- Пятьдесят процентов?! - переспросила Мери. - Не слишком ли это? Если прибавить десять процентов Вассерману и десять Шварцу, да еще гонорар рекламному агенту, импресарио и так далее...

Мисс Лури небрежно щелкнула пальцами.

- Давайте смотреть на вещи трезво. Если ваши прибыли исчисляются миллионами долларов, вы все равно потратите семьдесят или даже больше процентов на услуги. Так не лучше ли распределить эти деньги между людьми, которые помогли вам их заработать? Даже если бы вам осталось только двадцать процентов... Два с половиной миллиона, деленные на пять... Ого, какая куча денег!

- Ну что ж, вероятно, вы правы, - признала Мери. - Откровенно говоря, я не такая уж жадная. Все эти миллионы кажутся мне очень далекими. Как будто они совсем не принадлежат мне.

- Вы умная девушка, - заметила мисс Лури, бросив окурок в раскрытое окно. - Единственно реальная ценность, которую вам надо беречь, - ваша красота. Без нее вы погибнете.., все мы погибнем. Имея пятьдесят процентов от ваших миллионов, мы сделаем все возможное, чтобы помочь вам достичь вершины и укрепиться на ней.

- Я в ваших руках, - просто сказала Мери. Мисс Лури самодовольно улыбнулась.

- Если так, то вы в хороших руках. Теперь нам остается только ждать начала рекламной кампании. С этого момента, мисс Стенз, слава и богатство вам обеспечены.

Глава 22

"Бьютимейкер"! Это слово, как будто подхваченное стоголосым эхом, ошеломило публику, внезапно ударив по ней отовсюду: со страниц столичных и местных газет, вечерних выпусков, рекламных журналов в глянцевых обложках, женских выпусков, скромных еженедельников, с экранов коммерческого телевидения. Все было построено на последовательной экспозиции, которая наглядно показывала, как простая и некрасивая девушка-служащая благодаря систематическому употреблению крема "Бьютимейкер" стала несравненной красавицей. Каждая очередная серия была скомпонована так, чтобы читатель или телезритель с нетерпением ждали следующей серии - увидеть собственными глазами дальнейшие стадии чудесного перевоплощения мисс Смайт. В программах коммерческого телевидения солидный седоватый актер, который изображал врача, со знанием дела распространялся о биохимических свойствах стимулина в управлении деятельностью эндокринных желез.

Потом на экране появлялась Лора Смайт. Невзрачная, некрасивая, она сидела за пишущей машинкой в какой-то захудалой конторе, а голос невидимого диктора объяснял:

- Перед вами Лора Смайт. Не такая уж и молодая, но еще и не старая. Так она и живет изо дня в день - без радостей и тревог, в совершенной пустоте. Живет, не зная любви, никому не нужная...

Звуковые эффекты: сильный стук пишущей машинки и энергичный, с американским акцентом голос произносит почти речитативом:

- Веселенькая жизнь, не правда ли... Большое, во весь экран, лицо врача. Его спокойный уверенный голос:

- Мисс Смайт, ваш организм совершенно здоров. Вам недостает только настоящей женской привлекательности, а это вопрос обычного гормонального равновесия.

Немного удивленное лицо Лоры Смайт, затем снова лицо врача.

- Вам незачем тревожиться, - ласковая профессиональная улыбка. - И не надо никаких лекарств или инъекций. Современная косметическая наука разработала полный курс лечения...

Он что-то пишет на листке бумаги и подает девушке.

- Сегодня же пойдите в ближайшую аптеку. Это будет стоить вам тридцать шиллингов и шесть пенсов за тюбик, но вы будете поражены результатами. Самое главное - не прекращать лечение ни на один день.

Камера отодвигается назад, показывая общий план обычной аптеки. Девушка за прилавком подает Лоре Смайт коробку крема "Бьютимейкер".

- Вот вам "Бьютимейкер", мисс. Тридцать шиллингов и шесть пенсов.

Эта реплика весьма важна - она повторяет название изделия и цену.

Лора Смайт, держа тюбик прямо перед собой, идет на камеру. Этот прием повторяется в каждой последующей передаче, чтобы зрители отчетливо видели, как изо дня в день заметно изменяется ее внешность.

Комментарии:

- Итак, Лора Смайт сделала решительный шаг, которому суждено было изменить всю ее жизнь. В результате она стала красавицей. Завтра в этот же час и по этому каналу вы увидите, как "Бьютимейкер" начинает придавать ей подлинную красоту и очарование.

Женский голос добавляет:

- "Бьютимейкер". Только тридцать шиллингов и шесть пенсов. Сегодня же приобретите тюбик в ближайшей аптеке. Наконец, ровный и глубокий мужской голос:

- "Бьютимейкер" сделает вас красивой!

"Если скажу им, как прекрасна ты, Они не поверят, они не поверят..."

Реклама в прессе подавалась более сжато и не так драматизированно, но принцип был тот же. Основой служила история современной Золушки, в которой роль крестной матери-волшебницы выполнял "Бьютимейкер". Каждый день появлялись новые фотографии, но во всех объявлениях неизменно выделялся небольшой овал с текстом, где Лора и еще одна особа вели разговор о непревзойденном качестве крема "Бьютимейкер" Самый ход метаморфозы был немного сокращен вначале. Лора становилась настоящей красавицей через четыре или пять дней, а после того, как факт чудесного перевоплощения был в основном завершен, следующие перемены проявлялись уже медленнее. Тюбики крема быстро исчезали с прилавков магазинов во всей стране. Спрос на них возрастал, и производственные цеха "Черил" вынуждены были все время увеличивать выпуск. Рекламная кампания только развертывалась, а новое изделие уже получило полное признание.

Пол Дарк наблюдал за развитием событий с мрачной иронией. Он обратил внимание, что ни в одной газете не было редакционных комментариев и вообще каких-либо высказываний по этому поводу. Только "Ивнинг Диспетч" поместила небольшую едкую заметку, в которой говорилось:

"Где теперь Лора Смайт - девушка, чье лицо стало широко известно благодаря мощному рекламному буму всех времен? Она выехала в Голливуд, потому что там красота дает самые высокие материальные прибыли. Очевидно, лицо красавицы скоро появится в кинофильмах и на экранах американского телевидения в обмен на поток долларов в несколько миллионов".

Дарк, который после отъезда Мери в Антиб не имел от нее никаких сообщений, немедленно позвонил в "Диспетч" Джефкоту, надеясь получить от него какие-либо известия. Джефкот по-дружески предложил поговорить где-нибудь за кружкой пива. Через час они встретились в погребке на Флит-стрит.

- А я считал, что вы имеете ответы на все "почему", - подчеркнуто произнес Джефкот. - Когда мы встретились в последний раз...

- Тогда вокруг этого плелось до черта всяких интриг, - объяснил Дарк. Шпионами и контршпионами. Я действительно ничего не мог сказать. Но со временем вынужден был оставить это дело.

- Я и сам наткнулся на подобный барьер. Наш корреспондент в Лос-Анжелесе проговорился несколькими намеками, но мы не имеем права печатать ничего, что могло бы повредить рекламе. Этот тип Фасберже имеет огромные связи.

Дарк мрачно уставил глаза в кружку.

- Что вам известно о Мери Стенз, иначе говоря, о Лоре Смайт?

- Очень мало. Ее поселили в большом особняке в лучшем районе Голливуда. Фирма "Парагон" подписала с ней долгосрочный контракт. Национальный телецентр тоже. Кроме того, заключен договор с косметической фирмой "Глория" насчет совместного производства крема "Бьютимейкер". Эта девушка - большой бизнес, Пол.

- Понятно.

- Любая огласка в прессе запрещена, как видно, до особого разрешения Фасберже. Вы слышали о Рее Сомерсе?

- Слышал.

- Он заправляет прессой. Наш корреспондент пытался достать у него разрешение, но тот даже разговаривать с ним не стал. Девушку они тоже прячут от посторонних глаз. Наверно, до тех пор, пока будет снято запрещение.

- А когда это должно произойти? Джефкот пожал плечами.

- В любое время. Возможно, именно в этот момент. Но он ошибся Прошло еще четыре дня, прежде чем взорвалась рекламная бомба.

***

- С пятницы я в отпуске, - коротко заявил Бэзил Бомон. - Конечно, с благословения шефа. Итак, на две недели "Обсервер" остается без ответственного редактора. Это значит, что все мои обязанности ложатся на вас. Пол. Что и как делать, вы знаете. Наличного материала, полагаю, хватит.

- Хватит еще на месяц, а может, и больше, - сказал Дарк. - Все согласовано. Если не возникнет что-нибудь новое...

- Можете действовать по своему разумению. Не обращайтесь к Хеннингеру, если этого можно избежать. Он не любит, чтобы его беспокоили повседневными редакционными делами.

- Обещаю не беспокоить, разве что случится что-нибудь чрезвычайное, вроде атомной ракеты над Нью-Йорком или же летающего блюдца в Гайд-Парке.