На самом деле "чудо рождения" выглядело довольно мерзко, подумал Артас. Он и не предполагал, что будет так много… липкой гадости. Светлогривая заржала и напряглась, и, с пронзительным плачем, жеребенок увидел этот мир.

Тяжелая голова лошади упала на колени Артаса. Она закрыла глаза, стараясь отдышаться. Мальчик, улыбаясь, поглаживал влажную шею и густую косматую гриву, а потом посмотрел на Джарима и Джорума, занятых жеребенком. Сейчас в конюшнях было холодно, и с горячего влажного тела малютки валил пар. Отец с сыном насухо вытирали полотенцами и сеном жеребенка, и Артас почувствовал, как губы сами собой расплываются в улыбке.

Влажный, серый, с еще неокрепшими ногами и большими глазами, жеребенок озирался вокруг, щурясь от света тусклого фонаря. Большие карие глаза заметили Артаса. Ты прекрасен, подумал Артас, затаив дыхание. Тут он понял, что пресловутое "чудо рождения" и в самом деле было чудом.

Светлогривая начала переворачиваться. Артас подпрыгнул и прижался к деревянным стенам конюшни, чтобы животное не задело его. Мать и новорожденный сначала обнюхали друг друга, и Светлогривая принялась вылизывать свое чадо длинным языком.

– А, парень, да тебя как-никак потрепали? – заметил Джорум.

Артас посмотрел на себя, и сердце екнуло. Он был весь в соломе и лошадиной слюне. Но он просто пожал плечами.

– Похоже, придется по пути во дворец окунуться в сугроб, – смеясь, ответил он. Немного успокоившись, он сказал:

– Не волнуйтесь. Мне же уже девять лет. Я не ребенок. Я могу идти, куда за...

Вдруг послышались тревожное кудахтанье кур и ворчливый мужской голос. Лицо Артаса тут же помрачнело. Он распрямил свои маленькие плечи, предпринял неплохую, но, по большому счету, бесполезную попытку отряхнуть солому и вышел из сарая.

– Сэр Утер, – прочеканил он, будто бы говорил: "Я принц, и вам лучше не забывать об этом". – Эти люди были добры ко мне. Потому прошу вас, будьте аккуратнее и не топчите их птицу.

Или клумбу львиного зева, промелькнуло у него в голове, когда он взглянул на заснеженные кучки земли, где весной должны были расцвести прекрасные цветы – гордость Вары Бальнир. Он услышал, как Джоран и Джарим вышли за ним из конюшни, но не оглянулся на них, уставившись на рыцаря, закованного в...

– Доспехи! – выдохнул Артас. – Что случилось?

– Расскажу по дороге, – мрачно ответил Утер. – Я пошлю кого-нибудь за вашей лошадью, принц Артас. Непреклонный быстро довезет во дворец нас обоих, – он наклонился, взял своей огромной рукой Артаса и поднял мальчика в воздух, будто тот был не тяжелее перышка. Вара вышла из дома, услышав ржание лошади, мчащейся на полном скаку. Она вытерла руки о полотенце, а нос все равно был в пятнах от муки. Ее большие синие глаза тревожно посмотрели на мужа. Утер вежливо кивнул ей.

– Мы побеседуем в следующий раз, – сказал Утер. – Мадам, – в приветствии он коснулся лба рукой, закованной в латную перчатку, залез на своего – тоже закованного в броню – Верного, и животное тут же понеслось вперед.

Рука Утера держали Артаса, словно стальные оковы. Хотя мальчику было боязно, он все равно пытался выскользнуть из цепкой хватки.

– Я умею ездить верхом, – раздраженно сказал он, когда уже стало невмоготу. – Лучше скажите, что случилось.

– Прибыл гонец из Южнобережья. Он принес плохие вести. Несколько дней назад сотни небольших судов причалили к нашим берегам с беженцами из Штормграда, – начал рассказывать Утер. Руку свою он не отпускал. Артас признал поражение в этой бессмысленной борьбе и вытянул шею, как губка впитывая слова рыцаря – его большие глаза цвета морской волны не отрывались от мрачного лица Утера. – Штормград пал.

– Что? Штормград? Как? Кто? Что...

– Мы скоро это узнаем. Выживших, включая принца Вариана, ведет Защитник Штормграда, Андуин Лотар. Он, принц Вариан и остальные будут в Столице через несколько дней. Лотар предупредил нас, что у него тревожные вести. Раз кто-то уничтожил Штормград, сомневаться в этом не приходится. Мне было приказано найти и вернуть вас. Вы не можете в такой момент играть с простолюдинами.

Ошеломленный Артас отвернулся от рыцаря и схватился руками за гриву Непреклонного. Штормград! Он никогда не был там, но слышал о нем истории. Это был могущественный город, с высокими каменными стенами и красивыми домами. В то же время это была крепость, которая могла устоять под сильными ветрами, отчего и получила свое название. Невозможно было даже подумать, что бы он мог пасть – кто или что могло быть таким сильным, чтобы захватить этот город?

– Сколько людей с ним? – спросил он как можно громче, чтобы перекричать стук копыт.

– Неизвестно. Но немало, уж точно. Гонец сообщил, что придут все, кому удалось выжить.

Выжить после чего?

– А принц Вариан? – Он знал Вариана так же, как знал имена всех соседних королей, королев, принцев и принцесс. Внезапно его пронзил холод. Утер упомянул Вариана, но отца принца, Короля Ллейна, нет...

– Он скоро станет Королем Варианом. Король Ллейн пал вместе с Штормградом.

Весть о потере одного человека поразила Артаса сильнее, чем мысль о тысяче людей, лишившихся крова. Артасу была дорога его семья: сестра Калия, мать, королева Лианна, и, конечно же, король Теренас. Он знал, как некоторые правители относятся к своей родне, и понимал, что уж в его-то семье все было прекрасно. Потерять свой город, свой уклад жизни, своего отца...

– Бедный Вариан, – сказал он, на глаза ему навернулись слезы.

Утер неловко потрепал его по плечу.

– Да, – сказал он. – У парня наступили тяжелые дни.

Артас внезапно задрожал, но не от холода яркого зимнего дня. Солнечный полдень, голубое небо и холмистый край, укрытый снегом, в его глазах внезапно потемнели.


Несколько дней спустя Артас пришел на крепостные валы замка, принеся Фалрику, одному из охранников, дымящую на холоде кружку горячего чая. Подобные визиты Артаса, как и вылазки к семье Бальмира или к посудомойкам в замке, камердинерам, кузнецам, или вообще к любому слуге королевского двора, были обычным делом. Теренас лишь вздыхал, но Артас знал, что никто никогда не накажет его за то, что он общался со своими подданными. Иногда он даже задумывался, а не одобряет ли его отец.

Фалрик благодарно улыбнулся и низко поклонился, стянул свои рукавицы и начал греть замерзшие руки о кружку. Бледно-серые небеса, казалось, должны были разразиться снегопадом, но погода пока что была ясная. Артас прислонился к стене, уткнувшись подбородком в скрещенные руки. Он смотрел на белые холмы Тирисфаля, которые шли через Серебряный Бор до самого Южнобережья. Дорога, по которой шли Андуин Лотар, маг Крас и принц Вариан.

– Есть хоть что-то о них?

– Нет, Ваше Высочество, – ответил Фалрик, хлюпая чаем. – Они могут явиться сегодня, завтра, а может, через день. Если вы желаете хоть мельком увидеть их, сэр, вам придется подождать.

Артас с усмешкой бросил на него взгляд, его глаза радостно сверкнули.

– Всяко лучше, чем уроки, – заявил он.

– Что ж, сэр, вам лучше знать, – мудро ответил Фалрик, чуть не засмеявшись в ответ.

Пока охранник пил из кружки, Артас вздыхал и всматривался вдаль вдоль дороги, как делал прежде уже десятки раз. Поначалу ему это казалось захватывающим, но теперь ему стало скучно. Ему захотелось пойти и узнать, как поживает жеребенок Светлогривой, и он уже было подумывал, как лучше всего на несколько часов незаметно сбежать из замка. Фалрик был прав. Лотар и Вариан могли быть еще в нескольких днях пути, если не...

Артас моргнул. Он медленно поднял свой подбородок и прищурил глаза.

– Они идут! – вскрикнул он, указывая вдаль.

Фалрик немедля бросился в сторону, куда указывал принц, совсем забыв о кружке. Он кивнул.

– У вас зоркие глаза, принц Артас! Марвин! – закричал он. Другой солдат посмотрел на него. – Иди, доложи королю, что Лотар и Вариан на подходе в город. Они будут здесь через час.

– Да, капитан, – отсалютовал тот.

– Я это сделаю! Я пойду к отцу! – сказал Артас, тут же сорвавшись с места. Марвин замялся, глядя на своего капитана, но Артас был настроен решительно. Он помчался вниз, перепрыгивая ступени, заскользил по льду в конце лестницы и вбежал во внутренний двор, притормозив лишь у тронного зала, пытаясь отдышаться. В этот день Теренас принимал народ, выслушивал его жалобы и старался помочь.

Артас откинул назад капюшон своего богато расшитого красного плаща из рунной ткани. Он глубоко вздохнул, отчего легкий пар сорвался с губ, и кивнул двум охранникам, которые тут же отдали ему честь и открыли перед ним ворота.