем больше слов. Давайте договоримся так: если у вас ничего не выйдет и вас даже не вызовут на беседу; мы заплатим вам десять фунтов за потерянное время. Если вызовут, но на работу не возьмут, мы дадим вам еще десять фунтов. Если вы все же получите эту работу и дадите нам нужные сведения для журнального репортажа, мы заплатим вам по фунту за каждое напечатанное слово.

- Обычно такой репортаж состоит по крайней мере из двух тысяч слов, пояснил Дарк. - Иначе говоря, если вы дадите нам нужный материал, заработаете две тысячи фунтов или даже больше... Ну, плюс и то, что сочтет нужным заплатить вам косметическая фирма.

Девушка взволнованно перевела дыхание.

- Две тысячи фунтов! - прошептала она, и в голосе ее прозвучали нотки недоверия.

- Все зависит от вас, мисс Стенз, - коротко сказал Дарк. - Мы даем вам первый толчок, а дальше вы действуйте самостоятельно.

- Я буду стараться, - пообещала она.

- Вот и хорошо. - Дарк повернулся к мисс Мейсон. - Полагаю, можно делать фото, Бренда.

Через полчаса, отправляясь на деловое свидание с представителем большой фирмы электронных машин, с которым они договорились вместе позавтракать, Дарк в вестибюле едва не сбил с ног Мери Стенз. Она выходила из лифта, поднявшись из подвального помещения фотолаборатории. Дарк подхватил девушку под руку, чтобы она не упала, и Мери благодарно улыбнулась.