В тронном зале было куда теплее, чем во внутреннем дворе, несмотря на то, что это была большая мраморная палата с высоким купольным потолком. Даже в такие пасмурные дни, как этот, сквозь восьмиугольное окно в вершине купола проникал солнечный свет. На стенах горели факелы, отчего комната становилась теплее и одновременно приобретала рыжеватый оттенок. Сложный набор кругов, окружавших печать Лордерона, украшал пол, но сейчас узор было не видно из-за собравшихся людей, терпеливо ожидавших своей очереди для аудиенции с монархом.

На троне, украшенном драгоценными камнями, восседал король Теренас II. Его светлые волосы уже начали седеть на висках, а лицо слегка покрывали морщины: складок от улыбки было гораздо больше, чем борозд хмурого взгляда, что, в общем-то, было характерно не только для его внешности, но и для души. Он был одет в искусно вышитые одеяния синих и фиолетовых цветов, украшенные мерцающей золотой вышивкой, сверкающей от пламени факелов и блеска короны. Теренас немного наклонился вперед, внимательно вслушиваясь в рассказ человека, стоящего перед ним – мелкого дворянина, имя которого Артас сейчас не мог припомнить. Его глаза, сине-зеленные и полные решимости, всматривались в подданного.

Несколько секунд Артас просто стоял, смотря на своего отца и думая о том человеке, прибытие которого он собирался огласить. Он, как и Вариан, был сыном короля, принцем по крови. Но у Вариана теперь не было отца, и Артас чувствовал комок в горле от мысли, что и этот трон когда-нибудь опустеет, и в его честь раздастся древняя песнь коронации.

Во имя Света, пусть этот день настанет не скоро.

Почувствовав пристальный взгляд своего сына, Теренас посмотрел на вход в зал. Он на мгновение улыбнулся, но тут же вернул все свое внимание просителю.

Артас откашлялся и вышел вперед.

– Простите, что прерываю. Отец, они прибыли. Я видел их! Через час они уже должны быть здесь.

Теренас стал суровее. Он знал, кто эти "они". Он кивнул:

– Спасибо, сын мой.

Собравшиеся посмотрели друг на друга; почти все знали про этих "они", и потому направились к выходу. Теренас жестом остановил их.

– Нет. Погода ясная, а дорога чистая. Они придут, как смогут, и ни секундой раньше. А до тех пор, давайте продолжим нашу беседу, – он с сожалением улыбнулся. – У меня предчувствие, что с их появлением такие встречи, как эта, снова начнут проводиться еще не скоро. Так давайте, прежде чем это случится, постараемся разобраться со всеми делами.

Артас с гордостью смотрел на своего отца. Именно за это люди так любили Теренаса – и именно потому король закрывал глаза на "походы" сына в народ. Теренас искренне заботился о людях, которыми правил, и старался привить это чувство и своему сыну.

– Могу я пойти и встретить их, отец?

Теренас внимательно посмотрел на своего сына и покачал светлой головой.

– Нет. Думаю, будет лучше, если тебя на встрече не будет.

Артас почувствовал себя оскорбленным. Не будет на встрече? Ему же уже девять лет! С их союзниками случилось что-то страшное, и мальчик едва старше его будет на этой встрече, да еще и без родителей. Его внезапно охватила вспышка гнева. Почему отец пытается спрятать его? Почему ему не разрешают быть на такой важной встрече?

Хотя несогласие так и рвалось наружу, он ничего не сказал. Перед людьми он не стал бы спорить с отцом, будь тот хоть трижды неправ. Он глубоко вздохнул, поклонился и ушел.

Через час Артас Менетил благополучно устроился на одном из многих балконов, что вели в тронный зал. Он усмехался про себя; пока что он мог спрятаться, если кто-нибудь сунет сюда свой нос, осматривая помещение. Но был повод для беспокойств – еще год-два, и он будет уже слишком большим.

Но через год или два отец, наконец,поймет, что я имею право присутствоватьна таких встречах, и прятаться мне больше не придется.

Эта мысль ему понравилась. Он свернул плащ и, подложив его под голову как подушку, стал терпеливо ждать. В комнате было тепло от жаровен, факелов и накала между людьми, собравшимися в такой тесноте. От жара и убаюкивающего ропота голосов он начал клевать носом и чуть не уснул.

– Ваше Величество.

От мощного и сильного голоса Артас чуть не подскочил.

– Я Андуин Лотар, рыцарь города Штормград.

Они здесь! Лорд Андуин Лотар, Защитник Штормграда... Артас медленно встал и выпрямился, не забываясь и не вылезая из-за синей занавески, подвешенной над входом на балкон, и выглянул наружу.

В каждой пяди Лотара был виден воин, думал Артас, глядя на человека перед собой. Высокий, крепкий, одетый в тяжелые латы, хотя казалось, он к их весу был привычен. Притом, что на лице у него были густые усы и короткая бородка, макушка у него была лысая; то, что осталось на затылке, было связано в маленький "конский хвостик". Возле него стоял старик в фиолетовых одеждах.

Затем взгляд Артаса остановился на мальчике, который мог быть только принцем Варианом Ринном. Высокий, худой, но с широкими плечами, он казался слишком бледным и даже опустошенным. Артас вздрогнул, разглядывая его. Тот был всего на несколько лет старше, а выглядел потерянным, одиноким, напуганным. Когда к нему обращались, Вариан оживлялся и давал вежливый ответ. Теренас как никто другой знал, как заставить людей почувствовать себя уютно. Он быстро отозвал всех, оставив лишь несколько придворных и охранников, и поднялся со своего трона, приветствуя гостей.

– Пожалуйста, садитесь, – предложил он, а сам сел на верхнюю ступеньку у трона. С отеческой заботой он подозвал Вариана. Артас улыбнулся. Никем незамеченный, молодой принц Лордерона наблюдал и слушал, и звуки голосов, доносившиеся до него, рассказывали невероятные вещи. Но, видя воина Штормграда и даже более – бледного будущего короля великого царства, – Артас, скрепя сердце, признал, что это никакая не шутка и не выдумка; все это было ужасной правдой.

Собравшиеся люди говорили о каких-то тварях, "орках", которые смогли захватить уже весь Азерот. Огромная, зеленокожая, клыкастая и кровожадная "Орда" текла по земле неудержимым потоком.

– Их хватит, чтобы покрыть всю землю от одного берега до другого, – зловеще рассказывал Лотар.

Именно эти чудовища напали на Штормград и обратили его жителей в бегство – или убили, как догадался Артас. Ситуация накалилась, когда кто-то из придворных, а может и не из них, в общем, неважно кто, посмел усомниться в словах Лотара. Воин вспылил, но Теренас разрядил обстановку и окончил встречу.

– Я созову королей соседних государств, – сообщил он. – Это касается всех нас. Ваше Величество, я предлагаю вам свой дом и защиту, пока вы в них нуждаетесь.

Артас опять улыбнулся. Вариан останется с ним, во дворце. Было бы неплохо подружиться с мальчиком голубой крови. Он хорошо общался с Калией, на два года старше его, но она же была девчонкой, и, хотя ему было весело с Джаримом, он понимал, что не всегда сможет приходить к нему. Вариан же был принцем, как и Артас, и они могли хоть драться, хоть ездить верхом...

– Вы предлагаете нам готовиться к войне, – голос отца резко оборвал все его мечты, и настроение у Артаса вновь стало скверным.

– Да, – ответил Лотар. – К войне не на жизнь, а на смерть за всю нашу расу.

Артас с трудом сглотнул и выскользнул с балкона также тихо, как и пробрался туда.

Как Артас и ожидал, немного позже принц Вариан показался в комнате для гостей. Мальчика сопровождал сам Теренас, мягко держась рукой за его плечо. Может, он и не ожидал увидеть здесь сына, но виду не подал.

– Артас. Это принц Вариан Ринн, будущий король Штормграда.

Артас поклонился ему как равному по статусу.

– Ваше Высочество, – сказал он, соблюдая нормы этики, – добро пожаловать в Лордерон. Мне жаль, что обстоятельства вашего приезда не были более радужными.

Вариан не менее изящно поклонился ему.

– Как я уже говорил королю Теренасу, я благодарен за ваше дружелюбие и поддержку в столь сложное время.

Голос у него был напряженным, усталым и даже жестоким. Артас взял у него накидку, тунику и штаны, сотканные из рунной и магической тканей. Они были красиво сшиты, но выглядели так, будто Вариан проносил их всю свою жизнь, такими они были грязными. Лицо у него было чистым, но у висков и под ногтями была грязь.

– Я отправлю слуг, чтобы принесли еду и полотенца, горячую воду и бадью, и вы сможете привести себя в порядок, принц Вариан.

Теренас все еще обращался к мальчику на “Вы”; со временем это должно было пройти, но Артас понимал, почему король делал акцент на титуле. Вариан должен был понять, что он все еще уважаем, все еще из королевской семьи, даже если потерял все. Вариан сжал губы и кивнул.