ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Акция

- Ты возьмёшь на себя его внимание. У тебя это хорошо получается.


- Я не уверена.


- Уверен я. И только не старайся. Будь собой, и всё.


- Хорошо.


Они покинули автомобиль, припаркованный у многоэтажного здания, и вошли в холл гостиницы. Прошли мимо портье и поднялись в лифте на восемнадцатый этаж. Мягкая зелень ковра устилала коридор. Вот он, номер сто восемьдесят восемь. Постояли молча с минуту. Он постучал. Дверь открылась. На пороге стоял мужчина с квадратным выражением лица. Он вопросительно смотрел на пару.


- Добрый день.


Голова кивнула.


- Я к господину Ковальскому. Моё имя Владимир. Владимир из Киева.


Голова повернулась и оглядела Её. Знакомые отблески мелькнули в глазах. Охранник сказал:


- Одну минуту, - и закрыл дверь.


- Мы сошли с ума, - прошептала она.


- Нет, - жестко ответил он. – Успокойся.


Дверь открылась, и они вошли в номер.


- О! Володя, Володя! – улыбаясь, вышел на встречу плюшевый человечек в халате, разрисованном серебряными звёздами. – Я знал, я знал, что ты всё равно приедешь!


- Познакомься, мой секретарь Наташа.


Человечек подошел ближе и, рассматривая даму, проговорил:


Очень приятно. Михаил. Рад познакомиться.


Наташа мягко улыбнулась и кивнула головой. Сказала:


- Вы впечатляете людей.


- Чем? – поднял глаза плюшевый Михаил.


- Не знаю. У вас лицо профессионального акционера.


- Да? Странно. Но, вы же знаете, что я и в самом деле владею акциями.


- Знаю. И вы знаете, что мы приехали по этому поводу.


- Да. Да, да, да… - Плюшевый жизнерадостно потёр ладони и пригласил всех присесть за столик, окруженный креслами чёрной кожи. – Да, - ещё раз сказал он и посмотрел на Владимира.


- Да, - сказал тот. – Я привёз акцию.


- Я рад, я рад… - Махнул телохранителю, и тот ушел в другую комнату, прикрыв дверь.


- Михаил… - начала Наташа.


- Можно просто Миша, - сказал плюшевый и улыбнулся тестостероновой улыбкой, кинув взгляд на бюст дамы.


- Хорошо. Миша, акция записана на моё имя.


- Да? А разве это имеет значение?


- Немного. Мы продаём акцию вам, но я бы хотела вас кое о чём попросить.


- Ну, просите. – Плюшевый посмотрел на Владимира. Тот только пожал плечами, указал глазами на Наташу и, махнув рукой, отошел к окну.


- Решайте, - сказал. – Я согласен на любые условия.


- Плюшевый вопросительно уставился на Наташу.


- Понимаете, Миша… Как бы мне это сказать…- Она слегка покрылась краской волнения.

– Я продам акцию при условии… При условии, что вы…


- Господи, что я?


- Что вы переспите со мной. Здесь, сейчас. – Она смотрела на него открытым взглядом. Добавила: - Если захотите.


Повисла тишина. Плюшевый обалдело глядел на секретаршу. Она тихо добавила:


- И акция ваша. Вы же знаете, что благодаря этому, вы станете владельцем контрольного пакета «Газпром».


Плюшевый неуверенно пробормотал:


- Вы хотите увеличить цену? А ты что молчишь? – повернулся к Владимиру. Тот махнул рукой и продолжал смотреть в окно. Проговорил:


- Она сумасшедшая. В тридцать лет женщины сходят с ума окончательно. Наташа не исключение. Она помешалась на тебе. Она мне предлагала договориться с тобой, чтобы мы трахнулись втроем. Ещё раньше, до продажи акции. – Повернулся и сочувственно посмотрел на плюшевого.


-

Её не уговоришь подписать документы, если ты её не трахнешь. И не смотри на меня как на идиота. Я здесь не при чём! Я не хочу трахать её с тобой на пару. Ты уж, как-нибудь, сам разберись. – И отвернулся к окну. Наташа лучистыми глазами продолжала смотреть на Михаила. Прошептала, слегка покраснев:


- Один оргазм за контрольную акцию «Газпрома», неужели это много?


- Черт! – Плюшевый забегал по комнате. – Вы меня разыгрываете! – Повернулся к даме… И засмотрелся на неё. Она действительно была хороша. Особенно глаза… В конце концов, что тут такого. Она явно нимфоманка. А может, и правда влюбилась? На меня обращают внимание красотки. Но первый раз от этого дела материальная выгода останется мне. Секс за миллион… Нет, за миллиард! Он-то знает настоящую цену контрольному пакету. Просто «Непристойное предложение», как оно есть. Был такой фильм, или есть…


- Вы принесли акцию? - спросил нерешительно плюшевый. Она в ответ молча вытащила документ и положила его на стол. Вместе с акцией лежал и акт о передаче долевого управления с получением дивидендов другим лицом. Он был заполнен, но не подписан. Это была именно Та «плюс одна» акция, которая давала Михаилу Чернову полное владение над активами гигантской корпорации, одной из самых богатых в мире. Это не сон?


- Давайте выпьем, - прервал затянувшуюся паузу плюшевый, неожиданно ощутивший себя секс-зведой.


- Я не против, - мрачно ответил Вова.


Михаил заглянул в комнату к охраннику и сказал, что его ни для кого нет. Принёс коньяк, рюмки и фрукты. Разлил. Выпили. Плюшевый отсчитал курсовую стоимость акции в рублях, и положил пачку денег на стол.


- Миша, - попросила Наташа. – Подпишите мне на память фотографию или книгу.


- Конечно, конечно… - Отошел к письменному столу, на котором стоял компьютер, и достал календарь со своей фотографией. Стал подписывать. В этот момент Вова капнул в его рюмку прозрачную жидкость из маленькой пластмассовой бутылочки.


Акционер вернулся.


- Возьмите, Наташа.


- Называйте меня, пожалуйста, на «ты», - сказала она и улыбнулась взглядом кошки.


Выпили ещё. Владимир ненавязчиво смотрел в сторону и поддерживал разговор междометиями. Наташа и Михаил принялись обсуждать феномен трансексуализма. Он шептал что-то ей на ухо и хихикал. Когда тела сомкнулись на диване, Владимир отошел к окну. На подоконнике сидели воробьи и громко ругались. Резким порывом взлетели и исчезли из виду. Акция «Газпром». Она вынудила его заставить меня придти сюда. Посмотрел в сторону дивана, где плюшевый акционер бешено совокуплялся с его подругой, рыча как собака. Она стонала как кошка, обхватив его ногами. Похоже, смесь уже действует.


Медленно подошел к двери, где скрылся телохранитель. Толкнул её. Квадратное лицо шагнуло ему навстречу. Владимир сделал два выстрела из «Ягуара» с глушителем. Хватило бы и одного, но не хотелось уродовать лицо. Квадратная голова осталась лежать на ковровой дорожке, пропитывая её кровью.


Вернулся в комнату. Сел в кресло, наблюдая за движениями пары. Стоны Наташи звучали вместе с хрипением плюшевого Миши. Наконец он с рычанием кончил. Но продолжал прижиматься к секретарше, разгоняясь на второй раз.


- Милый, давай подпишем бумагу, и я твоя, сколько ты хочешь…


После долгих уговоров акционер сполз с акционерки. Накинул халат и глянул на Владимира. Спросил:


- Присоединиться не хочешь?


- Хочу, - ответил Вова.


Плюшевый зашлёпал босиком к письменному столу, где стоял компьютер. Сел в кресло, покопался в бумагах и остался сидеть неподвижно. Наташа встала с дивана и принялась одеваться, сверкнув магнитом формы тела. Посмотрела на Владимира. Сказала:


- Ты сам хотел этого.


Тот молча подошел к компьютеру и, отодвинув кресло с бессознательным акционером «Газпрома», стал просматривать файлы. Потом вытащил шприц и сделал укол плюшевому. Через две минуты наклонился к самому уху «секс-звезды» и, включив диктофон, спросил:


- Электронная подпись, Михаил Йосипович. Назовите электронную подпись.


Плюшевый принялся бормотать цифры. Владимир выключил диктофон, и набрал на компьютере сервер рынка Форекс. Зашел на сайт и набрал необходимые пароли допуска к торгам. Выставил несколько фьючерсных контрактов на продажу нефти с дисконтом пять процентов. Нефть съели за три минуты. Владимир повторил предложение, увеличив объёмы. Его уже ждали, и за сорок секунд нефть была продана. Поменяв реквизиты, торговец Форекса кинул недельный фьючерс с дисконтом десять процентов и объемом, превышающим предыдущие на порядок. За три минуты нефть ушла. Повторил манёвр. Нефть ушла. Ещё раз повторил манёвр. Нефть ушла. Сменил реквизиты, увеличил обьём в два раза и поднял дисконт до пятнадцати процентов. Нефть осталась висеть на сервере. Покупатели думали. Через пять минут пришло встречное предложение – увеличить дисконт, то есть скидку на цену, до двадцати процентов. Владимир не возражал. Нефть ушла. «Брокер» выставил прежние объёмы на продажу, а деньги за проданную нефть бросил на валютный рынок, скупая японскую иену. После пятого транша атаки, иена полезла вверх, начав тянуть за собой одни валюты и обваливать другие.


Вернулся к нефти. Цена за баррель упала на семь процентов в Нью-Йорке, Франкфурте-на-Майне и Лондоне. В Токио упала на десять процентов.


Владимир откинулся в кресле и сказал секретарше:


- Твой оргазм прошел не зря.