Джуди одарила его яростным взглядом и заспешила наверх. В комнате она выбрала платье, которое Марчелло еще не видел, и уже собиралась было надеть его, как вдруг раздался стук в дверь.

— Да, — осторожно отозвалась Джуди.

— Это я. — На пороге стояла дочь.

— О… — Мать так хотела избежать этого разговора, по крайней мере пока, но Лесли явно не желала ждать.

— Входи.

Дочь вошла, прикрыв за собой дверь. Внезапно она показалась Джуди маленькой и беззащитной. Губы девушки были слегка поджаты, а карие глаза словно в чем-то обвиняли.

— Кто он? Ты не говорила нам, что путалась с каким-то испанцем. И держу пари, я знаю, почему ты умолчала о нем. Ты хоть что-нибудь о нем знаешь? Мне кажется, он думает, что ты богатая вдова. И этот мистер похож на парня, который ухлестывает за тобой исключительно из корыстных целей.

— Лесли! — Джуди раздраженно хмыкнула. — У него намного больше денег, чем у меня и…

— О, ты так наивна! — бросила Лесли. — Такие мужчины ездят на курорты именно из-за женщин, подобных тебе. Я хочу сказать… Да ты только посмотри на него!.. Загар, солидные золотые часы от Картье и эта одежда знаменитых кутюрье. Его костюм от Армани, мам! Это, должно быть, стоит целое состояние. И он слишком хорошо выглядит. Что-то тут не так. Он весь — фальшивка.

— Поверь мне, Марчелло может позволить себе костюм от Армани. Он — владелец отеля, в котором я останавливалась, — сказала Джуди, глядя на изумленную девушку.

— Ты шутишь!

— Нет. И к тому же его отель — один из самых роскошных там. В нем около шести бассейнов в садах и частный пляж.

— И… он владелец всего этого? — Лесли все еще не могла поверить.

— Не только этого. Марчелло строит еще один отель, роскошный отель — спорткомплекс. Так что забудь о том, что он преследует меня из-за страховки твоего отца или магазина. — Джуди посмотрела на часы. — А теперь я хочу переодеться. Выйди, Лесли.

Дочь пристально смотрела на нее.

— Тогда что же он нашел в тебе?

— Иди, дорогая, — повторила Джуди, злясь и смеясь одновременно. Она взяла дочь за плечи и мягко выставила из комнаты.

У нее ушло десять минут на приготовления, Джуди стояла у зеркала, неуверенно глядя на свое отражение.

Конечно же, дочь была права. Что Марчелло нашел в ней? Что он мог хотеть от сорокалетней матери двоих детей, которая вовсе не была утонченной и остроумной, красивой или богатой?

Когда Джуди думала об этом, ее голубые глаза становились похожи на вечернее небо. Она не могла найти ответа ни на один вопрос. Чего она хотела от испанца? Хотя бы это известно? Нет. Это — тоже загадка. Джуди перевела дыхание и отвернулась от зеркала. Впрочем, она хотела его. Вот тут сомнений не было. Может, и Марчелло известно только это?..

Джуди спускалась по лестнице, а внизу стоял Марчелло, не отрывая любящих глаз от своей женщины — единственной. Она отвечала ему многообещающим взглядом. У любви свои каноны и доводы, неподвластные объяснениям.

Дети наблюдали за ними из гостиной. Они казались сбитыми с толку, не одобряющими всего происходящего, обеспокоенными. Лесли и Роберт любили мать, как никого на свете, боялись, что ей могут причинить боль. Но она и сама этого боялась. И все же иногда стоит кинуться в омут, тем более — в омут любви.

— Я готова, — звонко проговорила Джуди, беря протянутую руку Марчелло Гомеса.

Они вместе вышли в тишину весеннего садика. Настроение поднималось от сладкого, дурманящего запаха гиацинтов. Теплый вечер не спешил уступать место холодной ночи. Жизнь была загадочна и полна надежд…