Высоко в небе, каркая, пролетела стая ворон, кусочек солнечного блина выглянул из-за серых туч. Виктор сплюнул на землю и начал раздеваться. Обряд надо было пройти обнаженным.

«Наверное, градусов восемь, не больше; вот подхвачу пневмонию и склею тут тапки, во глубине сибирского леса. Эээх, ладно, была не была, где только наша не пропадала».

— Ну, Витя, с богом или, точнее, с богами — у язычников их много. Сегодня редкое событие: за последнее время в деревне родилось лишь два воина, способных без вреда для организма стать берсерками, да вот ты еще. Вечером будет большой праздник. — Негошин хлопнул Виктора по спине и отошел в сторону.

Протяжный вой костяной трубы возвестил о начале инициации. Виктор и двое обнаженных юношей встали в центре деревенской площади. Яромир жестом опустил их на колени и некоторое время ходил вокруг них, шепча заклинания, в которых Семенов с трудом угадывал знакомые слова.

Наконец Яромир остановился и ножом срезал у каждого небольшую прядь волос. Затем кинул волосы в потрескивающий костер и воздел руки к небу. На небе неожиданно сверкнула молния.

— Даждьбог и Перун, оба здесь! — зашелестели собравшиеся.

Яромир вызвал из толпы несколько помощников. Они подвели Виктора и ребят к столбам и заковали их в цепи.

Неожиданно Яромир достал из-под домотканой рубахи три шприца с мутным содержимым. Виктор попытался рвануться, забыв, что он уже намертво прикован к столбу. Трое воинов прижали его напряженное тело к дереву, а Яромир, сурово посмотрев на него, вкатил ему содержимое шприца прямо в вену.

«Ну, все, — отчужденно подумал про себя Виктор. — Прощай, белый свет!» Солнце над ним вдруг стало черным, и он потерял сознание…

…Очнулся Семенов в другом мире. Да и ощущал он себя уже далеко не Семеновым. Все осталось позади — власть, Россия, Светлана… Сейчас он был зверем, который хотел рвать и убивать, а вокруг него скопились жертвы, в податливые тела которых так легко вонзить зубы, которым так хочется вырвать сердце и сожрать его еще теплым.

Виктор издал рык и дернулся, но даже его новой могучей силе были неподвластны крепчайшие цепи. Он снова рванулся, но тщетно.

Внезапно Виктор увидел еще одного зверя. На него надвигался огромный бурый медведь, это был достойный противник. Виктор рванулся вперед и почувствовал, что он свободен, кто-то успел снять с него оковы.

Медведь встал на задние лапы, и Семенов тут же ринулся в атаку. Он был быстрее медведя, но тот мог прикончить его одним ударом огромной лапы.

Виктор прыгнул вперед, потом в сторону, увернувшись от удара бурого хищника, и сам нанес мощный удар в его брюхо.

Медведь взревел от боли, встал на четвереньки, и полутонная масса устремилась на Семенова. Он подпрыгнул вверх, развернулся в воздухе и, приземлившись на холку медведя, ударил его точно в ухо, разорвав барабанную перепонку. Хищник снова заревел и стряхнул Виктора наземь. Семенов тут же вскочил на ноги и ловко ушел от удара лапой. Медведь поднялся на задние лапы, и его острые зубы лязгнули у Семенова над ухом.

Виктор снова ударил медведя в живот, а руками ухватил косолапого за пасть, рванув ее в разные стороны. Медведь захрипел и вскоре затих с разорванной от уха до уха головой. Виктор торжествующе вырвал из него кусок мяса и воздел над собой. В его гортани клокотал клич победы первобытного воина.

Вдруг он почувствовал, как в его мозг отчаянно пытается пробиться человек, как последние силы покидают его, и он снова потерял сознание.

И тут в замутненном мозгу выплыла яркая картинка одного эпизода из прошлого.

Виктор отчетливо вспомнил тот день, когда впервые убил человека…

В ту далекую пору светлой советской юности, когда юный Витек Семенов ехал в Афганистан, он ощущал себя всемогущим неуязвимым воином. А как могло быть иначе? В армии Семенов сразу стал отличником боевой и политической подготовки — из 20 человек в первой группе спецназовцами сумели стать лишь 4 человека, в том числе и он.

Виктор безупречно прошел полосу препятствий, и длительный кросс по пересеченной местности калужского леса никак не отразился на его богатырском дыхании. Виктор не очень-то любил бегать, но со временем он научился отвлекаться и думать о своем. В этот раз он представлял себя молодым спартанским царем, которого властный отец бросил в дикий лес, а после испытания его ждет награда — жрецы-эфоры признают принца полноценным наследником, а стройная чернокудрая дочь знатного горожанина отдаст ему свою любовь.

Вот и финиш — поляна, вдоль которой стоят его инструктора и командиры подразделений спецназа, а на самой поляне — пятеро здоровенных спецназовцев со сбитыми до крови костяшками. Сейчас его ждет самый серьезный экзамен. В драке их не победить, главное — показать свой дух и не сдаваться, пока инструктор не даст команду прекратить избиение будущего спецназовца. Виктор замедлил бег, отдышался и ступил на поляну.

— Давай, не боись! — протянул ему руку плечистый крепыш с железными зубами. Но Виктор не дал себя провести, он слышал от других ребят об этом коварном приеме. Стоит протянуть руку в ответ, и ты получишь болевой прием или удар.

Семенов сделал вид, что хочет пожать спецназовцу руку, а сам неожиданно лягнул его ногой в живот.

— Суу-ук-ааа! — шумно выдохнул крепыш и осел на землю. Виктор, не теряя времени, ударил его кулаком — по костяшкам царапнули железные зубы. Тут же на Виктора набросились еще двое. Грамотно перемещаясь, Семенов старался, чтобы парни не могли его окружить, кто-то один непременно оказывался позади другого.

Виктор всегда обладал сильным нокаутирующим ударом, это был его дар свыше. Спустя несколько мгновений ему удалось точно попасть в голову каждого из противников, и оба как подкошенные рухнули на поляну. В этот момент его атаковали последние двое. Эти были хитрее — один сумел ухватить Семенова за ноги и свалить на землю, другой ударил ногой по голове.

Виктор поплыл, но успел увернуться от второго удара и, двумя руками обхватив ногу противника, повалил его рядом с собой.

— Хааароош! — зычно скомандовал один из офицеров. — Все, этого берем.

Тяжело дыша, Виктор поднялся и сплюнул кровавую слюну. К нему подошел высоченный усач.

— Молодец, сынок, не ожидал.

— Да уж, крепкий сучонок, — улыбнулся оклемавшийся железнозубый. — Добро пожаловать в элиту!

В первые же месяцы Виктор настолько хорошо проявил себя по всем дисциплинам, что его перевели в спецназ ФСБ, где уже готовили не просто бойцов, но будущих суперменов и командиров.

…Через три месяца учебки Виктор полетел в Афганистан. Негостеприимная восточная страна встретила его палящим зноем. Сын северных лесов первое время изнывал от испепеляющего солнца, но постепенно привык к нему.

Около двух недель молодые спецназовцы бездельничали на базе. А в один прекрасный и, как обычно, жаркий день их взвод забрали вертолеты.

— Ссаа-лаа-гии! Приготовиться к высадке, проверить оружие и бронежилеты, — зычно скомандовал командир. — Объясняю диспозицию один раз. Повторять не буду: кто прослушал, тот труп. Там, внизу, десантура попала в засаду: духи напали с гор, окружили и палят по нашим парням из автоматов и гранатометов. Нас выкидывают позади духов, и мы вступаем в бой, с вертолетов нас прикроют. Наша задача — разметать духов и заставить отступить, дав десантуре выход из окружения. Всем все ясно? Не слышу, салаги?

— Так точно, товарищ старший лейтенант! — гаркнули спецназовцы. Из всего их взвода успели понюхать пороху только два человека. Остальные, несмотря на подготовку, заметно мандражили. Вертолеты зависли за горой, из-за которой слышались выстрелы и разрывы гранат.

Взвод быстро рассредоточился и гуськом стал обходить гору. Впереди сверкали чалмы душманов. Душный вязкий воздух вспорол стрекот вертолетов, которые залили долину смертоносным свинцом, отчего многие чалмы рухнули в пыль, обагренные кровью, а вертолеты скрылись за горами, уходя от очередей афганских пулеметов. Как только духи снова сгруппировались, их атаковали спецназовцы. Виктор бежал в середине строя, постреливая в сторону противника очередями. Духи открыли ответный огонь, и он укрылся за огромным камнем. Как только стрельба поутихла, он осторожно выглянул из своего укрытия и… оказался нос к носу с чернобородым детиной в белой рубахе до колен. Детина ухватился руками за ствол автомата и вырвал его из рук Виктора, но и сам не удержал оружие в руках, и оно со стуком упало на камни.

Душман с истошным криком взмахнул огромным тесаком и прыгнул на Семенова. Тренировки в зале самбо не прошли даром. Виктор успел перехватить его руку и, уперевшись ногой в живот врага, упал на спину, перебросив духа через себя. Гигант шумно рухнул в пыль. Семенов выхватил из берца свой нож и, развернувшись, что есть силы, швырнул его в афганца. Широкое лезвие по рукоять вошло в грудь духа, он со свистом выпустил воздух, а белая рубаха мгновенно окрасилась алой кровью.