-Я закажу коктейли, - предложил Костя, -хотите? Тут надо знать места! Именно здесь - одно из мест. Прекрасный лайт-он!

-Да. Давай, чувак.

Костя отправился к стойке, а Саша взял руку Ани и стал плести какую-то ерунду. Аня хихикала, и Саша хихикал. Если бы Костя оглянулся, то он бы тотчас вспомнил о своих догадках. Ведь нельзя же, чтобы одна и та же мысль постоянно крутилась у него в голове, не находя подтверждения. И вот…..

-Я сочинил фантастический рассказ, - сказал Саша, - хочешь, расскажу.

-А что за рассказ?

-Я повесил его на моем сайте. Он посвящен 3D-people.

-Да? А что это такое?

-Ну, то сложно объяснить. Эта такая фича.

-А, фича.

-Да. Фича. Фишка. Это как гаджет. Просто берешь этот гаджет и вставляешь в уши. Это естественно и модно. А 3D - это более продвинуто. Feature! Знаешь, бывает, когда исполнители исполняют! Например, Тимбаленд feat. Кристина Агилера. Правда, они ни разу не пели вместе. Но то не важно. Главное - сам пример. Так вот, фича может быть сама по себе. Тебе нравится псевдоистория?

-Не знаю.

-Ну вот взять историю России. А это - ее свободная интерпретация. Представь, мы отправляемся в 41-й год на танке Т-90, чтобы разобраться с фашистами под Могилевым.

-Круто, - ответила Аня.

-Это такой рассказ. В нем рассказывается про ученого, который сумел создать машину времени. И, чтобы испытать ее возможности, он решил забросить спецвойска в прошлое.

-Дашь почитать?

-Тебе - да. А Косте - нет.

-Почему.

-Шутка?

Последнее было сказано на ухо, при чем, Саша как будто специально погладил Аню за ушко. Вроде, как невзначай.

-А мне снился странный сон, - сказала она.

Они посмотрели друг другу в лицо - очень близко, на расстоянии половины дыхания. Аня вдруг подумала, что она слышит, как стучит сашино сердце.

-И что же тебе снилось, детка? - спросил Петькин.

-Почему я детка?

-А просто так. Такое обращение.

-Фича?

-Да. А почему нет? Знаешь….

Саша остановился. Вернулся Костя - с коктейлем.

-Я говорю, что я сочинил рассказ, - произнес Саша.

-Мм-м, - ответил Костя.

-Псевдоистория….. То есть, альтернативная история.

-Круто, Саша, - ответил Костя как-то безэмоционально.

-Вот.

-Случайно, не в прошлое - на танке? - спросил Костя.

-Как ты определил?

-Ты же как-то собирался.

-Черт. Видишь, Ань, какая память у человека!

-А что за модель была? - осведомился Костя.

-Т-90.

-Лучше бы ‘Абрамс’. Он лучше распиарен, хотя и говно. Взял бы ‘Леопард’. Лучший танк в мире.


Друзья выпили коктейль и собрались к поезду. Вагоны были поданы тут же. Они были зеленые, веселые, и Аня тотчас позабыла свой сон. Реальность была куда более оптимистична.

-У меня - девятый вагон, - сообщил Саша Петькин.

-А у нас - шестой, - сказал Костя.

Так, на время, они разошлись.

Аня еще несколько раз обернулась - будто вслед известному актеру, у которого нужно было взять автограф, но что-то не получилось.

Дверь открыл добродушный пузатый проводник. У него на лице было написано, что многие вещи в этом мире ему глубоко по барабану. Он делал свою работу автоматически. Все остальное не имело значения. Казалось, все в мире и должно быть таким.

Он закурил, и, держа подмышкой флажки, смотрел куда-то вдаль, хотя дали-то никакой и не было.

-Ничего не забыли? - осведомилась Аня.

-Нет, ничего, - ответил Костя.

В вагоне у них было двуместное купе с цветком на окне, радио и телевизором. Костя был готов сделать все для Ани. И даже природная его медленность этому, казалось, не мешала. Но что думала об этом Аня?

На самом деле, если б чего она захотела, ее бы было не удержать. До Кости у нее был роман с сорокалетним мужчиной, учителем музыки. Костя то ли знал об этом, то ли нет - на самом деле, она парой слов обмолвилась ему об этом, только мужчине в ее рассказе было лет 30, и их роман был мимолетным. Хотя, конечно же, все это было не так. Роман их длился пять лет, еще со школы. Аня первой пришла к нему, заявив: ‘Я - Ваша навеки’.

Теперь она не вспоминала об этом.

Но, возможно, это было лишь внешним - ведь Аню тянуло к мужчинам старше себя, и, порой она сама понимала - что сознательно останавливает себя.

Костя же, даже вопреки своему характеру, после встречи с Сашей Петькиным вдруг как-то ожил. Он ощущал: что-то не в порядке. Нужно следить. Если что-то пойдет не так, между ними может что-то возникнуть, и он тогда останется не у дел.

-Хорошее купе, - произнесла Аня, - никого нет. Можно всю дорогу спать, или книжки читать.

-Да, - согласился Костя.

-А Саша - в плацкарте едет?

-Да. А ему нравится. Он там будет паркуром заниматься по плацкарту. Туда-сюда. Туда-сюда. Найдет слушателей, будет им реп читать. Ему как раз это и нужно. А, ну рассказ свой еще прочтет.

-Ты это без зла говоришь?

-Да. Без всякого.

-А-а-а-а.

-Нет, правда. А чо мне?

-А знаешь, а мне кажется, что со злом.

-Ну честно, это тебе кажется.

-Ну и ладно. Будешь ‘пепси’?

-Да.

Аня любила всякие разные модные напитки. Она также не могла терпеть грязных рук. Некоторые даже считали, что у нее мания - при любом удобном случае она бежала к раковине, чтобы вымыть руки. Так было и теперь. Она, собралась было, в туалет, прихватив с собой тюбик жидкого мыла и полотенца, но Костя ее остановил:


-Сейчас все туалеты закрыты. Как только покинем санитарную зону, откроют.

-Что же делать?

-Не знаю.

-Я столько всего трогала! Поручни. Дверные ручки! Представляешь, сколько может быть микробов! Бацилла! Да ты вообще легкомысленен на счет этого!

-Что еще?

-Да что же ты, Костя? И этого достаточно.

-Хорошо. Протри руки влажной салфеткой.

-А, точно. Салфетки! Хотя, от салфеток, не тот эффект. Ты знаешь, что проводился анализ гигиенических салфеток, и было выяснено, что мытье рук в 150 раз эффективнее протирания!

И вот, Аня протерла руки влажной салфеткой, и все было теперь хорошо. В-общем - хорошо. Ведь могло быть и 15о раз лучше! Поезд тронулся. Мимо потянулись привокзальные сооружения, ряды гигантских алюминиевых бочек, запасные колеса, маневровые тепловозы, семафоры и прочие обязательные атрибуты железнодорожной жизни. Локомотив подал сигнал.

-Как хорошо, - произнесла Аня, -а знаешь, я решила поспать.

-А как же руки? Ты же протерла, но не помыла! А надо помыть.

-И тебе надо помыть.

-А я ничего не трогал.

-Не рассказывай. Протирай.

-Ладно.

-Ну ты меня разбудишь, когда мы выедем из Москвы. Я с полчасика посплю, а ты меня разбудишь, ага? Правда же, Костик?

-Хорошо.

Костя, на самом деле, был рад такому повороту. Он боялся, что Ане вдруг вздумается встретиться с Сашей. Под каким-нибудь предлогом. Хотя, никакого предлога и не было, да и все это были лишь домыслы. Он вынул из спортивной сумки mp3 плеер, включил радио, выбрал канал и ни о чем не думал. Костя вообще любил ни о чем не думать.

Когда Аня заснула, он решил ее не будить. Сам же отправился в вагон-ресторан за минеральной водой, так как от ‘пепси’ уже не на шутку першило в горле.

С минуту он простоял у окна. Поезд набирал обороты, продвигаясь внутри каких-то технических зон. Косте представился сюжет из альтернативного бреда Саши Петькина, танк ‘Т-90’, окруженный со всех сторон немецкими ‘тиграми’, и он усмехнулся. Поезжай, мол, Саша, там от тебя и щепки не оставят.

Он шел два вагона. Радио в плеере тараторило, но Костя не слушал. Его интересовало совсем другое. Но он сам не мог понять, что же это. Так бывает с людьми, когда подсознание пытается что-то подсказать , но они не могут дешифровать это тайное чувство.

Это словно закодированная строка.

В тамбуре следующего вагона Костя остановился, глядя, как за окном потянулись зеленые сады пригорода. Он, было, закурил, но передумал. У Кости была с собой пачка сигарет, но он не курил, а так - баловался, за компанию, и - очень редко. И вообще, именно Аня и приучила его к эпизодическому употреблению никотина.

Эта пачка лежала у него в кармане уже две недели - невостребованная.

Он стоял и смотрел на убегающую зелень, пытаясь понять, что же его взволновало. Так бывает, например, когда у человека есть какие-то долги, и это продолжается довольно долго. В определенный момент, он уже не понимает, в чем же суть тревог - он начинает вздрагивать безо всякой причины. Кажется, что весь мир на тебя наступает. Чувство, подобное этому, вдруг пришло к нему. Он сосредоточился, пытаясь справиться сам с собой.

-Ну чо, едем? - спросил его парень рабочей наружности, лет тридцати, небритый, в спортивном костюме.

-Угу, - ответил Костя словно сам себе.

-Да что там?

Костя услышал резкий запах спиртного.

-Куда мы едем? Ты хоть понимаешь, куда мы едем? Ничего ты не понимаешь? Ты думаешь, я это просто так говорю? Нет. Я все знаю. Братуха, дай прикурить.

Костя достал зажигалку. Лицо парня было сухим и вытянутым, и где-то в уголках глаз виднелись какие-то странные тени. Впрочем, на лице у любого человека, даже у хронического алкоголика, что-то есть. Это нужно лишь суметь увидеть.