«…рождаются раз в столетие».

Герман Брох

«Искусство Кафки вынуждает вновь и вновь перечитывать его произведения… Мы подходим здесь к границам человеческого мышления».

Альбер Камю

«Пока люди будут читать, они будут читать Кафку».

Хорхе Луис Борхес

Такие дела. Ну, вам, наверное, уже пора? Да и мне, пожалуй. Да-да, в живую жизнь, конечно. И все же что-то, мне кажется, могло вас здесь удивить или заинтересовать: в этих пространствах Кафки странно, но интересно. Нет-нет, разумеется, я понимаю, я ни в чем вас не убедил — так, посидели на кухне, поговорили. И замечательно! Несогласие с чужим прочтением — это уже шаг к собственному, а лиха беда… в смысле — в добрый путь. (Тот маленький рассказ «В путь» кончается словами: «Ведь это, к счастью, и в самом деле чудовищное путешествие».) Впрочем, отправляться в этот путь никто не обязан. Без Кафки можно прожить. И без Равеля можно, и без Леонардо. Просто ваша жизнь могла быть побогаче, а будет победнее. Вы согласны? Да еще и те, которые ничего на самом деле в этих равелях не смыслят, но звон слышали, будут чувствовать свое превосходство над вами — и с усмешкой его демонстрировать. Ладно, бог с ними. Никто не знает, для чего читать Кафку; даже, кажется, и вопрос этот «для чего?» из какого-то другого пространства. Но ведь не для того же, чтобы кому-то что-то демонстрировать. А тогда все-таки — для чего? Ну, может быть, для души. Вы согласны?

Г. Ноткин

Примечания

1

В состав наследия Кафки входят восемь маленьких голубых тетрадей ин-октаво (как вспоминает М. Брод, такие тетрадки в гимназии они называли «словариками»). Эти тетради относятся к периоду 1917–1919 годов и вначале ведутся параллельно с одиннадцатой и затем двенадцатой «большими» дневниковыми тетрадями ин-кварто, но с ноября 1917 по июнь 1919 года Кафка дневник не вел, и «голубые тетради» заполняют, таким образом, возникшую лакуну. Однако, как отмечает Брод, в этих тетрадях почти нет «подневных» заметок, даты встречаются редко, события личной жизни и разного рода будничные происшествия везде лишь обозначены немногими словами (записанными к тому же более мелким почерком, чем как бы подчеркивается незначительность содержания), и большая часть записей — это наброски художника, фрагменты рассказов, афоризмы, размышления, небольшие законченные новеллы, а также неоконченная пьеса «Сторож склепа».

То есть тетради ин-октаво — это, по существу, творческие записные книжки писателя. По этой причине М. Брод не включил их в том дневников, а перенес в том произведений из наследия.

(обратно)

2

В первой тетради, помимо представленных текстов, содержатся также известные рассказы — такие, например, как «Шакалы и арабы», «Мост», «Егерь Гракх», «Всадник на ведре».

(обратно)

3

Продолжение рассказа «Всадник на ведре».

(обратно)

4

Черновик письма писателю и историку литературы Паулю Виглеру, выпустившему во время войны избранные письма Бетховена и Шопенгауэра. «У. В.» в начале письма — «Уважаемый Виглер».

(обратно)

5

Набросок к рассказу «Новый адвокат».

(обратно)

6

1.11, 1.12. Рассказ «Воззвание».

(обратно)

7

1.14, 1.15, 1.17. Варианты к рассказу «Воззвание».

(обратно)

8

Имеется в виду книга Ludwig Richter «Lebenserinnerungen eines deutschen Malers» (Людвиг Рихтер. «Воспоминания немецкого художника»).

(обратно)

9

После записи 1.18 Кафка набрасывает первый вариант состава сборника «Сельский врач»: «На галерке», «Кастовый дух» (по-видимому, это вариант заглавия рассказа «Посещение шахты»), «Всадник на ведре», «Всадник» (возможно — вариант заглавия рассказа «Соседняя деревня»), «Купец» (возможно — вариант заглавия рассказа, опубликованного Бредом под заглавием «Сосед»). Далее следует, как отмечает Брод, трудночитаемый черновик письма неизвестному адресату (возможно, это врач-натуралист из Варнсдорфа Шнитцер); Брод уверен, что речь в письме идет о сестре писателя Оттле [Заметим, что если Брод прав, то возраст сестры в письме указан неточно] в сельскохозяйственных экспериментах которой Кафка, подолгу гостивший у нее в Цюрау и затем в Плане, принимал живое участие, по крайней мере в качестве пациента-испытателя. Вот этот текст:

«У меня есть сестра двадцати семи лет, здоровая [одно слово не прочитывается], веселая, осмотрительная и все же достаточно уверенная в себе — между прочим, уже несколько лет строгая вегетарианка в недрах плотоядной семьи. До сих пор она была занята в деле родителей, однако теперь под влиянием ряда внешних и внутренних причин хочет осуществить свое старинное желание, а именно попробовать себя в агрономии. Она хочет закончить какие-нибудь сельскохозяйственные курсы и затем подыскать себе соответствующее место. Вы, с Вашим огромным опытом и кругозором, несомненно, могли бы дать хороший совет, который имел бы для нее решающее значение. Очень прошу Вас об этой дружеской услуге».

(обратно)

10

Брод указывает, что для датировки этой тетради, то есть определения ее в качестве второй, решающим явилось то обстоятельство, что содержащийся в ней рассказ «Доклад для академии» в ноябре 1917 г. уже был опубликован (см. прим. 3.6). Помимо этого рассказа и фрагментов к нему, во второй тетради содержатся: рассказ «Сосед» (у Кафки он записан без заглавия), рассказ «Химера» (заглавие авторское) и фрагмент к рассказу «Егерь Гракх».

Рассказ «Егерь Гракх» написан в декабре 1916 г.; впервые опубликован в 1931 г. Существенно отличающийся от основного текста фрагмент написан в апреле 1917 г.; впервые опубликован в 1937 г.

Собственно запись 2.1 — вариант к рассказу «Химера».

(обратно)

11

Третья и четвертая тетради содержат отдельные датированные записи, благодаря этому мы знаем, что они сделаны в Цюрау, где Кафка жил у сестры, восстанавливая силы после первого легочного кровотечения. Из записей этого периода он позднее отберет и выпишет на отдельные листки те афоризмы, которые Брод опубликует под заглавием «Рассуждения о грехе, страдании, надежде и пути истинном», оставив их в то же время в корпусе текстов «голубых тетрадей» для сохранения контекстуальных связей.

(обратно)

12

В оригинале: «Furcht vor der Nacht: Furcht vor der Nicht-Nacht».

(обратно)

13

Вторая и третья фразы записи 3.5 — это афоризм № 1 из «Рассуждений…».

(обратно)

14

В октябре 1917 г. в редактируемом Мартином Бубером журнале «Der Jude» появился рассказ Кафки «Шакалы и арабы»; в ноябре — рассказ «Доклад для академии».

(обратно)

15

Вторая фраза записи — афоризм № 2.

(обратно)

16

После слов «В постели» идет афоризм № 3.

(обратно)

17

Рассказ, опубликованный Бродом под заглавием «Железнодорожные пассажиры».

(обратно)

18

Афоризмы № 4, № 5 и № 6.

(обратно)

19

Первые две фразы записи — афоризмы № 7 и № 8.

(обратно)

20

Вариант рассказа «Будничное происшествие».

(обратно)

21

Рассказ «Правда о Санчо Пансе».

(обратно)

22

Афоризмы № 9 и № 10.

(обратно)

23

Афоризм № 11/12.

(обратно)

24

Рассказ «Молчание сирен».

(обратно)

25

Рассказ, опубликованный Бродом под заглавием «Общество мошенников».

(обратно)

26

Афоризм № 13.

(обратно)

27

Афоризм № 14.

(обратно)

28

После даты — афоризмы № 15 и № 16.

(обратно)

29

Как поясняет М. Брод, в оригинале употреблен областной глагол «hutzen», означающий «сидеть вместе и болтать обо всем на свете».

(обратно)

30

Афоризм № 17.

(обратно)

31

Афоризм № 18.

(обратно)

32

Афоризмы № 19 и № 20.

(обратно)

33

Блюэр Ганс (1888–1955) — немецкий писатель, прославившийся своим антисемитизмом; Таггер Теодор (1891–1958) — австрийский писатель. Оба автора упоминаются и в «Дневниках» Кафки.

(обратно)

34

Афоризмы № 21, 22, 23, 24 и 25.

(обратно)

35

Афоризмы № 26, 27 и 27*.

(обратно)

36

Афоризмы № 28, 29 и 29*.

(обратно)

37

Афоризм № 30.

(обратно)

38

Афоризмы № 31, 32, 33 и 34.

(обратно)

39

Из противоречия (лат.).

(обратно)

40

Афоризмы № 35, 36 и 37.

(обратно)

41

Афоризм № 38.

(обратно)

42

Афоризм № 39а.

(обратно)

43

Афоризмы № 39б и № 40.

(обратно)

44

Афоризм № 41.

(обратно)

45

Вторая фраза записи — афоризм № 42.

(обратно)

46

Афоризмы № 43, 44 и 45.

(обратно)

47

Афоризм № 46.

(обратно)

48

Афоризм № 47.

(обратно)

49

Афоризмы № 48 и № 49.

(обратно)

50

Афоризм № 50.

(обратно)

51

Афоризм № 51.

(обратно)

52

Афоризмы № 52, 53, 54, 54*, 55, 56, 57 и 58.