– Спасибо, – выдавил он из себя.

– Артас, я оставляю его тебе. – Теренас успокаивающе сжал плечо Вариана и удалился, закрыв за собой дверь.

Два мальчика уставились друг на друга. Артас не мог подобрать слов, в голове было совсем пусто. Неловкая пауза затянулась. Наконец, Артас пролепетал:

– Я сожалею о твоем отце.

Вариан вздрогнул и отвернулся, подойдя к огромным окнам, открывавшимся на озеро Лордамер. Снег, который все утро грозил хлынуть настоящим снегопадом, наконец-то пошел, мягкими хлопьями падая вниз, тихо покрывая землю белым одеялом. Плохо, в ясный день отсюда можно было увидеть всю дорогу, до самой крепости Фенриса на другом берегу озера.

– Спасибо.

– Полагаю, он благородно погиб в битве, изо всех сил защищая свой народ.

– Он был убит, – голос Вариана был груб и бесчувственнен. Потрясенный, Артас развернулся, чтобы взглянуть на него. На его лицо, которое теперь Артас видел в профиль, падал холодный свет зимнего дня – оно было до ужаса невозмутимым. Но в его глазах, налитых кровью и переполненных болью, все равно горела жизнь. – Близким другом. Она уговорила поговорить с ней наедине. И тогда она убила его. Нанесла удар прямо в сердце. Предательница.

Артас замолк. Сложно было принять даже смерть в бою, а уж это...

Инстинктивно он схватился за руку принца.

– Я вчера видел, как родился жеребенок, – сказал он. Это казалось глупым, но это все, что сейчас пришло ему в голову. – Когда погода прояснится, я возьму тебя с собой, посмотришь на него. Он просто чудо.

Вариан долго смотрел на него. По его лицу проскальзывали то недоверие, то благодарность, то тоска, то понимание. Вдруг карие глаза залили слезы, и Вариан отвел взгляд. Он обхватил себя руками и согнулся, плечи задрожали, и он зарыдал, едва сдерживая стон. Горючие слезы, как мучительная дань отцу, королевству, да и всей прошлой и теперь потерянной жизни, лились по его щекам. Артас сжал его руку – она была как камень.

– Ненавижу зиму, – всхлипнул Вариан, и в этих двух словах была вся его боль, ее глубина поразила Артаса. Он не мог не то что помочь, но даже смотреть на его страдания. Он опустил руку, отошел и посмотрел в окно. А за ним все еще падал снег.

ГЛАВА ВТОРАЯ


Артас был разочарован.

Он был уверен, что после известий об орках он, наконец, начнет серьезную военную подготовку. И неплохо было бы, если бы вместе со своим новым другом – Варианом. Но все было совсем не так. На войну против Орды ушли все, кто мог держать в руках меч, даже кузнецы. Вариану было жаль своего юного друга, и он решил ему помочь. В конце концов, он вздохнул и сочувственно посмотрел на Артаса.

– Артас, я не хочу, чтобы это прозвучало грубо, но…

– Но я просто ужасен.

Вариан поморщился. Оба были в оружейном зале, устроив тренировочный бой, надев шлемы, кожаные доспехи и держа в руках деревянные мечи. Вариан подошел к стойке, поставил меч и, сняв шлем, заговорил:

– Я просто удивился, ты ведь такой сильный и быстрый.

Артас погрустнел; зная Вариана, он понимал, что принц просто-напросто пытался смягчить удар. Он угрюмо последовал его примеру, повесив меч и расстегнув снаряжение.

– В Штормграде мы начинаем тренироваться еще совсем маленькими. В твоем возрасте у меня уже была своя собственная броня.

– Не сыпь соль на рану, – проворчал Артас.

– Извини, – Вариан ухмыльнулся ему, и Артас неохотно улыбнулся в ответ. Хотя их первое знакомство было не очень радостным, Артас заметил, что Вариан был крепок духом и старался смотреть на вещи позитивно. – Я лишь удивляюсь, почему твой отец не сделал так же.

Артас знал.

– Он пытается защитить меня.

Вариан притих, снимая свою броню.

– Мой отец тоже пытался защитить меня. Не вышло. Жизнь распорядилась по-другому.

Он взглянул на Артаса.

– Меня учили сражаться, а не учить сражаться. Я могу и покалечить тебя.

Артас покраснел. То, что он покалечит Вариана, было из ряда фантастики. А тот, видя, что он только еще больше расстраивает мальчика, похлопал его по плечу.

– Вот что я тебе скажу. Когда с войны вернется тот, кто сможет заняться тобой, я пойду и поговорю с королем Теренасом. Уверен, ты когда-нибудь надерешь мне задницу.


Война, наконец, закончилась, и Альянс вышел из нее победителем. Лидер Орды, могучий Оргрим Молот Рока, был в цепях привезен в Столицу. На Артаса и Вариана, следивших за процессией, он произвел сильное впечатление. Туралион, молодой паладин, одолевший Молота Рока, который убил доблестного Андуина Лотара, проявил милосердие; Теренас, добрый в душе человек, поддержал его и запретил избивать тварь. Глумиться, освистывать – пожалуйста. Они видели орка, так долго угрожавшего их землям, а теперь беспомощного, осмеянного и оскорбленного, и это поднимало дух народа. Но пока что Оргрим Молот Рока был под защитой короля.

Впервые Артас увидел Вариана в гневе, и подумал, что не может винить мальчика. Если бы орки убили Теренаса или Утера, он не меньше его желал бы смерти этим уродливым зеленым тварям.

– Его надо убить, – прорычал Вариан, его глаза налились яростью, когда из-за парапета он смотрел, как Молота Рока вели ко дворцу. – И я хочу привести приговор в жизнь.

– Он идет в Подгород, – сказал Артас. Древние королевские гробницы, темницы, коллекторы и переплетающиеся переходы под дворцом получили свое собственное название, будто они не были частью дворца. В темном, сыром и грязном Подгороде находиться могли только заключенные да мертвецы, но почему-то нищих как будто тянуло сюда. В общем-то, если нет дома, то лучше переночевать там, чем отморозить себе ноги и руки; или если нужно что-то… не совсем законное, то найти это можно было именно здесь – даже Артас это прекрасно понимал. Время от времени стража спускалась вниз в безнадежной и абсолютно напрасной попытке вычистить темницы.

– Никто никогда не сбегал из Подгорода, – заверял своего друга Артас. – Он умрет в неволе.

– Слишком милосердно, – ответил Вариан. – Туралиону надо было убить его, пока была такая возможность.

Слова Вариана оказались пророческими. Полководец орков только казался сломленным презрением и ненавистью. Но это было далеко не так. Как слышал Артас, обманутые его подавленным состоянием, тюремщики слишком расслабились. Никто не знал, как сбежал Оргрим Молот Рока, может потому, что все свидетели были мертвы – он свернул шеи даже случайным прохожим. Правда, из тел стражников, нищих и воров – Молот Рока не делал различий – получался след, который вёл от широко распахнутой двери клетки к единственному безопасному пути – зловонной канализационной трубе. Вскоре Молот Рока снова был пойман и посажен в лагерь для интернированных. А когда он сбежал и оттуда, весь Альянс затаил дыхание, ожидая нового нападения. Но его не было. Либо Молот Рока, наконец, сдох, либо все это сломило его боевой дух.

С тех пор минуло два года, и теперь Портал Тьмы, через который в Азерот пришла Орда – портал, который Альянс запер в конце Второй Войны – мог снова открыться. Или уже был открыт. Артас не знал наверняка, потому что никто не озаботился тем, чтобы снабжать его свежими вестями. Несмотря на то, что он будущий король.

Был солнечный и теплый денек. Ему хотелось быть со своим новым конем, которого он назвал Непобедимым – жеребенком, рождения которого он был свидетелем в тот горький зимний день два года назад. Возможно, попозже он к нему сходит. А сейчас ноги сами несли его в оружейную, где он тренировался с Варианом. Перед Варианом ему было стыдно. Конечно, то, что он пренебрегал им, было не нарочно, но все равно это было больно.

Два года.

Артас подошел к стойке с деревянными мечами и взял один из них. В одиннадцать лет он резко вытянулся – по крайней мере, так говорила гувернантка, когда, рыдая, обнимала его и уверяла, что он “уже настоящий мужчина” и больше в ней не нуждается. Маленький меч, которым он тренировался в девять лет, теперь выглядел совсем по-детски. Он и правда был уже почти мужчиной, вымахав до полутора метров, и, скорее всего, вырастет еще больше, если пойдет в отца. Он поднял меч, раскачивая его из стороны в сторону, и внезапно ухмыльнулся.

Он двинулся на один из старых комплектов брони, крепко сжимая меч.

– Эй! – окликнул он его, представляя, что это одна из мерзких зеленокожих тварей, которые так долго были как бельмо на глазу для его отца. Он выпрямился во весь рост и приставил конец меча “к горлу” пустых доспехов.

– Думаешь пройти здесь, подлый орк? Ты на земле Альянса! Но на этот раз я проявлю к тебе милосердие. Уходи и никогда не возвращайся!