Губернатор, отыскав, как ему показалось, верный тон, отечески улыбнулся, гостеприимно развел ладони: — Оля, ну что ты говоришь? Мы так волновались. Поверь, маньяк получил по заслугам. Но тебе не стоило убегать.

— Да? — она развела губы в улыбке. — Вам, конечно, хотелось, чтобы я написала жалобу на условия содержания?

— Вот что, благодетель, — преображение вышло столь разительным, что собеседник вздрогнул. — Ты знаешь, что я не виновата. И дед не случайно погиб. И еще многое. Но вот чего ты точно не знаешь, так это… — Оля щелкнула замком сумочки и вынула лист бумаги. — Не знаешь ты главного, — она встала, поправила юбку и шагнула к столу. Лист плавно спланировал к сцепленным пальцам губернатора: — Это копия малая толика того, что есть. А остальные бумаги уже в Москве. Прочти, а после продолжим.

Безразлично глянула в окно. Незаметно провела ладонью по обивке стула, втыкая иголочку глубоко между каркасом и велюровой тканью.

Впрочем, она могла не скрывать свои действия. Занятый чтением Виктор Петрович не видел и не слышал ничего вокруг.

Он пробежал глазами короткий текст, глянул на подписи и печати.

В голове прозвучал ехидный голос старого подельника: «И без конвоя…»

Шутка звучала на редкость зловеще. «Теперь, точно, все, — понимание отняло все силы. — Прощай, дом, бассейн, свобода».

Оля, которой надоело сидеть в тишине, щелкнула замком сумочки. Для натянутых нервов губернатора негромкий стук прозвучал, что грохот тюремных засовов.

— Ничего, ничего, — выполняя наказ своего инструктора, нагнетала Оля. — За вами еще не пришли. Но это возможно. А вот, чтобы этого не случилось, вы должны, — она загнула пальчик. Блеснул безукоризненный маникюр. — Первое. Забыть о заводе. Немедленно и навсегда. Думаю, вы понимаете, что в вашей ситуации это диктуется элементарным инстинктом самосохранения. Второе. Снять с меня все, подчеркиваю — все, обвинения. И наконец. Помните. Если, пусть это будет случайность или злой рок, но если со мной хоть что–то случится, вам ничто не поможет.

— Ну? — Оля вновь поднялась. — Три минуты истекли. Да?

Она взглянула на посеревшее лицо первого лица области: — Или нет?

Он сжал выбившие вдруг дробь зубы и хрипло пробормотал: — Я все понял. Все. И сделаю, как вы сказали…

Вскочил, больно ударяясь коленом об угол, и попытался выбраться из — за стола: — Это…

Оля подняла палец. — Я ведь не прокурор, — она повесила сумочку на согнутую руку. — Мне все и так ясно. Надеюсь, теперь ясно и вам, — она развернулась и, не прощаясь, покинула кабинет.

Виктор Петрович проводил гостью безумным взглядом и упал в свое роскошное кресло. В голове у него крутилось: «Такие люди, и без конвоя…»

Глава 19

Оля развернулась и вышла из кабинета.

Несмотря на все заверения Петрова, заноза в сердце сидела: «А ну как в вестибюле ее ожидают?»

Но обошлось. Она неторопливо спустилась по ступеням гранитной лестницы к машине. Хлопнула дверца прокатной «Тойоты». Седан рванул от обочины, вписываясь в оживленный поток автомобилей.

— Все прошло нормально, — коротко сообщила она водителю. — Мне даже самой стало интересно, что могло так испугать губернатора? Он буквально покрылся потом.

— Лучше потом, чем инеем, — невнятно пошутил Петров. Он глянул в зеркало заднего вида и присвистнул: — А ты говоришь, напугала. Хвостик то он нам повесил.

Однако ни о какой слежке Виктор Петрович и не помышлял. Он тупо сидел в своем роскошном кресле, глядя в одну точку. В голове звучало одно единственное слово: «Подставили».

Бумага, выпав из ослабевших пальцев, безобидным листком лежала на рабочем столе, среди прочих документов губернатора.

Текст, изложенный сухим бюрократическим слогом и напечатанный на дешевом принтере, явно вырванный из подшитого отчета, о чем свидетельствовала цифра в углу страницы, гласил:


«…Вступив в сговор с неким Караевым, выходцем республики Ингушетия, резидент вышеозначенной …«Службы по контролю за нераспространением обычных видов вооружений», являющейся филиалом расположенного в Сан — Франциско, штат Калифорния, США, Агентства по противодействию терроризму в Латинской Америке, господин Абальянц, разработал и воплотил в действие план. Согласно нему, были предприняты шаги по установлению контроля над технологической цепочкой производства составляющих для корпусов изделий, выполненных в соответствии с госзаказом N и контрактом N, на поставку тактических противокорабельных ракет стране заказчику.

Караев, используя фактор финансовой заинтересованности, привлек к операции губернатора области, на территории которой расположен завод.

Последний, с целью создания благоприятных условий для проведения операции, использовал существенный административный ресурс и лоббирование интересов Караева в победе на аукционе. Конечной целью разработки стало внедрение в руководство предприятия преступной группы, в которую вошли вновь назначенные главный инженер завода, начальник ОМТО и главный технолог. Целью операции стало внесение в технологический процесс изготовления корпуса системы наведения ракеты специального компонента. Добавка, разработанная, очевидно, именно для этого проекта, не влияя на боевые свойства изделия в обычных условиях, имела свойство блокировать счетно — решающую часть наведения при облучении ракеты частотными сигналами РЛС активного поиска кораблей ВМС США. Поскольку в системе военной приемки РФ, в настоящий момент, отсутствуют имитаторы подобных образцов вооружения, то обнаружить сбой системы до факта боевого применения возможности не представлялось. Таким образом, ракеты, которые планируется поставить для перевооружения системы ПКО страны — покупателя, неспособны выполнять поставленные задачи.

Вывод:

В случае БП ракет, оснащенных данными системами, страна покупатель будет находиться в заведомо проигышной ситуации. кроме того, способность к противодействию атаке кораблей противника станет минимальной. Что, в свою очередь, несомненно, приведет к полному поражению страны — покупателя в любом, даже локальном конфликте. Имидж нашего государства, как поставщика вооружения будет безвозвратно подорван.

Геополитические аспекты данной операции прогнозировать весьма затруднительно, однако»…

Мелодичный проигрыш телефона, номер которого был известен только узкому кругу людей, вывел губернатора из состояния прострации, вызванного пониманием глубины пропасти, в которую завело желание заработать.

Все еще находясь под впечатлением прочитанного нажал кнопку вызова, даже не взглянув на реквизиты звонящего.

— Почему ты ее не задержал? — ворвался в трубку напористый голос недавнего гостя.

— Альберт? — выдохнул Виктор Петрович, — ты еще спрашиваешь? — он вдруг ощутил приступ острой ненависти к разрушившему его карьеру и быт искусителю. — Ты, сука продажная… Скажи своему Абальянцу, что я вас… — он задохнулся, не найдя сразу, какую угрозу озвучить.

— Стоп, — прогремел в трубке голос собеседника. — Больше ни слова. Кто тебе про него сказал? Она? — мгновенно сориентировался ушлый банкир.

— Витя. Успокойся, — сменил он интонации, понимая, что смертельно напуганный информацией о своей причастности к преступлению, которое справедливо карается по зловещей статье «измена Родине», губернатор может сотворить любую глупость. — Витя, мы все уладим. Я тебе клянусь. Ничего не предпринимай. Денег хватит, чтобы решить любой вопрос. Тебе нечего опасаться. Ты не причем. Пойми… — напористо убалтывал Караев Виктора Петровича.

— Нужно встретиться и все обговорить. Лично. Давай, полетим сегодня. Это нормально. Никаких вопросов. Охота и охота, — он умышленно говорил короткими фразами, чтобы не дать возможному стороннему слушателю использовать их в качестве доказательств обвинения.

Альберт приложил все свое обаяние и уверенность дельца, стараясь отвлечь паникера от неосмотрительных поступков.

Странно, однако, усилия дали результат. Губернатор чуть успокоился, вытянул из шкафа бутылку и попросту, без затей, выпил из горлышка приличную порцию французского коньяка. Легкий озноб, сотрясающий тело, начал спадать, перестали дрожать пальцы, и появилась некоторая способность рассуждать здраво.

— Хорошо, — выдохнул Виктор Петрович, закуривая ароматную сигарету. — Сейчас я распоряжусь приготовить машину, и вечером поговорим… — он вновь приложился к пузатой бутылке.

Альберт смахнул капли пота и сумрачно глянул на сидящего возле него подельника: — Судя по истерике, девка сдала этому придурку весь расклад. Очевидно, старик сумел как–то докопаться до истины. Вариантов нет, нужно уходить. Если информация ушла в Москву, то приказ об аресте — дело времени, — он с силой потер лицо сырыми ладонями. — И все из — за него.