- Ранульф, моя любовь! О, я думала, ты поверил его лжи и ненавидишь меня.

Он поцеловал ее распухшую щеку, пригладил спутанные волосы на виске.

- Я все объясню потом, когда мы будем в безопасности.

- Но как тебе удалось бежать?

- Служанка Дженет рискнула своей жизнью ради нас.

Моргана повернулась, чтобы поблагодарить девушку, и та храбро улыбнулась.

- Никто раньше не был так добр ко мне, миледи. Я бы сделала это снова, несмотря ни на что.

Моргана встала.

- Ранульф, почему ты вообще пришел в замок Линдси? Неужели ты надеялся спасти меня одной храбростью?

- Хорошим бы я был мужем, если бы не попытался выручить тебя! Мы надеялись, что наш маскарад поможет продержаться, пока сэр Диллис и Десмонд со своими людьми не разблокируют вход тоннеля. Теперь, с помощью Дженет, Дэффид впустил наш отряд в замок, но опасность еще не миновала.

- Главное, мы вместе. Обними меня. На минуточку. Я хочу убедиться, что ты настоящий, и кошмар закончился.

Он так прижал ее к своей груди, что она почувствовала ритмичное биение его сердца, затем отпустил.

- Нельзя медлить, любимая. Ты можешь надеть что-нибудь, пока я выясню обстановку?

Моргана кивнула. Подошла Дженет:

- Я помогу миледи. Нужно спешить. Лестница окутана дымом. Кто-то поджег парадный зал.

К тому времени, когда Ранульф нашел лестничную площадку, дым сгустился и почернел. Кашляя и задыхаясь, он вернулся в спальню и закрыл дверь.

- С этой стороны нас не достать, окно слишком высоко, но и нам этим путем не выбраться. Придется попытать удачи в тоннеле.

Моргана, уже надевшая пару обтягивающих штанов Линдси и льняную рубашку, почти пришла в себя.

- Линдси вооружен, - сказала она, беря кинжал.

- Да. Он опасен, но, думаю, слишком дорожит своей шкурой. Он уже на полпути к побережью, бежит в одну из крепостей своих союзников. С ним я разберусь позже.

Комнату уже заволокло серым дымом, просачивающимся сквозь щели между дверными досками. Вынув факел из гнезда в стене, Ранульф шагнул в камин, сделав знак женщинам следовать за ним. Моргана пропустила Дженет и замкнула маленькую процессию со свечой в руке.

Факел и свеча помогали мало, так как проход был узок и извилист. Они могли видеть лишь на несколько шагов вперед. Запах дыма и гари усилился, когда они спустились на нижний уровень, никто из них не проронил ни слова: все трое со страхом понимали, что, если пожар заблокировал выход, они оказались в смертельной ловушке огня.

Дым ел глаза, и стало невыносимо жарко, когда они двигались внутри стены парадного зала. Толстая каменная кладка заглушила грохот падающих камней: в зале провалился потолок. Узкий коридор неожиданно повернул и расширился, наклонный пол стал скользким. Порыв холодного воздуха встретил их, обдав запахом моря. Они вздохнули свободнее.

Эта дорога, похоже, не была связана с тоннелем, которым привели Моргану. Коридор был прорублен ниже, в самой скале. Вдали показался дневной свет. Моргана не отрывала глаз от рубашки Ранульфа: не из страха потеряться, а чтобы убедить себя в его присутствии. Столько вопросов роилось в ее голове, но время для них еще не пришло. Достаточно было знать, что он ее любит.

- Осторожно!

Ранульф предостерегающе поднял руку. Он что-то услышал впереди. Скорее всего, какая-то зверюшка зашевелилась в своей подземной норке, но только глупец не думает о предосторожности. До моря рукой подать. Новый порыв ветра загасил факел и свечу Морганы. Теперь только слабый свет впереди вел их.

- Уже недалеко, - ободрил Ранульф и исчез. Мгновенно; все случилось так быстро, что впоследствии они не могли вспомнить порядок событий.

- Ранульф! - в тревоге вскрикнула Моргана.

- Ты ее не получишь! - раздался рев совсем рядом.

Вскрикнула Дженет. Ее пронзительный крик тут же оборвался. Что-то теплое плеснуло на руку Морганы, ее отбросило в сторону, и она растянулась на скользком полу. Из темноты раздавались проклятья и хрюканье.

Какая- то фигура стремительно приближалась из противоположного конца тоннеля, высоко держа факел. Моргана подняла кинжал, но узнала солдата из своего замка. Он обнажил меч и бросился на помощь Ранульфу, но был отброшен сильным ударом. Колеблющийся свет факела выхватил ужасную картину: мертвую Дженет на полу с перерезанным горлом. Это не вода, а ее кровь брызнула на Моргану.

Моргана увидела мелкую канаву, в которой поскользнулся Ранульф. Теперь он уже вскочил на ноги и обнажил меч, готовый к бою с Линдси. Его лицо было искажено праведным гневом, лезвие меча мелькало в воздухе серебряной молнией. Враг хорошо защищался, но не ему было соперничать с Ранульфом в ловкости и силе. Его рука уже устала, плечо горело.

Тут Линдси увидел Моргану, и его взгляд стал совершенно диким. Она поняла, что Дженет он убил по ошибке. Ее жизнь висела на волоске, и только мужской костюм спас ее от неминуемой смерти. Она задрожала.

- Защищайся! - рявкнул Ранульф, когда Линдси на мгновение опустил меч.

Сталь звенела о сталь. Пространство было слишком тесным для боя, но Ранульф имел преимущество в силе перед ослепленным яростью Линдси. Исход поединка был предрешен. Но тут Ранульф поскользнулся в луже крови и зашатался, ища опору. Линдси кинулся на него, его меч зловеще сверкнул в тусклом свете.

- Нет!

Моргана бросилась вперед и оттолкнула его руку. Ее быстрая реакция спасла Ранульфа. Со звериным ревом Линдси отшвырнул ее, и она ударилась о стену. Кусок скалы, за который она ухватилась, обломился под ее рукой. Падение оглушило ее, и теперь она могла лишь беспомощно наблюдать за поединком.

Ранульф обрел опору под ногами и теснил Линдси, парируя его удары и нанося свои, пока не загнал усталого, вспотевшего противника в каменный тупик.

Снова и снова меч встречал меч. Темно-красная полоса показалась на плече Линдси, не успевшего вовремя отскочить. Однако он снова атаковал и уже поздравлял себя с победой, но тут Ранульф изловчился и нанес ему внезапный удар в грудь. Меч прошел насквозь и чиркнул острием о каменную стену. Странный звук раздался в ушах всех участников драмы - словно звякнул надтреснутый колокол.

Линдси мгновение изумленно смотрел на свою грудь. Оружие выпало из его ослабшей руки. Ранульф выдернул свой меч, и умирающий мигнул один раз, второй, открыл рот, будто хотел что-то сказать, но не смог издать ни единого звука. Кровавая цена появилась в уголке его рта, взгляд затуманился, и тело, уже мертвое, тихо скользнуло на пол.

Ранульф опустил меч и вытер пот с глаз. Моргана поднялась, он подошел к ней и притянул к себе. Ее руки обвили его, прижимая с такой неожиданной силой, что ему казалось, она сейчас задушит его.

- Ранульф! Все кончилось! Все наконец кончилось.

Он нежно приподнял ее голову, поцеловал сладкие губы.

- Нет, моя любовь. Все только начинается.

Эпилог

Солнце сверкало на сине-зеленых водах океана под высокими стенами замка. Волны журчали так же нежно, как звуки лютни Ранульфа. Моргана облокотилась о парапет, наблюдая за кружащимися с громким криком морскими птицами.

На востоке яркие знамена и веселые полосатые палатки протянулись от замка до деревни. Завтра состоится пышная церемония, вассалы обновят присягу, а затем - турнир, состязания и празднества, каких давно не видел замок Гриффин.

Ранульф нежно положил лютню Оуэна Гриффина на подушки и взял Моргану за руку.

- Хватит песен, любимая, а то нас скоро найдут.

Моргана улыбнулась.

- Да, и призовут выполнять наши обязанности. Но пока можно представить, что мы просто беспечные влюбленные, а не хозяева, которым положено суетиться и хлопотать.

Обнявшись, они гуляли вдоль парапета. Отсюда не было видно руин замка Линдси, но ужасные события недавних дней оставили свой отпечаток и на людях. Моргана утеряла былую вспыльчивость, зато усилилась ее способность любить и находить радость в мельчайших вещах. Ранульф вспомнил некий вечер в пиршественном зале короля Эдуарда. Кто бы мог подумать, что такое счастье расцветет из столь малообещающего начала?

Он заметил что-то интересное.

- Взгляни!

Далеко внизу через маленький двор шла Бронуин, а в нескольких ярдах за нею - рыжеволосый рыцарь. Ранульф сел на одну из скамей и посадил Моргану к себе на колени.

- Как ты думаешь, Бронуин когда-нибудь простит Десмонда за то, что он обвинил тебя в колдовстве и убийстве?

Моргана улыбнулась и поцеловала мужа в кончик носа.

- Почему бы нет? Я же тебя простила.

В его темно-синих глазах вспыхнула тревога.

- Дорогая, если бы я мог найти способ избавить тебя от страданий, я бы сделал это.

- Тише, я знаю.

Однако Ранульф не мог оставить в покое эту тему, как будто пробуя, болит ли еще старая рана.